Сергей Семак: «Дети и семья для Спаллетти и Бердыева — святое»

Два с половиной года он был капитаном в команде Курбана Бердыева, а с августа 2010-го работает с Лучано Спаллетти. Так что лучшего собеседника перед матчем «Зенит» — «Рубин» не найти. Жаль, в воскресенье Сергей Семак на поле точно не появится: 35-летний хавбек по-прежнему восстанавливается после перелома плюсневой кости.

— Вы рассказывали мне, что когда-то в «Москве» Леонид Слуцкий вместо установки позвал на базу ребят из Comedy Club. А у Бердыева или Спаллетти сюрпризы на установках были?
— Нет. Проходят они по-разному. Курбан Бекиевич подбирает ключи к каждому конкретному сопернику. Делает все, чтобы команде играть было проще и понятнее. У Спаллетти любой матч - главный, в котором нужно побеждать. И никакого индивидуального настроя уже не требуется.

— У кого из них «теория» длится дольше?
— У Бердыева. В «Зените» два теоретических занятия в неделю. Минут тридцать - сорок разбираем собственную игру. Перед матчем столько же изучаем противника. В «Рубине» послематчевый разбор порой растягивается на два дня. Перед игрой то одна «теория», то две. Зависит от соперника.

— А у кого тренировки тяжелее?
— Во время сезона — у Спаллетти. На сборах же прилично нагружают оба тренера.

— После чемпионства Бердыев плясал в раздевалке, Спаллетти в мороз раздевался по пояс и бежал к фанатской трибуне. Чей поступок вас больше удивил?
— Рассуждать о том, кто больше удивил, кто меньше - неправильно по сути. У каждого свой характер. В зависимости от него и можно оценивать остроту каких-то поступков. Спаллетти раздел-ся в знак солидарности с болельщиками. Бердыев, человек сдержанный и закрытый, дал волю эмоциям уже в кругу своих. Если не брать в расчет нескольких журналистов, которые и засняли его танец на видео.

— Хоть что-то общее между ними есть?
— Спаллетти, конечно, по-европейски более раскован. Но сказать, что они с Бердыевым полная противоположность, нельзя. Прежде всего объединяет их фанатичная любовь к футболу, о котором оба, кажется, думают 24 часа в сутки.

— Плюс не пьют и не курят.
— Бердыев — точно. Спаллетти с сигаретой не замечал, а вот насчет алкоголя — не в курсе. Как любой итальянец, он наверняка может позволить себе за обедом бокал вина, которое в Италии и за алкоголь-то не считают.

— «Рубин» в этом году видели?
— Разумеется. По возможности смотрю матчи бывшей команды.

— Впечатление?
— «Рубин» сейчас другой — больше контроля над мячом, много интересных комбинаций. К этому еще в прошлом сезоне были предпосылки. Правда, для такой игры необходимы исполнители. А их не хватает. Карлос Эдуарду никак не восстановится, много пропустил из-за травмы Касаев. Отсюда и потери очков.

— Сергей Рыжиков говорит, что благодаря Бердыеву научился лучше понимать футбол. Готовы повторить?
— Нет. В «Рубин» я попал уже сформировавшимся футболистом. Да что там — ветераном! Мне было 32. В таком возрасте у игрока свои взгляды, и переделать его трудно. Но работать с Бердыевым комфортно. С первой же встречи в Москве произвел на меня приятное впечатление, хотя до перехода в «Рубин» близко его не знал. Видно, что он хочет расти как тренер. Развиваться, впитывать все лучшее, что есть в современном футболе.

— Качество прекрасное само по себе. Но особенно - для тренера, который дважды выигрывал чемпионат.
— В том-то и дело! Поэтому и приглашают в Казань иностранных тренеров по физподготовке. Первым был испанец Рауль Гонсалес, затем взяли еще и австрийца Гюнтера Горенцеля. Бердыев не стоит на месте.

— Например?
— Дети, семья — для обоих святое. Если речь шла о здоровье ребенка или беременной супруги, Курбан Бекиевич шел навстречу. Даже когда отлучиться надо было перед матчами Лиги чемпионов. Говорил: «Сережа, сколько нужно времени — столько и пробудь дома». Аналогичная ситуация была зимой в «Зените». Я объяснил Спаллетти, что Ане скоро рожать, но возникли проблемы, которые требуют моего срочного присутствия. Он сразу отпустил на пару дней со сбора в Эмиратах.

— А случалось явиться к кому-то из них с просьбой и услышать отказ?
— Нет. Наверное, потому, что не так уж часто о чем-то прошу.

