Дмитрий Васильев: «Подрастут ребята – буду их школьные дневники проверять»

Тренер Академии «Зенита», в прошлом игрок «Рубина» и «Шинника», рассказал НФПМ.ру о своей работе, командировках в Барселону и необходимости для футболиста хорошо учиться в школе.

– Во взрослом футболе сезон только начался, а детский, надо думать, живет по системе «осень-весна»?

– Мы привязаны к учебному году, конечно. Хотя, откровенно говоря, играем почти круглый год. Как еще детям прогрессировать? Только через игры. Как только закончились зимние каникулы, мы собрались на базе и начали подготовку. Уже в нескольких турнирах успели поучаствовать. Ездили в Лугу, Кировск, здесь, в Петербурге, играли. График у нас насыщенный, как у английских топ-клубов. Плюс в конце апреля начнутся официальные городские соревнования, в которых моя команда будет участвовать впервые. Кстати, в этом году должна измениться формула проведения турнира. Но самое главное изменение касается того, что с этого года команды нашей академии играют со своими ровесниками, а не против ребят на год старше. Как известно, раньше мы давали такую «фору» соперникам. Причем все равно показывали хорошие результаты. Может, и не в каждом возрасте были первыми, но в тройке призеров оказывались точно.

– Чем обусловлено это решение?

– Трудно сказать. Наверное, дело в том, что команды академии «Зенита» участвуют в огромном количестве турниров высокого уровня, в том числе и международных. Календарь у детей очень насыщенный. Вероятно, руководство академии решило ребят немного поберечь. С одногодками им будет все-таки немного полегче, а со старшими ребятами приходилось выкладываться по полной.

– Вообще, много игр для ребят – это хорошо?

– В таком возрасте – да. Сейчас я тренирую команду 2001 года рождения. Ребята быстро восстанавливаются, они могут вообще каждый день играть, потому что организм это позволяет. Молодежь, участвуя в турнире, учится быстрее, чем в товарищеских матчах. При этом для тренера важен процесс обучения, тренировки, упражнения с мячом. Поэтому все должно быть сбалансировано. Перегиб в любую сторону вредит делу. В прошлом году, например, мы играли мало и, наверное, это было не очень хорошо. Ребятам не хватало игрового опыта. Зато этот год получается насыщенным. Летом нам предстоит участие здесь, в Петербурге, в представительном турнире с молодежными командами «Милана», киевского «Динамо», ЦСКА. Еще один очень крупный турнир нас ждет в Германии.

– Если летом у ребят турниры, то когда они вообще отдыхают?

– Один месяц – в июле. Этого достаточно. Ребята за это время успевают соскучится и первые месяцы работают очень продуктивно. Кроме того, сейчас в школах весенние каникулы, ребятам тоже дают отдохнуть. Правда, моя команда все равно играет. Нам скучно без футбола. Подвернулся тут один турнир, и решили, что в нем тоже поучаствуем. Не дома же сидеть.

– А как вы выбираете турниры, в которых играет команда?

– Обычно турниры выбирает руководство академии. Смотрят, чтобы это принесло пользу ребятам. Играть в дыр-дыр на огороде ведь никому не хочется. Если турнир представляется достаточно качественным, об этом уведомляют тренеров, мы готовимся. Но надо понимать, что ребята помладше играют в самых разных форматах. «Шесть на шесть», например. Поэтому нам есть из чего выбрать.

– А я слышал, что тренеры команд академии поставлены в жесткие рамки, и все у вас сейчас строго регламентировано.

– Рамки есть, конечно, но и свободы достаточно много. Да, в тренировочном процессе обязательно присутствует общая линия, но поле для творчества у тренера все равно есть. Например, можно самому выбирать упражнения для ребят. Можно провести аналогии с учебным процессом в школе. Учителя там работают по одной программе, но занятия в классах у разных учителей могут сильно отличаться. Хотя учебник один.

– Все команды академии действительно работают по схеме 4-3-3?

– Да, все команды придерживаются одной схемы. Для младшего возраста, который иногда играет в формате «шесть на шесть» или «восемь на восемь», схема тоже будет одна, близкая по своей специфике к голландской 4-3-3. Зачем это нужно? Таким образом осуществляется преемственность. Ребята знают, чего от них хотят, им проще при переходе от тренера к тренеру. Если раньше каждый специалист тянул одеяло на себя и мог придумать что-то свое, то теперь все выдвигают единые требования, и молодым футболистам в них проще ориентироваться.

– Никто из тренеров не роптал? Вдруг кто-нибудь из старожилов академии являлся апологетом игры с двумя нападающими?

– Нет, не могу вспомнить такого. Все нормально приняли эту идею. Может, где-то подбор игроков не позволяет играть 4-3-3, конечно... Хотя мне это сложно представить. Это гибкая схема, и вряд ли у кого-то могут возникнуть в связи с этим существенные проблемы.

– Немаловажное изменение в академии касалось передачи команд новым тренерам каждый год. Вы уже получили новую команду?

– Академия «Зенита», как известно, делится на две части: юношескую и профессиональную. В профессиональной – это ребята постарше – такой переход произошел с Нового года. Что же касается команд младшего возраста, то решили с этим повременить. Подождем еще год. В конце 2011-го станет ясно, останемся мы со своими командами или нет.

– Почему решили отложить этот переход?

