Всегда в «Зените»

Интервью Президента футбольного клуба «Зенит» Александра Дюкова журналу «Советский спорт. Футбол»

Александр Валерьевич Дюков возглавил «Зенит» лишь три года назад, но на недолгий срок его президентства приходится едва ли не больше побед и титулов питерского клуба, чем за все предыдущие десятилетия. Считайте: Кубок УЕФА, Суперкубок Европы, аналогичные трофеи российского масштаба, золото и бронза национального чемпионата… Болельщики скажут: фартовый мужик. И только? Слишком простое объяснение…

«ЗЕНИТ» — ЧЕМПИОН! И ПО ШТРАФАМ ТОЖЕ

— А вы знаете, Александр Валерьевич, что «Зенит» — уже чемпион?
— Больше скажу: и будет оставаться им как минимум до весны будущего года, пока не определится новый победитель первенства России, которое на этот раз, как известно, разыгрывается в три круга.

— Кстати, ваше отношение к новой формуле?
— Это же временно. Эпизод, необходимый для перехода на календарь «осень — весна».

— Но есть мнение, что такая формула расхолаживает ведущие клубы, поскольку на первом этапе достаточно попасть в восьмерку сильнейших, чтобы уже следующей весной всерьез включиться в борьбу за медали и места в еврокубках. А сейчас, дескать, можно расслабиться и особо не париться.
— Не думаю, что эту угрозу стоит рассматривать всерьез. Мы ведь говорим с вами о профи, которые всегда должны ответственно относиться к делу.

— Вообще-то, говоря о нынешнем чемпионстве «Зенита», я имел в виду уверенное лидерство клуба по… штрафам. Вы уже на девятьсот тысяч рублей с начала года влетели.
— Откуда такая цифра? Как считаете?

— Давайте вместе проверим. Триста тысяч за экзотические фрукты, проще говоря, за банан, показанный Роберто Карлосу из «Анжи». Двести тысяч за запрещенную пиротехнику болельщиков в матче чемпионата с ЦСКА, столько же — за нарушение регламента в игре с теми же армейцами…
— Понятно-понятно! Мы во всем пытаемся быть лучшими… Это шутка. Конечно, платить штрафы всегда неприятно — хоть ДПС, хоть РФС. Это дополнительные траты, которые не могут радовать ни один клуб, в каком бы финансовом положении он не находился. Но в данном случае, думаю, можно говорить о некоем неудачном стечении обстоятельств, а не о тенденции.

— Лучано Спаллетти сказал, что прокол с неправильной заявкой доморощенного футболиста оплатит из собственного кармана, чем облегчит ношу «Газпрома».
— Ошибку совершил клуб, и вопрос о персональной ответственности и мере наказания, в том числе — материальной, будет решаться внутри него.

— Даже если тренер готов совершить широкий жест?
— Его право, на которое никто не посягает. Я говорю о другом: стоит ли обсуждать это публично?

— Но, согласитесь, истории вроде банановой крепко бьют по репутации клуба.
— Знаете, на многотысячный стадион разные люди приходят, ко всем в душу не заглянешь. Подобные инциденты случаются не только в Питере, но и в других городах и странах. Важна реакция на случившееся. Такие эпизоды мы не оставляем без внимания, автор глупой шутки уже серьезно пострадал: он лишен сезонного абонемента на «Петровский» и вряд ли сможет попасть на трибуну в дни матчей нашей команды. Надеюсь, это станет уроком не только для него. Тем не менее, по выходке одного человека не нужно судить обо всех фанатах «Зенита».

СПАСИБО ОТЦУ

— А вы лично давно заболели футболом, Александр Валерьевич?
— Считайте, с момента, как себя помню. С раннего детства, лет с трех-четырех.

— Спасибо отцу?
— Наверное, как и у большинства мальчишек. Уже тогда в Ленинграде все жили «Зенитом» — смотрели, переживали. Папа занимался фехтованием, выполнил норматив кандидата в мастера, но, разумеется, тоже следил за футболом. Естественно, он постарался и мне привить эту любовь.