— Когда в последний раз говорили с Бердыевым?
— Уход в «Зенит», к счастью, на наши отношения не повлиял. Курбану Бекиевичу звонил, как раз возвращаясь из Эмиратов. Он моментально свел с людьми, которые помогли Ане. Она в это время находилась в Казани, где Бердыева знают все. Он пользуется таким уважением, что в любой клинике к Ане всегда было повышенное внимание и забота.

— Самая большая задержка по зарплате, которая случалась в «Рубине» и «Зените»?
— В «Зените» задержки были незначительные, в «Рубине» — несколько месяцев.

— По словам Александра Кержакова, «Зенит» неизменно живет в лучших отелях и летает на «Боинге». Как в этом смысле у «Рубина»?
— За комфортом там никто не гонится. При выборе гостиницы руководствуются не количеством звезд на фасаде, а близостью к стадиону. Иногда мы жили в весьма скромных условиях. «Боингом» летали разве что на Лигу чемпионов. По России брали «Ту» или «Як». А на сборы нередко отправлялись регулярными рейсами.

— Для Романа Широкова место с самой сильной энергетикой в Петербурге — «Петровский» в день матча. А для вас?
— Тоже. Тут двух мнений быть не может.

— А в Казани?
— Там болеют иначе — о такой ауре, как на «Петровском», остается лишь мечтать. Поэтому назову ансамбль Раифского монастыря. Невероятно красивое место с потрясающей энергетикой. Есть озеро, можно на лодочке покататься. Кстати, в Петербурге мы поселились недалеко от монастыря Иоанна Кронштадтского.

— Квартиру снимаете?
— Таунхаус. В таком же и в Казани жили.

— У вас ведь там собственный дом?
— Таунхаус брали в аренду. В своем доме пожить не успели.

— Теперь продаете?
— Зачем? Пусть стоит. Участок в хорошем районе. Пока играешь, недвижимость надо покупать. Продавать будем, когда закончу.

— Где жилье проще найти?
— Думал, в Питере. Однако для нашей большой семьи это все равно оказалось нелегко. Выбор был крайне ограничен. Это не Москва, где за полчаса снимешь что угодно.

— Когда на «Рубин» в Казани будут ходить так же, как на «Зенит» — в Петербурге?
— Дело в традициях. Питер — город футбольный. О Казани этого не скажешь. И даже две победы «Рубина» в чемпионате быстро изменить ситуацию не в силах. Хотя сдвиги есть.

— У Кержакова однажды попросили автограф в туалете кинотеатра. Самые неожиданные места, где просили у вас — в Казани и Петербурге?
— В туалете, слава богу, оставляют в покое. Там никто ни о чем не просил. Автографы обычно раздаю в магазине, ресторане, аэропорту или на улице.

— Алан Касаев, у которого осталась квартира в Петербурге, говорил мне: «Город - чудесный. Но всегда угнетала погода с октября по апрель. Сыро, ветрено, мало солнца». Вас не угнетает?
— Казань в этом плане тоже не подарок. С реки, на которой стоит город, задувает будь здоров. Зимой морозы под тридцать градусов.

— Зато, наверное, пробок меньше?
— Ошибаетесь. Был я в Казани накануне Нового года. Город практически стоял. Снега намело, а убирать никто не спешил. С этим вообще везде беда — кроме Москвы. К Универсиаде в Казани обещают построить дорожные развязки, которые должны хоть немного ее разгрузить.

— Куда бы первым делом вы повели человека в Казани и Петербурге, чтобы он влюбился в эти города?
— В Казани — в Кремль, Раифский монастырь. Прокатились бы по Волге на острова, съездили бы к речке Свияге. А в Питере каждый день можно открывать для себя что-то новое. Прямо глаза разбегаются! Петергоф, курортная зона Сестрорецка, Эрмитаж, Русский музей, Мариинский театр, Адмиралтейство, Кронштадт… И мне, и детям здесь, конечно, интереснее.

— Прошлой осенью вы проводили в Петербурге выставку картин художника Владимира Маслова из собственной коллекции. Среди игроков «Рубина» и «Зенита» живописью еще кто-нибудь интересуется?
— Кажется, нет. Из футболистов там никого не было. Только уточню — выставку проводил не я, а супруга. Я сам-то живописью увлекся благодаря Ане. Когда-то ее отец в Тверской области занимался организацией выставок. Он и познакомил нас с Масловым. Художник изумительный. Мне очень нравятся его работы. Многие из них хранятся в Третьяковке, Русском музее. Если не видели — рекомендую.