Василий Уткин: «Законы в нашем футболе суровы. Но какие ж они веселые!»

Истина возобладала, расправила широкие плечи, и теперь никто и никогда не сумеет просто так, росчерком пера, произвольно или даже по недосмотру, вычеркнуть доморощенного Игоря Чеминаву из числа запасных петербургского «Зенита».

О ЗАПАСНОМ ЧЕМИНАВЕ…

Вот что спасет наш футбол. Теперь мы знаем, за что неминуемо присуждаются технические поражения; во-первых, закон трактует ситуацию совершенно однозначно, а во-вторых, «Зенит», которому к роли нарушителя не привыкать, уже де-факто признал собственную ошибку (что как раз является новостью).

Итог: произведено несколько увольнений; матч сильнейших российских команд, который мы с интересом смотрели полтора часа в воскресный вечер, стал фикцией; а у «Зенита» будет «баранка» со счетом 0:3 – все это потому, что на скамейке запасных не хватило одной подходящей по футбольному уставу задницы.

Да здравствует закон!

При этом ровно неделю назад в матче «Локомотив» – «Ростов» за гостей вышел на поле и забил мяч, решивший исход встречи, футболист, которого вопреки всяческой логике закона а) увели мимо законных выплат у «Спартака» и б) его ногой отняли очки у «Локомотива». И то было – законно.

Я всецело за законность, вы не подумайте плохого… Но все это выглядит так, как если бы за кражу коробка спичек в магазине полагалось отсечение руки, а за изнасилование журили и говорили: ну, нельзя же так, все-таки люди кругом, надо держать себя в руках.

Считаете, преувеличение? Ну, так давайте посмотрим на последствия.

ОСНОВНОМ ГРИГОРЬЕВЕ…

Протекционизм молодым игрокам – штука очень спорная. Пусть будет, как говорится, но вот насколько это связано с ускорением их игрового прогресса – вопрос крайне спорный. На прогресс куда прямей влияют другие факторы, в первую очередь – качество тренировочной и организационной работы академии и молодежных команд.

А вот история Максима Григорьева, новоявленного ростовчанина. Он воспитанник «Спартака», и его стоимость рассчитывается по коэффициенту – в зависимости от того, в команду какого уровня он идет. Нужен он «Ростову», но идет в какую-то новочеркасскую командёху, за которую, понятное дело, играть никогда не будет. Новочеркасская командёха заявляет его за себя 28 марта – это при том, что документы ей высланы «Спартаком» только 1 апреля письмом. В тот же день, 1 апреля, Григорьев отдается в аренду «Ростову», через месяц после закрытия трансферного окна, играет за него и забивает гол.

Перечисляю бесспорные последствия.

Во-первых, я понимаю, что с этого момента смертельно хочу сдать кому угодно в аренду Веллитона. Договорюсь с какой-нибудь командой второго дивизиона, заявлю без документов, и тут же в аренду – да хоть бы и в «Ростов». Никому не надо Веллитона? Я много не хочу, мне тысяч триста в самый раз за вычетом накладных расходов!

Во-вторых, я перестаю понимать, зачем большим клубам, да и любым другим, готовить молодых футболистов. Все они будут куплены Новочеркасском, даже если в итоге уйдут в «Барселону»! И уйдут за самые минимальные деньги.

Я слышал слова Сергея Фурсенко о том, что теперь «дело Григорьева» не повторится. Дай Бог, но оно и не должно было происходить. И никогда не происходило ничего подобного, хотя подобный регламент действовал много лет. Хотя тот же «Спартак» мог заявлять игроков после закрытия трансферного окна. То есть мог покупать их на свою вторую команду и оттуда брать в аренду чуть ли не до мая включительно…

Ну, кто скажет, что не мог?

… И ТОРЖЕСТВЕ ЗАКОННОСТИ

В случае с «делом Чеминавы» результат матча пересматривается, потому что закон суров, но это закон. А в случае с «делом Григорьева» не пересматривается ничего, несколько ловких людей уверенно считают доходы (думаете, это «Ростов», что ли, придумал? Как бы не так, это придумано для того, чтобы способные игроки были взяты по самой копеечной дешевке, заявили о себе в премьер-лиге, а потом были проданы за миллион-другой как обладатели российских паспортов – доход там будет исчисляться сотнями тысяч).

Законы у нас, конечно, суровы. Но какие ж они веселые!