— Первый поход на стадион помните?
— Кажется, это 1974 год. «Зенит» играл с «Шахтером», матч закончился вничью — 1:1. Лет до тринадцати ходил вместе с папой, а потом чаще в компании ровесников. Летом после восьмого класса попал на производственную практику в 1-й таксомоторный парк, помогал автослесарю и заработал солидную для школьника сумму — пятнадцать рублей. Билет на стадион тогда мог стоить и 70 копеек, и рубль, смотря, в какой сектор. Так что заработанного хватило надолго, можно было не просить у родителей.

— Чемпионство 1984 года помните?
— Еще бы! «Зенит» два с лишним десятилетия жил той победой. До следующих золотых медалей.

— На выезд выбирались?
— Пока в школе учился — нет. Позже, с конца девяностых.

— За кордон?
— «Зенит» в еврокубках тогда играл лишь однажды и споткнулся на «Болонье». Все быстро закончилось… Нет, ездил по стране — в Москву, Самару, Волгоград.

— Болельщики времен вашей молодости от нынешних сильно отличаются?
— Не сказал бы. Разве что болельщицкое движение стало более сплоченным и организованным.

— Вопрос: вокруг каких идей?
— Полагаю, на почве любви к футболу и родному клубу.

— Порой — с примесью ненависти к чужому.
— Болельщик по определению не способен быть объективным. Да, иногда эмоции зашкаливают. Это есть сегодня, но так было и раньше.

- А вы когда-нибудь участвовали в потасовках с другими командами?
-Скажем, я никогда не участвовал в стычках с поклонниками других команд, зато с представителями правоохранительных органов пообщаться пришлось. Прежде милиция вела себя на стадионах весьма бесцеремонно, могла задержать болельщиков без объяснения причин. Нередко хватало клубной символики, чтобы оказаться в «воронке».

— И с вами упаковывали?
— Не без этого. Как-то взяли всю нашу компанию перед матчем с ЦСКА и отпустили через час после окончания игры. Поводом послужили зенитовские шарфы. У меня его не было, но повязали вместе с другими ребятами, отказавшимися снять атрибутику… Я тогда учился в девятом классе.

— В школу из милиции не позвонили?
— К счастью, нет. Обошлось.

ГУБИТ ЛЮДЕЙ НЕ ПИВО

— Как часто вы сейчас общаетесь с болельщиками «Зенита»?
— Есть плановые встречи перед началом и в конце сезона, а в остальное время по мере необходимости или в экстренном случае. Болельщиков у нашего клуба много. И в Петербурге, и в Москве…

— Вроде бы кремлевский фан-клуб возглавляет Дмитрий Медведев. Не обсуждали тему, когда в 2008-м привозили президенту Кубок УЕФА?
— Об этом речь не заходила. Дмитрий Анатольевич сказал, что рад любым победам российских спортсменов, хотя, допускаю, ему было вдвойне приятен успех команды из родного города…
Для нас и рядовые болельщики важны, и высокопоставленные. Всегда стараемся узнать, что думают они о команде, делаем все, чтобы людям было комфортно на трибунах во время матчей «Зенита».

— Получается?
— Работаем! К примеру, над тем, чтобы облегчить процедуру досмотра при проходе на стадион. Регулярно обсуждаем тему с полицией, помня при этом, что вопрос безопасности остается ключевым. Или, скажем, раньше зрители сетовали на скудность выбора еды на «Петровском», теперь проблема в прошлом.

— У вас даже пивом на стадионе торгуют!
— Кажется, мы первые и последние в России, кто пошел на этот эксперимент. Год миновал, и ничего страшного не случилось. Количество пьяных или происшествий с их участием на «Петровском» не увеличилось. Конечно, культура боления складывается не сразу, нужно время, но у «Зенита» такие болельщики, о которых другие клубы могут только мечтать.

— Владимир Быстров полтора года назад вкусил это счастье сполна…
— Позиция фанатов была понятна с самого начала. У них есть свой кодекс чести, свод правил, соблюдение которых обязательно для каждого. В этих принципах нет ничего плохого, если только они не начинают ущемляться права других людей. Никому нельзя переходить черту уважительного отношения к другим людям. Мы постарались наладить диалог между сторонами конфликта, максимально сблизить позиции. В итоге Володя встретился с лидерами наиболее радикально настроенных группировок, и компромисс был достигнут.

