Семен Стругачев: «Мне нравится мудрый футбол Спаллетти»

Народный артист России Семен Стругачев, прекрасно знакомый миллионам зрителей по «Национальным особенностям» и ролям в театре, является большим поклонником «Зенита» и футбола в целом. Да еще и, как выяснилось, с большим удовольствием играет сам.

– Болельщик я неслабый, – подтверждает Семен Стругачев. – С чего это началось? В свое время приехал в Питер. За кого болеть? В городе одна команда. Поэтому, конечно, начал переживать за «Зенит». Потом меня затащили на стадион, потом познакомился с ребятами, тренером Павлом Садыриным. Да и в концертах на встречах с командой – например, по окончании сезона – участвовать доводилось. Кстати, с этим связана одна история. Мы исполняем песню «Команда молодости нашей». Спокойно так поем, ровно. И тут в конце я один выдаю: «Команда молодости нашей, команда, без которой я не жид». Никто, правда, поначалу ничего не понял. Кроме Садырина. Он начал толкать кого-то из сидящих рядом: «Ты сообразил, что он спел?» – «Да вроде все нормально», – отвечает сосед. Тогда Садырин как давай со смеху помирать. А потом подходит к нам с улыбкой и спрашивает: «Может, вы просто ошиблись?» – «Да нет, – отшучиваемся. – Хотели проверить, заметите вы или нет». В общем, получилось весело.

– Вы родом с Дальнего Востока. Когда в премьер-лиге играл «Луч» из Владивостока, все равно за «Зенит» болели?
– Конечно. Мне очень не хотелось, чтобы «Луч» вылетел. Ведь эта команда тоже была для меня отчасти своей. Но родным к тому моменту уже все-таки стал «Зенит».

– Вы много лет работаете в Театре имени Ленсовета, куда в конце 1980-х пришли при Игоре Владимирове – страстном болельщике «Зенита». Наверняка не обошлось без его влияния и в этом смысле?
– Игорь Петрович действительно был страстным болельщиком. Но в большейстепени на меня в футбольном плане повлияли Сергей Мигицко и Михаил Боярский. Да и вообще в те времена «Зенит» и Театр Ленсовета были неразделимы. Вспомнить хотя бы тот факт, что команда бывала у нас постоянно.

– Когда вы знакомились с футболистами, они были для вас кумирами?
– Нет, скорее, мы относились к ним просто как к молодым ребятам, которые любят театр. А вот на чемпионов 1984 года смотрели с почтением. С другой стороны – вместе играли в футбол. Собирались в зале, делились на команды и играли. Причем общаться нам было довольно легко, потому что мы – по большому счету ровесники. А значит, «свои ребята».

– Режиссер Александр Рогожкин, у которого вы много снимались, тоже большой поклонник «Зенита». С ним на эту тему во время совместной работы общались?
– Нет, с ним говорили в основном об охоте (улыбается).

– Если не секрет, болеете эмоционально?
– На стадион в последнее время хожу не так часто. Но все равно болею очень азартно. Плююсь, матерюсь, судью в одно место посылаю и так далее. Да и вообще если бы вы слышали все, что я говорю во время матча, то вряд ли поверили бы, что такое может вылетать из уст народного артиста. Но если серьезно, то каждый матч «Зенита» – это, конечно, праздник, где бы ты в это время ни находился.

– Если вы – на сцене и в это же время проходит игра, то как в таком случае узнаете счет?
– О, это смешно и трогательно одновременно. Скажем, мы играем «Испанскую балладу». И вот по ходу дела ко мне, королю по роли, подходят слуги и говорят громко: «Король!» А потом тихо на ухо: «Пока ноль-ноль». При этом текущий счет с текстом они рифмуют умышленно и делают так каждый раз – в том числе, когда он меняется. Но от того, как играет «Зенит», действительно очень многое зависит во время спектакля, и это сказывается на атмосфере на сцене. Если команда проигрывает, думаешь – как тебе-то играть дальше и не сказать бы при этом чегонибудь не то. Так что лучше бы они побеждали всегда.

– Вы сказали, что стали реже ходить на стадион. Почему?
Ну, во-первых, времени нет: как правило, я либо на спектакле, либо не в городе. А во-вторых, если честно, люблю повторы и крупные планы. Понятно, что на стадионе своя неповторимая атмосфера. Но с другой стороны, в хорошей компании игру можно посмотреть не только на «Петровском».

– В любви к крупным планам и повторам на страницах «НЗ» признавались и некоторые другие ваши коллеги по цеху. Выходит, у вас это профессиональное?
– Думаю, да. А может, это болезнь наших современников в принципе. Знаете, даже когда я был на стадионах в Японии и Португалии во время чемпионатов мира и Европы, то все равно невольно смотрел на большой экран. Мне друзья говорят: ты что – обалдел, что ли? Летел за 10 тысяч километров для того, чтобы на экран посмотреть? А я отвечал: там же крупный план!

– Как вам атмосфера на чемпионатах мира и Европы?
– Мне все это очень нравится. К слову, ездил на них с друзьями, которые нас, артистов, туда пригласили, – благо такая возможность у них есть.

– Как болельщик, вы человек суеверный?
– Нет, но у меня хорошо развита интуиция. Я абсолютно точно знаю, когда «Зенит» выиграет, а когда проиграет.

– Так ведь с такими способностями можно еще и на ставках зарабатывать?
– (Cмеется.) Дело в том, что я понимаю, как все сложится, не до игры, а когда она уже началась. Более того, всегда чувствую – сейчас будет гол. Причем, когда он назревает в ворота «Зенита», думаешь: «Предчувствие, ну обмани меня на этот раз». И если так порой получается, то выдыхаешь – слава богу.

– А сами сейчас играете?
– Уже гораздо реже. Во-первых, опять же все время в разъездах, а во-вторых, у меня шпора в пятке.

– Как это?
– Год назад побегал за сборную артистов в Сургуте, где мы, кстати, выиграли, да и лично я тоже сыграл неплохо. Но по ходу встречи на что-то наступил, в результате чего нога целых полгода болела. Хотя играть в футбол очень люблю. С другой стороны – играть надо и на сцене, где нагрузка не меньше, чем в том же футболе, а то и больше. Поэтому понимаешь, что ноги сейчас надо беречь для сцены.

– На футбольном поле вы – нападающий?
– Мне, конечно, доставляет удовольствие играть впереди, но раздавать хорошие передачи получается лучше. Так что я, скорее, атакующий полузащитник.

– Плеймейкер?
– Можно сказать и так.

– Как вам нынешний «Зенит» с Лучано Спаллетти?
– Пока – все хорошо. Конечно, есть разочарование от того, что команда не пошла дальше в Лиге Европы, но тут мы сами виноваты – нечего было так проигрывать голландцам на их поле. Тем более получилось так, что сильный «Зенит» в итоге уступил более слабому «Твенте». Это – обидно. А что касается Спаллетти, то мне импонирует этот мужик. Больше, чем кто-либо до этого.

– Почему?
– Мне близки как характер нынешнего главного тренера, так и игра, которую при нем показывает команда. Это – мудрый футбол. И мне это нравится. Возможно, потому что я и сам стал взрослее.