Константин Зырянов: «В Мюнхене думали о том, как бы не проиграть крупно»

Автор «гола для Эрмитажа» в домашней игре с «Баварией» по просьбе «ProЗенита» вспоминает, как три года назад команда настраивалась на игру с немецким грандом и когда пришло понимание, что в футбол играют не небожители, а люди.

— Константин, хорошо помните свои ощущения накануне матчей с «Баварией» в 2008-м?
— А что у нас было в том году с ними? Дайте вспомнить...

— Ну, после того, как вы феерически прошли «Марсель», жеребьевка уготовила вам в соперники немецкого гранда.
— Конечно, выступления в том розыгрыше Кубка УЕФА не забыть. Помню, что всем было понятно: в финале будет играть «Бавария». Поэтому жеребьевку встретили весьма спокойно. Обреченности не было, разумеется, но и победы от себя мы особо не ждали тогда.

— А каково вам было выходить на поле стадиона в Мюнхене в первом матче?
— Безусловно, волнение присутствовало, и думаю, что не у меня одного. В матче такого уровня, при таком количестве зрителей, как было на «Альянс-арене», никто из нас до этого не играл.

— И на что настраивались?
— Наверное, на то, как бы крупно не проиграть. Когда счет стал 1:0 в пользу «Баварии», о другом думать уже не могли. И вряд ли в тот момент кто-то верил в наш успех не только среди наших игроков, но, возможно, и среди болельщиков.

— А потом, когда Файзулин сравнял счет с помощью головы Лусио, вы тоже подумали, что вам порядком везет? Сам Виктор назвал это именно так.
— Я бы так не сказал. Во втором тайме мы прилично прибавили, насколько я помню, и после ответного мяча могли забить еще. Уже в конце игры немцы прижали нас к воротам, но и тогда особо опасных моментов им не удавалось создавать. Поэтому только везением объяснить тот результат не совсем правильно – мы тоже постарались.

— После 1:1 в гостях ответная игра на «Петровском» воспринималась уже несколько иначе?
— В то время поле было далеко не в идеальном состоянии, и это, безусловно, было нам на руку. Сопернику нужно было забивать минимум один мяч, притом что комбинировать на таком газоне весьма проблематично. Нам же к подобным условиям привыкать не приходилось – до этого уже были обыграны и «Марсель», и «Вильярреал». Так что поле было за нас, стадион, конечно же, тоже, и нам оставалось только не пропустить. Что мы и сделали.

— Кстати, тот поединок считается у нас эталонным с точки зрения боления на стадионе: все как один освистывали соперников, когда было нужно, единодушно гнали вас вперед. Это чувствовалось на поле?
— Честно говоря, на себе я этого не ощутил тогда. Но совершенно уверенно могу сказать, что у нас на «Петровском» поддержка всегда что надо.

— Сама игра для «Зенита» сложилась практически идеально, не так ли?
— Да, можно сказать, что все было идеально: мы забили быстрый гол, и это во многом предопределило результат всего матча.

— Но ваш гол можно смело назвать заслуживающим места среди экспонатов Эрмитажа. На интуиции тогда поразили ворота Кана или увидели все-таки, что вратарь стоит на прямых ногах и надо бить в дальний?
— Да, гол действительно получился очень красивым, тут я с вами спорить не буду. Ну а удар в том эпизоде был не так важен, как обводка, которая у меня получилась перед ним, – на замахе удалось обыграть разом двух защитников соперника.

— После той игры были ощущения, что кубок уже ваш? Ведь фаворитом в финале явно стал «Зенит».
— Нет, фаворитами я бы нас тогда не назвал. «Глазго Рейнджерс» в том розыгрыше играл очень прилично, и голыми руками такую команду вряд ли можно было взять. Сейчас, может быть, про нас говорят, что «Зенит» – в каждом матче фаворит, а тогда про нас так еще не думали.

— А такие футбольные звезды, как Рибери, Кан, Швайнштайгер, попали для вас в разряд обычных людей после полуфинальных поединков? Или вы никогда никого не превозносили и так?
— Наверное, нам всем уже после первого матча стало понятно, что это люди, а не небожители.

— Кого из нынешнего состава «Баварии» вы бы могли выделить?
— Если честно, никого, так как не видел ни одной игры «Баварии» в этом сезоне. По именам выделил бы Тимощука, наверное.