Роман Широков: «Даже боюсь представить, что теперь о нас напишут»

— Заслуживала ли Россия победы? — первый вопрос Широкову по окончании матча.
— Судя по последним минутам, вряд ли. Но в первом тайме мы вполне могли забить два-три мяча.

— С чем связан такой чудовищный провал в самом начале?
— Сложно объяснить, честно говоря.

— Стечение обстоятельств?
— Правда, не могу ответить. Но дело не в настрое. С ним все было в порядке.

— Россия предстала двумя сборными. Какая из них показала лучшую игру?
— Со стороны виднее. Я в данном случае — лицо заинтересованное. Ребятам, которые вышли во втором тайме, трудно так сразу сыграться.

— Катар подтвердил тезис Адвоката о том, что слабых команд не существует?
— Я бы не назвал Катар сильной командой. Да, впереди стараются играть агрессивно, но в организации... в первом тайме, считаю, мы играли лучше.

— Климатические условия на вас не повлияли?
— Нет. Единственное нарекание вызвал газон. Его стоило полить.

— Перед матчем Адвокат говорил, что на сборную выливается много негатива. Вы это ощущаете?
— В полной мере.

— Вы не считаете, что профессионал не должен жаловаться на критику?
— Без сомнения. Но, критикуя, нужно отталкиваться от игры. Ведь мы играли-то неплохо.

— Но счет-то в Ереване был 0:0…
— Это — другое дело. Нас-то критиковали за «отсутствие игры». Так ведь пишут? Что мы не отдаемся, да?

— По самоотдаче как раз претензий нет. Вопросы вызывает содержание.
— Тогда тем более не понимаю. Прежде чем что-то говорить, посмотрите, как сыграли другие лидеры группы и что они показали.

— Всем интересна Россия.
— Я понимаю. Но это все равно не дает никому права огульно хаять нашу команду. Согласен, что в каких-то моментах мы были не так хороши, но нельзя же везде видеть только черное!

— Какой реакции ждете после игры с Катаром?
— После этого матча я даже боюсь представить, что будет. Хотя сегодня мы и в самом деле играли не очень хорошо. Это я готов признать.