Александр Лукович: «Лазович не дает мне шансов разговаривать на русском»

Разговор с сербским защитником «Зенита» состоялся после одной из тренировок на базе в Удельной. Игроки только закончили обедать, а мы уже расположились с Луковичем на удобных диванах. Но перед этим Александр обсудил какие-то насущные вопросы с Данко Лазовичем.

— С Данко вы, естественно, разговариваете на сербском, а по-русски уже что-нибудь понимаете?
— Уже начал понимать многое. Правда, когда говорят не очень быстро. Но в будущем я просто уверен, что выучу ваш язык. Для меня это вопрос принципа: я должен его выучить из уважения к другим людям, к вашей стране. Да и потом, так мне будет проще здесь жить. Например, я играл в Италии четыре года, и язык выучил хорошо — это очень помогло мне адаптироваться. Но в «Удинезе» у меня не было партнеров по команде, которые могли бы говорить на сербском. А здесь, в «Зените», понимаете, очень сложно выучить русский, когда в твоей команде играет Лазович. А до этого играл еще и Крижанац. У меня вообще нет шансов долго и много разговаривать на русском.

— Но Данко ведь уже говорит на русском?
— Ну, что сказать... Данко больше меня в России на полгода. И я знаю, что для него тоже было принципиально выучить ваш язык. А вообще мы близкие друзья. Я знаю его 15 лет. Мы играли с ним вместе еще детьми, больше 10 лет назад выходили на поле. И здесь проводим много времени вместе.

— Наверняка не только на футбольном поле, но и после игр и тренировок?
— Разумеется, и очень часто. Ходим с семьями в рестораны и друг к другу в гости.

— В прошлом году после матча с «Крыльями», когда «Зениту» вручали золотые медали за победу в чемпионате, вы с Данко кричали в телевизионные камеры: «Русские — наши братья-славяне!» Действительно ли наши страны так похожи?
— Во-первых, скажу, что у нас в стране русских действительно воспринимают как братьев. А во-вторых, у наших наций очень много похожих черт. Поэтому я и счастлив в Санкт-Петербурге, ведь нахожусь здесь среди своих друзей и близких по духу людей. И адаптироваться в России мне было просто. Плюс к тому — у нас в «Зените» сложилась одна большая семья. И в таком коллективе проще добиваться результата.

— Для вас в нашей стране не было сюрпризов, как, например, для Николаса Ломбертса, который почти сразу же по приезде в Санкт-Петербург познакомился с особенностями работы российских гаишников?
— (Смеется.) У меня опыта общения с вашей полицией еще не было. Возможно — потому, что я очень мало где бываю. Мой обычный график — это тренировка и дом. Иногда мы с семьей выбираемся куда-нибудь покушать. Иногда я обедаю на базе. Да и сюрпризов для меня никаких не было, тем более что Данко, перед тем как я перешел в «Зенит», очень много рассказывал и о вашей стране, и о Санкт-Петербурге. Я знал, куда еду.

— Семья живет с вами в Петербурге постоянно или время от времени приезжает сюда?
— Они всегда рядом со мной. Только когда у меня предсезонные сборы, они уезжают в Сербию на каникулы. Считаю, что без семьи жить невозможно, для меня это очень важно, как и для любого другого футболиста. Если близкие рядом с тобой — значит, у тебя и в карьере все будет нормально. Я счастлив, что они рядом.

— Если можно, расскажите немного о семье. Знаем, что у вас двое маленьких детей...
— Вы правы. Но начнем с жены. Ее зовут Слажена. Моего сына зовут Андрей — ему 4 года, а дочку — Уна, ей чуть больше годика.

— Андрей — популярное в России имя. Почему решили сына так назвать?
— Я люблю это имя — это была моя идея, а жена согласилась. Андрей родился в 2007 году, а тогда я даже и предполагать не мог, что когда-нибудь окажусь в России и буду здесь играть в футбол. Поэтому имя Андрей родилось не в России.