НА ВКУС И ЦВЕТ ТОВАРИЩЕЙ НЕТ

— Зато в другом деле пока подвижек нет.
— В каком?

— Тезис «В цветах «Зенита» нет черного» по-прежнему актуален.
— Это же фольклор! Такого лозунга у «Зенита» нет.

— Разумеется. Но все понимают, о чем речь. За клуб никогда не играли африканцы или другие смуглые товарищи. Может, так случайно получается, однако смахивает на тенденцию.
— Для начала скажу, что в нашей академии, например, учился темнокожий футболист, правда, он уроженец Петербурга. Болельщики его абсолютно нормально принимали. Но дело даже не в этом. Не будем же мы специально покупать или выпускать на поле игрока только из-за цвета кожи, чтобы кому-то что-то доказать. Глупо!

— Тем не менее, Петржела утверждает, что в его бытность «цветной» запрет существовал.
— Не возьмусь комментировать слова человека, при котором я не работал в клубе. Но вы можете поинтересоваться у Адвоката или Спаллетти, спросить, ставил ли кто-либо перед ними искусственные ограничения по географическому или расовому признаку. Подобного не было и не могло быть. Найдем достойного «Зенита» футболиста, договоримся о цене и условиях — возьмем. Вне всяких сомнений. Никто не станет брать в расчет национальность или вероисповедание. Это вопрос селекции и только.

— Хорошо, если так. Но впереди 2018 год, и чем он ближе, тем придирчивее станут искать в России малейшие проявления расизма, что потом гневно нас заклеймить позором.
— Могу твердо сказать, что этой теме в клубе уделяется очень большое внимание. Мы всегда участвуем в антирасистских кампаниях под эгидой ФИФА и УЕФА, регулярно проводим в школах города уроки толерантности, куда приходят игроки и тренеры. В клубе разработана специальная программа. Это не разовая акция, а цикл мероприятий, к которым мы обязательно подключаем и болельщиков. Изо дня в день, из месяца в месяц...

— Но один банан может перевесить весь позитив за год. Классика: ложка дегтя в бочке меда…
— Не стоит ответственность за решение столь серьезной проблемы полностью перекладывать на плечи футбольных клубов. В первую очередь, этим должно заниматься государство. Наверное, пора ужесточить законодательство, изменив его так, чтобы за националистические лозунги и разжигание расовой ненависти неотвратимо следовало строгое наказание. И не административное, а уголовное — с реальными тюремными сроками. Может, тогда люди станут более ответственно относиться к словам и поступкам. Пока нормативная база не располагает к этому.

ПОЗВОНИ МНЕ, ПОЗВОНИ

— Как много времени у вас, Александр Валерьевич, уходит на «Зенит»? С учетом загруженности в «Газпромнефти» и не только в этой компании.
— Не веду специальный учет, но уделяю клубу столько внимания, сколько нужно для дела.

— Это хобби для вас?
— Нет, конечно. Одно из основных занятий. Профессиональный клуб с высокими амбициями — хозяйство хлопотное и требующее постоянного участия, им нельзя заниматься факультативно.

— А управлять дистанционно? Как ни крути, вы по большей части находитесь в Москве, а «Зенит» базируется в Питере.
— Как президент я причастен к разработке стратегии развития клуба, постановке задач за сезон, решению ключевых вопросов, касающихся организации жизнедеятельности «Зенита», его трансферной и кадровой политики, коммерческой составляющей, финансирования и сотрудничества с болельщиками. Оперативной работой заняты гендиректор, различные службы и подразделения клуба, в чьи обязанности это входит. Обычная практика! Я контролирую процесс в целом, текущие дела ведут другие.

— Но ваш мобильный телефон в клубе известен многим?
— Любому работнику «Зенита», которому он может понадобиться для дела. И у меня в трубке забиты номера практически всего руководства, тренерского состава и игроков.

— С кем из футболистов общаетесь чаще?
— Пожалуй, с Александром Анюковым. Как с капитаном команды.

