Александр Дюков: «Спаллетти оказался лучше, чем о нем рассказывали»

НОВОГО ТРЕНЕРА ИЗУЧИЛИ ДОСКОНАЛЬНО

– Первые эмоции по поводу возвращения чемпионского титула уже схлынули. Если же проанализировать более детально, что вы назвали бы главными составляющими успеха питерского клуба в этом году?
– Слагаемых много. Сильный тренер с квалифицированными помощниками, классные футболисты, которые приняли идеи нового наставника и следовали его видению футбола в течение всего года. В числе факторов, обеспечивших успех, назвал бы и правильный выбор стратегии на сезон, включая формирование команды и учебно-тренировочный процесс, и высокий уровень организации подготовки и обеспечения команды, и проявленные бойцовские качества, волю, трудолюбие, огромную работу, проделанную на сборах и тренировках. Наконец, веру в успех и сплоченность. «Зенит» на протяжении всего сезона был единым коллективом.

– Когда на предсезонных сборах команда не лучшим образом проводила контрольные матчи, вас это не настораживало?
– Тревоги не было. Мы понимали: главное – успешно выступить в чемпионате, а контрольные матчи для того и существуют, чтобы готовиться к сезону. Кроме того, знали, что у Лучано Спаллетти своя футбольная идеология и что он будет стараться изменить стиль игры. Футболистам же необходимо было время, чтобы его понять и принять. В течение одного дня такие вещи не происходят. С другой стороны, во время предсезонной подготовки уже прослеживались положительные изменения.

– Но ведь новый, пусть даже очень хороший тренер – далеко не всегда гарантия успеха. Когда вы поняли: пригласив Спаллетти, попали в точку?
– В тот день, когда сделали ему предложение, а он его принял. К этому моменту мы уже прекрасно знали, кого приглашаем. То, что Лучано – успешный тренер (до работы в «Зените» Спаллетти дважды признавался лучшим тренером Италии. – Прим. «СЭ») и сильный тактик, который при этом стремится к тому, чтобы его команды играли в зрелищный атакующий футбол, было известно всем. Тем не менее, прежде чем сделать предложение, мы провели серьезную аналитическую работу. Могу сказать, что при сборе информации нас интересовало абсолютно все – от подходов и деталей организации тренировочного процесса до человеческих качеств и принципов построения отношений с игроками.

Смущать могло только отсутствие у Спаллетти опыта работы за пределами Италии и языковая проблема. Но мы посчитали, что влияние этих факторов все-таки будет минимальным. Считаю, удачным оказалось и приглашение в тренерский штаб Игоря Симутенкова. Его присутствие, на мой взгляд, позволило практически свести на нет полностью языковой барьер. Кстати, вы наверняка помните, как весной на встрече с болельщиками у Спаллетти из зала спросили: понимает ли он, куда пришел, какого результата от него здесь будут требовать все, начиная от фанатов и заканчивая руководством клуба, и что синьор Спаллетти станет делать, если у него не будет получаться? На что я ответил: «Вариант, при котором »у нас не получится«, мы даже не рассматриваем».

– Насколько верна информация, что между руководством «Зенита» и Спаллетти установились очень хорошие личные отношения?
– А почему она должна быть неверна? Лучано – хороший человек. Ну и мы люди, как мне кажется, приличные. (Улыбается.) А если серьезно, Спаллетти – уникальная личность, обладающая исключительными человеческими качествами. Кому-то это может показаться смешным или по крайней мере несерьезным, но я, собирая информацию о Спаллетти, общался в том числе с рядовыми болельщиками, с таксистами, которые, как известно, знают все, с персоналом римских кафе и ресторанов. И вы знаете, абсолютно все отзывались о Лучано только в восторженных тонах. В общем, картина, которая вырисовывалась на основании всех собранных данных, получалась практически идеальной. Честно говоря, в какой-то момент не верилось, что такое возможно. Тем сильнее оказалось мое удивление, когда в жизни Спаллетти даже превзошел эти ожидания. Трудолюбие, скромность, тактичность, человечность: все эти качества у Лучано космических масштабов.

– Вас в Риме случайно не спрашивали, с какой целью вы, собственно, интересуетесь Спаллетти?
– Не волнуйтесь, я умею задавать вопросы и о жизни, и о футболе так, чтобы собеседник не заподозрил моего целенаправленного интереса. (Улыбается.)