— Как долго вы знакомы с супругой?
— Мы женаты 5 лет, но вместе дольше — уже 9 лет. А знаю я ее уже больше 10 лет. На самом деле мы из одного города в Сербии. И жили в соседних домах. Ее родители знали моих родителей. Так что мы уже очень давно друг другу знаем.

— Многие мужчины считают, что невозможно много лет подряд прожить с одной и той же женщиной. Вы, судя по всему, придерживаетесь другого мнения?
— Вы знаете, мы с супругой очень подходим друг другу, отсюда рождается и взаимопонимание. Без лишних слов могу сказать, что я счастлив быть вместе с этой женщиной. У нас двое детей и отличная жизнь.

— Как вы проводите свободное время?
— В музеи и на выставки нам пока попасть не удалось. В основном гуляем по центру города. Он прекрасен — особенно когда тепло. Живем в 15 минутах езды от базы, но место очень удобное и до центра доехать тоже можно быстро. Вообще свободного времени не много — у нас постоянные игры и тренировки.

— Для вас не тяжело жить в петербургском климате?
— Хотите честно? Я обожаю снег и холод. Мне не верят, когда я это говорю, но это правда. Ведь у нас в Сербии в январе — феврале тоже довольно холодно. Кстати, мои дети тоже любят зиму, любят играть и валяться на снегу.

— Томаш Губочан рассказывал нам, что любит зиму за то, что можно покататься на сноуборде. Вы подобными вещами увлекаетесь?
— Экстремальные виды спорта не люблю. Мне по душе волейбол, баскетбол и теннис. Когда есть свободное время, я могу спокойно пойти поиграть в баскетбол. Можно сказать, что это мое хобби.

— Теннис в Сербии сейчас на подъеме...
— Еще бы! Джокович — просто феноменальный игрок. Выиграть столько раз подряд у Надаля, плюс выиграть все крупные турниры в первой части сезона — это фантастика! Я всегда смотрю его матчи, когда есть время. В основном это происходит в те минуты, когда дети уже спят. А вообще в Сербии сейчас много отличных теннисистов, и этот вид спорта стал очень популярным.

— Кого-нибудь из сербских теннисистов лично знаете?
— Типсаревича и Троицки. Последний — мой хороший друг. В прошлом году он играл на турнире в Петербурге, и я, естественно, ходил на все его матчи. Сейчас у него все складывается очень неплохо, он 16-й в мировом рейтинге.

— А вообще тяжело быть отцом двух маленьких детей?
— Это прекрасно, я горд за себя! Дети — мой главный успех в жизни. Их рождение — это лучшее, что со мной случалось. Каждый раз я с удовольствием провожу с ними время, никогда не устаю.

— У ваших детей есть бабушки и дедушки?
— Да, и у меня и у супруги с родителями все в порядке. Более того, у моих детей есть даже прабабушка и прадедушка. И они обожают проводить с ними время. Когда малыши в Сербии, они всегда находятся только с прабабушкой и прадедушкой. Как и я когда-то в детстве.

— Три главные вещи в вашей жизни?
— Семья — самое главное, здоровье и футбол, потому что это дело, которое дает мне очень многое в жизни. Благодаря ему я сейчас живу в России, работаю в таком замечательном клубе, как «Зенит». Вы знаете, не скрою, что у меня были проблемы в Италии. Я не чувствовал эту страну до конца своей, мне там нередко было некомфортно. Потому что там все другое: люди, менталитет. А здесь наоборот — все свое. Я уже адаптировался и фанатам «Зенита» могу сказать, что они еще не видели моей лучшей игры. Я уверен, что в будущем я буду играть намного эффективнее.

— Вы сказали «семья, здоровье и футбол», а вот Томаш Губочан, долго думая над третьим словом, все-таки сказал «любовь»...
— Для меня семья и любовь — это неразлучные понятия.