— В Удельную наведываетесь регулярно?
— Раз в месяц бываю. Люди работают, тренируются, зачем отвлекать их лишним приездом? С командой, если есть возможность, обычно встречаюсь вечером перед матчем. Ужинаем вместе.

— Где это происходит?
— В гостинице, куда команда заезжает накануне игры. При Адвокате жили в «Кемпински» на Мойке. Сейчас в «Невском Паласе». Все зависит от того, кто в данный момент является нашим бизнес-партнером. Пытаемся экономить…

ДЕНЬГИ В ЧУЖОМ КАРМАНЕ

— Похвально! В Москве ведь считают, что у «Зенита» денег немерено. «Газпром» за спиной — национальное достояние!
— За «Локомотивом» — РЖД. Тоже небедная организация. За «Спартаком» — «ЛУКойл».

— Но владелец-то — Леонид Федун.
— И его имя в списке «Форбс» можно найти…

— Как бы там ни было, однако по-настоящему частных клубов в России почти нет. Зато есть отдельные счастливчики, поддерживаемые госкорпорациями, и сплоченный отряд иждивенцев, кормящихся с региональных бюджетов. Может, пора привести все к единому знаменателю?
— За один присест проблему не решить. Процесс должен идти естественным путем. Вот вы назвали Федуна, нужно еще упомянуть Гинера и ЦСКА, Керимова, взявшегося помочь «Анжи». Из новичков в этом списке — «Краснодар» и Галицкий. Потихоньку перемены происходят, положительная динамика есть, но вот так, чтобы рубануть сплеча… Со временем, уверен, все откажутся от практики финансирования клубов из казенного бюджета, но давайте не забывать: в регионах футбол зачастую выполняет и социальную функцию. Это в Москве или Петербурге нет проблем с организацией досуга, а в провинции порой одна отдушина — поддержка любимой команды, поход на стадион. Как людей лишить удовольствия?

— Но хотя бы сделать бюджеты прозрачными можно? Что мешает «Зениту» раскрыться, показать доходы, расходы, зарплаты?
— Если РФС и РФПЛ примут решение, которому подчинятся все, мы готовы. По большому счету, это и так секрет полишинеля, вовлеченные люди прекрасно знают все цифры. Что касается зарплат игроков, в контрактах часто содержится пункт, препятствующий разглашению информации подобного рода. В принципе, это вполне логично. Люди хотят сохранить конфиденциальность сведений о доходах.

— А установить потолок зарплат реально? Опять-таки камень в огород «Зенита», который может перекупить практически любого игрока из нашего чемпионата, положив ему оклад вдвое-втрое больше, чем на прежнем месте. Кто же устоит перед соблазном?
— Давайте говорить так. Решение должно быть общим не только для России, но и для Европы в целом. Под ним обязаны будут подписаться все без исключения клубы, чтобы создать равные условия.

— Да мы уже сейчас засунули за пояс бедных испанцев, немцев и французов! Легко бьем нашей зарплатной ведомостью.
— Кого? Месси или Роналдо?

— Они в России не играют. Но наши середнячки получают больше тамошних. «Порту» вот приезжал, уложил на лопатки ЦСКА и «Спартак», а потом признался, что даже близко не располагает такими деньжищами.
— О «Порту» ничего не знаю, но могу сказать, что Кержаков в «Севилье» получал больше, чем сейчас в «Зените». И Аршавин ушел в «Арсенал» с повышением зарплаты. То же самое произошло и с Домингесом, уехавшим в Испанию. Так что не преувеличивайте. Конечно, и у нас есть глупые перекосы-переплаты, но опять-таки нужно время, чтобы пена осела.
О потолке зарплат было бы проще говорить, если бы Европа работала по американской модели, где, в частности, нет понизовки. Из НБА, НХЛ, НФЛ клубы ведь не вылетают в низшие лиги. Создан некий пул, который год за годом и разыгрывает чемпионат по определенной схеме. Но это совсем иная модель, на нее в Старом Свете вряд ли перейдут.

НОЖКИ ПО ОДЕЖКЕ

— Но Платини ведь предлагает по одежке протягивать ножки.
— Это другая история. Согласен, что клуб должен тратить не больше, чем зарабатывает.