– Мы только взяли ребят, за первый год едва успели познакомиться, только что-то нащупали, наладили тренировочный процесс – и сразу перекидывать на другого тренера, чтобы дети еще теряли время на привыкание к новым людям? Наверное, для младшего возраста нужно больше времени на совместную работу с тренером.

– Реформа в Академии «Зенита» шла долго. Можно сказать, что она уже закончилась?

– Нет, наверное, еще рано об этом говорить. Впереди много работы по изменению инфраструктуры. Достаточно посмотреть на здание школы «Смена», которое сейчас закрыто на реконструкцию, чтобы это понять. Так что период становления академии «Зенита» не закончен. Но сделано уже очень многое.

– Изменения существенны?

– Я тоже заканчивал «Смену» и подспудно, конечно, сравниваю, как тренировались мы и как тренируются ребята сейчас. Думаю, что нынешняя система выигрывает. Сейчас каждому ребенку уделяется больше внимания. Материально-техническая база подтягивается к зарубежным стандартам. Хотя и в наши времена «Смена» считалась передовой футбольной школой, и жаловаться тут, наверное, не стоит… Мне нравится современный подход. Ребят в группе сейчас меньше, почти на каждой тренировке с командой работают два тренера. И это идет футболистам на пользу. Им проще себя проявить.

– Еще одно преимущество нововведений – частые командировки по обмену опытом. Что вам запомнилось во время этих поездок? Столовая в Барселоне? Комната для теоретических занятий в Милане?

– Поездок у нас действительно было много. В прошлом году побывали в Голландии, в Италии, съездили в Барселону. В весенние каникулы одна группа ездила в Милан. Конечно, здорово посмотреть на ведущие академии мира, понять, как они работают. Это важный опыт. А что понравилось? Барселона, конечно. Неудивительно, что в главной команде так много воспитанников клуба. У них база, близкая к идеалу. Шикарные тренировочные комплексы. Работа отлажена до самых мелких нюансов. Нет ничего лишнего. Это то, к чему нужно стремиться. Но там академии уже очень давно работают, и все это годами создавалось, десятилетиями. Может, через годы академия «Зенита» будет не хуже, чем барселонская? Кто знает…

– Тем более что у «Зенита» понемногу появляется сеть филиалов.

– Конечно, до размаха «Барселоны», у которой есть школы в Латинской Америке, Африке и так далее, нам еще далеко. Но шесть филиалов, которые находятся в удаленных районах города, уже дают отдачу. Там ребята занимаются с самого маленького возраста, когда у родителей еще нет возможности возить детей из другого конца города на улицу Верности. Сейчас проводится чемпионат филиалов, и это очень интересно для ребят. Кроме того, создана сборная филиалов 2001-2002 годов рождения. Раз в неделю футболисты приезжают в академию и занимаются здесь. Для них это как праздник. Кроме того, у них повышается мотивация прогрессировать, работать над собой.

– У ребят из филиалов есть шанс попасть в команду академии?

– Само собой. В моей команде играет парень из филиала в Московском районе. Он здорово себя проявил на чемпионате филиалов. Его очень хвалил тренер, и мы его взяли. Для него это как бы уже следующая ступень. В команде он хорошо смотрится. Кроме того, некоторые ребята из филиалов раз в неделю привлекаются на тренировки. В общем, филиалам уделяют самое большое внимание.

– Вы совсем недавно закончили карьеру, таких молодых специалистов вроде вас в академии «Зенита» сейчас много?

– Да, достаточно большая часть нашего коллектива – молодые ребята, которые сами играли в футбол на высоком уровне. Может, у них нет богатого тренерского опыта, но футбольный багаж помогает в работе с детьми. Мы многое знаем на практике. Кроме того, все мы не стоим на месте, развиваемся, учимся. Бывшие игроки часто идут работать тренерами в систему клуба по всему миру. В той же академии «Барселоны» хватает людей, которые и в сборной Испании играли. Мне такое продолжение карьеры кажется естественным.

– Детский футбольный тренер – это сложная работа?

– Во всем есть свои сложности, но мне эта работа нравится. Мне интересно. Я чувствую, что расту как специалист. Этому помогают и стажировки в других клубах, и работа на тренерских советах. Вообще, самообразование для тренера – это очень важно, в клубе это понимают и уделяют большое внимание теоретической подготовке.

– Родители ваших футболистов вам помогают?

– Без помощи родителей у тренера вообще не получится вырастить хорошего футболиста. Их значение невозможно переоценить, причем на всех этапах становления игрока. Начиная от того, когда они только начинают заниматься, и родители возят их, шестилетних, на занятия, и заканчивая подростковым возрастом, когда родители защищают их от каких-то искушений, помогают выбрать правильный путь. У меня в команде есть дети из городов Ленинградской области, родители которых уехали оттуда, сняли квартиру в Петербурге, нашли новую работу – и все это ради будущего своих детей. Перед такими людьми хочется снять шляпу.

– Не могу не спросить: правда ли, что в академии «Зенита» еще и смотрят на школьные оценки ребят?

– Конечно, смотрим. Бывает, что от участия в турнирах детей отстраняют, от поездок. Причем, мне кажется, этому нужно уделять еще больше внимания. Серьезно. Правда, у меня в команде таких проблем нет, все еще маленькие и учатся хорошо. Но я буду им в дневники посматривать, когда они вырастут. Хотя ребята все понимают, в современном мире сложно представить себе футболиста с пятью классами образования. Современный спорт диктует свои условия, и с пустой головой даже самому талантливому футболисту будет никуда не пробиться.