Юрий Гусаков: «На сборах работаем с утра до вечера»

Вот уже 20 лет судьба Юрия Гусакова связана с «Зенитом». Сначала в качестве игрока, а затем – администратора команды. Вот и сейчас он работает на сборе в Дубае, где и состоялся наш разговор.

– За все это время не устали от футбола или он по-прежнему является для вас любимой работой?
– Знаете, если ты когда-то начал работать в футболе, то будешь связан с ним до конца жизни. Многие пытались уйти в другую область, но судьба все равно распоряжалась так, что они возвращались. Для меня же это не только любимое дело, но и общение с друзьями, коллегами, футболистами «Зенита», которых очень люблю.

– Вы и сами по-прежнему в прекрасной форме. В чем тут секрет?
– Мне кажется, это зависит от самого человека. Я считаю, что нужно держать себя в форме еще и потому, что ты представляешь свою команду. В какой-то степени ты ее лицо, а смотреть на него должно быть приятно.

– Вы в «Зените» с 1991-го и застали разные времена. Как воспринимаете тот факт, что сейчас клуб является флагманом российского футбола?
– Помните, когда в начале 2000-х говорили о том, что «Зенит» играет неплохо, но клуб с точки зрения своего развития не успевает за результатами команды? Сейчас же, как мне кажется, после прихода «Газпрома» уже невозможно сравнивать, кто лучше, а кто хуже. Клуб и команда работают в унисон, а «Зенит» в целом приближается к европейским топ-клубам. В том числе и по подбору игроков.

– Говорят, в других клубах сейчас здорово завидуют «Зениту». Кто-то белой, а кто-то черной завистью. Вы в свою очередь общаетесь с коллегами из других клубов
– Могу сказать, очень многие хотели бы работать именно в нашем клубе, а футболисты – в нем играть. И если кто-то говорит, что это не так, – мне кажется, он лукавит.

– С коллегами по работе из каких клубов у вас сложились хорошие отношения?
– Из «Сатурна», московского «Динамо», «Крыльев», ЦСКА.

– На чем основываются эти добрые отношения?
– Просто довольно давно работаем в своих клубах, порой помогаем друг другу в решении некоторых организационных вопросов – например, по части экипировки. Так, кто-то из нас может подсказать коллеге, как решить эту проблему.

– Со своими бывшими партнерами по игровой карьере в «Зените» общаетесь?
– С Михаилом Бирюковым, Николаем Воробьевым, Владимиром Долгополовым мы вместе работаем в клубе. Застал я из той «золотой» команды и Юрия Желудкова, с которым тоже общаемся. Мне посчастливилось поиграть с такими футболистами, как они. А из более молодого поколения поддерживаем отношения с Володей Куликом, Артуром Белоцерковцем.

– Про последнего давно ничего не слышно. Чем он сейчас занимается?
– Он – в Москве. И насколько я знаю, перенес микроинсульт. Но Володя Кулик, который тренирует футбольную команду Газпромбанка, его поддерживает, помогает. Тем более что они родственники: Артур – брат Володиной жены.

– Вам, как администратору команды, сложнее на сборах или во время регулярного сезона?
– На сборах. Это только кажется, что раз приезжаешь в теплые страны, значит там лучше. На самом деле во время предсезонной подготовки, когда у команды двухразовые тренировки, работаешь с утра до вечера. Ведь ты не только трудишься определенным образом на тех же занятиях, но к ним ведь еще надо подготовиться. Вот и получается, что живешь в режиме футболиста с восьми до восьми. Что касается сезона, то там все более предсказуемо.


– Чем на сборах занимаетсь в редкие минуты отдыха?
– Общаюсь с семьей или фильмы смотрю. При этом предпочитаю наши картины. Можно просто пультом от телевизора пощелкать, узнать новости. Благо здесь, в Дубае, есть несколько российских каналов. Но вообще мне нынешнее телевидение не очень нравится. Хочется, чтобы оно было добрее.

– В вашей практике необычные ситуации, связанные с поездками, часто случались?
– Как я уже сказал, сейчас в клубе все организовано на высшем уровне, все продумывается до мелочей. Но вот лет восемь назад был такой случай. Команда летела на сбор с пересадкой в Париже. Причем стыковка между рейсами составляла порядка 10 часов. В итоге было принято решение отправить команду в Диснейленд, причем вместе с багажом. А на улице при этом – ноль градусов и дождь со снегом. Всем в итоге очень понравилось – ведь очередей на аттракционы вообще не было. Но если серьезно – для команды, которая уже тогда ходила в призерах чемпионата, это было не совсем правильно.

А форс-мажор часто случается?
– Такого не припомню. С другой стороны, надо просто стараться предвидеть, в чем может возникнуть форс-мажор, и подстраховываться. Это тоже часть нашей работы. Впрочем, порой бывает всякое. Помню, в Голландии на сборе выпал такой снег, что сами вместе с тренерами чистили поля лопатами, плюс футболисты нам помогали. Поэтому, когда едем в более южные страны, на душе спокойнее.

– То, что вы сами играли на профессиональном уровне, помогает сейчас в работе?
– Конечно. Хотя бы в том плане, что с футболистами и тренерами мы разговариваем на одном футбольном языке, ведь в каждой профессии есть свой сленг. В этом смысле хотел бы сказать об Игоре Симутенкове, который очень понятно доносит до футболистов слова главного тренера. А ведь это – синхронный перевод. Я же в свою очередь прекрасно понимаю, что надо делать мне, чтобы ребятам было комфортно работать.

– Кроме работы время на что-либо другое остается?
– Хочется больше внимания уделять детям, тем более что их у нас трое, но времени катастрофически не хватает. В итоге все домашние заботы легли на плечи жены. И все же она старается вытаскивать меня, скажем, в театр. Кроме того, люблю поиграть в футбол за ветеранов или с друзьями в большой теннис. Но это удается делать еще реже. И потом, когда играешь в тот же футбол, глаза хотят, но ноги уже не могут. Хотя, не работай я в футболе, наверное, выглядел бы на поле еще хуже.

– Вы поработали в «Зените» со многими наставниками. Тяжело перестраиваться под требования каждого из них?
– В первую очередь мы работаем для того, чтобы комфортно чувствовали себя футболисты. Что касается тренеров, то ни у одного из них претензий к моей работе не возникало. И потом, не помню ни одного специалиста, подстраиваясь под требования которого пришлось бы ломать себя. Но в целом хочу отметить: с развитием клуба класс тренеров «Зенита» идет по нарастающей.

– Футбол за последние двадцать лет сильно изменился?
– Во-первых, футболисты стали более профессиональными. Они получают за любимую работу хорошие деньги, но и ответственность чувствуют гораздо большую. Плюс постоянно появляются новые бутсы, новые мячи.

– Технологии тоже могут влиять на футбол?
– Конечно! Раньше футболисты бегали в бутсах, у которых подошва не сгибалась, а теперь они 100 граммов весят. Да и мячи летают, словно радиоуправляемые, хотя в прежние годы со шнуровокой были, и ею можно было лоб рассечь. С другой стороны, на мастерство экипировка, конечно же, повлиять не может. В целом же считаю, что игра стала более прагматичной и ее качество выросло. И смотреть футбол по-прежнему доставляет мне колоссальное удовольствие.