— При таком раскладе вся наша Премьер-лиге окажется банкротом.
— Да, мы находимся на иной стадии развития. К сожалению. Нет у нас пока современных стадионов, за телетрансляции по-прежнему получаем гроши. Почему в Турции, где качество футбола, по крайней мере, не выше, чем в России, клубы зарабатывают на телевизионных правах триста миллионов евро, а РФПЛ — двадцать семь или двадцать восемь миллионов? На порядок меньше! С одной стороны, Лига должна повышать эффективность продаж телевизионных прав, а, с другой стороны, улучшать телевизионный продукт. Для того, чтобы все большее количество людей согласилось платить за удовольствие посмотреть футбол, надо сначала сделать лучше телекартинку. Чтобы камер на стадионе было больше, чем одна, чтобы повтор опасных моментов не запаздывал, чтобы поля были зелеными, а комментаторы не путали фамилии игроков. За зрелище top of the top отдать деньги не жалко…

— Кстати, кто из комментаторов вам симпатичен?
— НТВ Плюс и Россия 2 заметно прибавляют, много сильных профессионалов, трудно выделить одного, чтобы не обидеть остальных.

— А вот Алексею Миллеру Геннадий Орлов нравится.
— Ну, Геннадий Сергеевич — легенда питерской журналистики, корифей. У него одна проблема: уж очень он лоялен к нам. Откровенно говоря, это даже мешает нам. С другой стороны, Орлов фартовый для команды…

— Верите в такие штуки?
— Я суеверен, как и любой болельщик. В день матча обязательно совершаю определенный ритуал: в одежде, в последовательности действий… Не люблю, когда кто-то или что-то отвлекает от игры. Не раз замечал: стоит на секунду отвернуться, тут же с «Зенитом» происходит какая-нибудь неприятность. Даже на телефонные звонки во время матча почти не отвечаю, только в крайних случаях. Игорь Симутенков называет это: футбольный фэн-шуй. Он весь прошлый сезон проходил на удачу в одной и той же куртке…

ЯВКИ, ПАРОЛИ, АДРЕСА

— В нынешнем году «Зенит» на трансферном рынке был удивительно тих. Зимой вы, кажется, никого не купили?
— К нам пришел Пеньяилильо, игрок молодежной сборной Чили. За его аренду мы заплатили совсем небольшие деньги. А еще говорят, что «Зенит» расточителен… Неправда!

— И летом намерены скромничать?
— Есть определенные планы, но раскрывать их преждевременно. Рассчитываем усилить основной состав двумя-тремя новыми игроками.

— Можно ведь и старых попытаться вернуть. В прессе заходила речь об Аршавине, который все чаще остается на лавке в «Арсенале». Правда, Спаллетти высказался в том духе, что в Андрее не особо нуждается.
— Не знаю, где вы прочли такие слова Лучано. Я слышал другое: что Аршавин — сильный игрок, иметь которого в команде был бы рад любой тренер. Нет, Спаллетти высокого мнения об этом футболисте, но тут вопрос, хочет ли Аршавин возвращаться в Питер. Когда мы в последний раз разговаривали с Андреем, а было это летом прошлого года, он сказал, что надеется выиграть какой-нибудь клубный трофей в Европе.

— Зато Тимощук открытым текстом заявил, что мечтает завершить карьеру в «Шахтере» или «Зените».
— Анатолия мы считаем своим, питерским, и, конечно, всегда ждем. Но он играет за «Баварию», имеет действующий контракт. Я недавно общался с Толей, поздравлял с днем рождения. У него все в порядке в Мюнхене. В том числе, и с бытовой точки зрения. Надо учитывать и семейные обстоятельства, у Тимощука растут двое малышей… Словом, не все так просто, как может показаться. Но мы внимательно следим за всеми игроками, которые потенциально интересны «Зениту».

— Узнав, что покупатель «Зенит», продавцы не пытаются искусственно приподнять цену?
— Есть определенный страновой коэффициент, применительно к России он может доходить иногда до пятидесяти процентов, но так, чтобы специально ради нас накручивали сумму трансфера, едва ли. Отдельного зенитовского дифференциала нет, всем богатым клубам стараются отдать товар подороже, но наша задача — взять подешевле. Это общая практика. Мы всегда торгуемся.