– Если не секрет, чьи слова о Спаллетти из услышанных в Италии запомнились вам больше всего?
– Это были даже не слова. Один таксист, у которого в машине висел вымпел «Ромы», услышав имя Спаллетти, принялся так жестикулировать, что и без слов можно было понять: по мнению этого человека, Лучано – уникальный тренер.


«ОСЕР» – НЕ «КУУСЮСИ» С «ВАРДАРОМ»

– Можете сравнить «Зенит»-2007 и «Зенит»-2010?
– И в том, и в другом случае был достигнут намеченный результат. Хотя различия, конечно, имеются – и по составу, и в игре. При Адвокате наш футбол в основном базировался на контроле мяча и позиционном нападении с хорошо отлаженными командными перемещениями и поставленной игрой в короткий и средний пас. Особенности же «Зенита» при Спаллетти – быстрый переход из обороны в атаку, более сбалансированная игра в обороне. Но в принципе оба стиля зрелищные, у каждого из них есть собственная эстетика.

– Тем не менее в 2010-м «Зенит» не обошелся без нескольких «ложек дегтя». В первую очередь это поражение от «Осера» во Франции, которое повлекло за собой вылет из Лиги чемпионов. Как вы пережили этот момент?
– Страшно переживали все: игроки, тренерский штаб, администрация клуба, наши спонсоры и акционеры. Да, на тот момент команда, может быть, находилась не в оптимальном функциональном состоянии. Кроме того, в том матче по различным причинам на поле отсутствовали несколько ключевых игроков. Тем не менее даже с учетом этих негативных факторов все возможности для того, чтобы пройти «Осер», у нас, считаю, были. Мы достаточно организованно начали матч во Франции, играя по счету с учетом домашней победы 1:0. Не создавали множества моментов, но и французам до удаления Малафеева ничего не позволяли, кроме двух злосчастных угловых, которые и привели к пропущенным мячам. Короче говоря, вышло то, что называется bad luck, то есть несчастный случай.

Хотя, конечно, в этом поражении виноваты мы сами. Главное же в таких ситуациях – делать выводы и идти вперед.

– В произошедшем вы вините и себя?
– В том числе. Неудачи, как и успехи клуба, – результат коллективной работы. Единственное, с чем я не могу согласиться до сих пор, то, что поражение от «Осера» было для «Зенита» унизительным. Такое мнение довольно часто звучало, особенно сразу после матча. Но ведь мы играли не с «Куусюси» или «Вардаром», а с командой, которая заняла третье место в чемпионате Франции. А он пока котируется выше российского.

– В завершающемся сезоне у «Зенита» набралось всего три поражения. Помимо «Осера», два других произошли в матчах с московскими «Спартаком» и ЦСКА во втором круге чемпионата России. Придаете ли вы значение тому, что обе неудачи пришлись на осенние встречи с принципиальными соперниками?
– Начнем с того, что «Спартак» и ЦСКА – безусловно, принципиальные для нас соперники и встречи с ними действительно имеют для «Зенита» особое значение. Так что эти поражения всех нас, естественно, расстроили. Но я считаю, что в обоих случаях не оппоненты оказались сильнее «Зенита», а мы сами проиграли эти встречи. По объективным причинам, в частности благодаря более благоприятному расписанию матчей, игроки «Спартака» были в этом матче свежее. Первый тайм остался за нами, но во втором они смогли перестроиться, добавить в скорости и агрессии. Невозможно всегда быть «на пике» и превосходить соперников во всех компонентах. Бывают ситуации, когда в ущерб зрелищности нужно делать выбор в пользу прагматизма. Это касается и второго тайма игры со «Спартаком».

Другое дело, что оба пенальти – тот, после которого был забит решающий гол, и несправедливо не назначенный за фол на Веллитоне – мы создали сами. Сыграй же «Зенит» проще, более надежно – и была бы ничья.

Что касается поражения от ЦСКА, то его причины – иные. После победы в предыдущем туре над «Сибирью» – 5:2 «Зенит» настолько приблизился к чемпионству, что всем стало казаться – еще чуть-чуть и оно придет. Об этом перед игрой с армейцами стали говорить буквально все. А заодно и верить, что титул будет оформлен как раз в этом матче. Нет, самоуверенности или недооценки соперника со стороны игроков не было. Но царившее у питерской футбольной общественности настроение добавило нам немного благодушия, и как результат – ЦСКА превзошел нас в злости и агрессии.