— Агенты, на ваш взгляд, благо или зло?
— Изначально у меня было негативное отношение, но со временем я заметно смягчил его. Как люди есть разные, так и агенты. Нельзя всех мерить одним аршином. Знаю немало тех, кто берет ребят из обычных футбольных школ, по сути, в детском возрасте и терпеливо растит их, не давая сбиться с пути и помогая встать на ноги. Это требует определенных материальных затрат, отнимает время, силы. Далеко не из каждой юной звездочки получается взрослый талант, а заниматься приходится всеми... Нет, неправильно изображать агентов некими рвачами и хапугами. Они приносят футболу пользу. Если, конечно, мы говорим о настоящих профессионалах, а не о любителях поживиться за чужой счет.

СТРОЙКА ВЕКА

— Вы и ваши предшественники неоднократно декларировали намерение превратить «Зенит» в европейский клуб топ-уровня. Кого вы относите к таковым?
— Тех, кто входит в первую десятку рейтинга УЕФА.

— «Барселона», «Реал», «Манчестер», «Бавария»…
— Вы называете первую пятерку, а мы говорим о десятке. Войти в нее и стабильно там находиться.

— По Сеньке ли, извините, шапка?
— Мы же не о завтрашнем дне ведем речь. Это задача на долгосрочную перспективу. Конечно, чтобы осуществить задуманное, лишь нашего желания мало. Необходимо движение вверх всего российского футбола.

— В одиночку себя за волосы не вытащить?
— Если только ценой невероятных финансовых затрат. Но вряд ли такая расточительность будет оправдана, расходы нужно оптимизировать, стараясь повысить качество. Сомневаюсь, что в национальном чемпионате, занимающем седьмое место в рейтинге УЕФА, способна появиться команда, уровне «Барселоны» или МЮ. Если мы имеем какие-то европейские амбиции, все остальные клубы должны подтягиваться. Необходимо создавать инфраструктуру, строить новые стадионы, тренировочные базы, открывать детские спортивные школы, укреплять их финансово и организационно…

— Как, кстати, обстоят дела с вашей ареной?
— Строится. Как известно, первоначальный проект подвергся корректировке из-за того, что Россия получила право проведения чемпионата мира в 2018 году.

— Ну да. И цена подскочила в десять с лишним раз. В 2005-м речь шла о ста миллионах долларов, сейчас уже о миллиарде с хвостиком…
— Мне сложно комментировать цифры, поскольку строительство ведет город. Перед «Газпромом» ставилась задача обеспечить соответствующее бюджетное наполнение. Это было сделано еще в 2006-м, когда ряд компаний, входящих в холдинг, перерегистрировалась в Петербурге. Все, в сметы мы не лезем.

— Но уже сегодня стадион «Зенита» обещает стать вторым по затратам после нового «Уэмбли». Себестоимость одного места на трибунах составит около тринадцати тысяч евро, хотя рекомендации УЕФА ограничиваются тремя тысячами.
— Нужно учитывать, что работы идут на месте старого стадиона имени Кирова. Это не чистый greenfield, и удорожание неизбежно. Кроме того, объективно строится современный стадион, который станет одним из лучших в Европе. С закрывающейся крышей, выдвижным полем и так далее… Конечно, можно было ограничиться бюджетным вариантом, но, на мой взгляд, Петербург заслужил арену, где на высшем уровне станут проводить не только футбольные матчи, но и концерты, другие массовые шоу. Посмотрите на VELTINS-Arena в Гельзенкирхене: там и в хоккей играют, и биатлонисты бегают, и мотоциклисты кросс нарезают... В Питере, уверен, сделают не хуже. Северо-запад Европы, включая Скандинавию и Прибалтику, будет к нам съезжаться.

— Когда сможем пощупать продукт руками?
— На вручении золотых медалей вице-губернатор Осеевский в присутствии болельщиков пообещал, что в 2012 году «Зенит» будет играть на новом стадионе.

— В ранге чемпиона?
— Надеюсь. И, конечно, не по штрафам…