Помимо всего прочего, было ожидание того, что ЦСКА, выставив двух нападающих, сыграет в открытый футбол. Этого не произошло. Армейцы очень плотно держали нашу атакующую линию, в то время как их игрокам атаки и Хонде мы дали много пространства. Плюс гостям здорово помог быстрый гол, забитый Вагнером. Но – это футбол. В апреле мы обыграли ЦСКА, в ноябре – они нас. Сыграй мы через неделю еще один матч – получился бы еще один, третий результат.


ИЗМЕНЕНИЙ В СОСТАВЕ, ВИДИМО, НЕ ИЗБЕЖАТЬ

– По ходу сезона «Зенит» был очень близок к тому, чтобы установить вечный рекорд: ноль в графе « поражения». Расстроились, что этого в итоге не произошло?
– Я никогда не обращал и не обращаю внимания на такие вещи. Вот когда проигран тот или иной матч – это всегда расстраивает.

– Когда вы поняли, что «Зенит» – чемпион?
– После того, как был забит третий мяч в матче с «Ростовом». Тогда и стало ясно – все, это победа!

– А если попросить вас ответить на тот же вопрос в применении к сезону в целом?
– Я человек суеверный. Поэтому до того, как мы фактически стали недосягаемы для соперников, мысли о чемпионстве от себя всячески гнал.

– Как вы прокомментируете тот факт, что вот уже четыре года подряд московские клубы не могут завоевать золото, а на первой строчке друг друга сменяют «Зенит» и «Рубин»?
– Несмотря на это, московские клубы по-прежнему очень сильны. Более того, качество футбола, который они демонстрируют, ничуть не снизилось. Просто за последние четыре года «Зенит» с «Рубином» здорово прибавили.

– Столицу это, по вашим ощущениям, раздражает?
– У каждого клуба – свои интересы. При этом первое место одно, а занять его хотят многие. Что же касается противостояния двух городов – то оно, как мне кажется, несколько надуманно. Есть борьба и соперничество между клубами. Как, например, между теми же ЦСКА и «Спартаком».

– В этом году при формировании состава «Зенит», пожалуй, впервые приблизился к модели европейских топ-клубов, в распоряжении которых находятся по 22-25 примерно равноценных игроков. Оправдал ли себя этот шаг и будет ли клуб придерживаться подобной кадровой политики в будущем?
– 25 футболистов основного состава – это, наверное, многовато. А вот 21-22 – именно столько, сколько должно быть в распоряжении команды, которая бьется за максимальный результат и в чемпионате России, и в Европе. Думаю, сезон-2010 наглядно показал: стратегия, выбранная клубом в этом вопросе, в частности создание длинной и, главное, качественной скамейки, полностью себя оправдала. Вспомните хотя бы матч второго круга с «Рубином» или уже декабрьскую встречу с «Андерлехтом». Они еще одно тому подтверждение.

– И все-таки будет ли продолжена уже нынешней зимой работа по укреплению состава?
– Вас интересует, будут ли изменения в составе? Этот вопрос во многом риторический. Я не знаю ни одной команды, в которой перед началом нового сезона не случилось бы ни одного изменения. Вот и у нас они, безусловно, произойдут. Но сколько человек уйдет, а сколько придет – пока сказать сложно. Многое при этом будет зависеть от самих игроков: ведь нельзя исключать, что кто-то сам по тем или иным причинам захочет уйти. Но если уж производить замены в составе, то на место уходящих, конечно, надо стараться приглашать более сильных игроков.

– Если говорить о тех, кто пришел в «Зенит» по ходу сезона, то тут вновь не обошлось без громких трансферов. Что только не говорили, например, по поводу переезда из Казани в Питер Сергея Семака. Доводилось даже слышать, что это была «политическая сделка» между «Газпромом» и новым руководством Республики Татарстан…
– Я хорошо знаю Рустама Минниханова (президент Татарстана. – Прим. «СЭ»), мы регулярно общаемся, но вопрос перехода Семака ни разу не поднимали и даже не обсуждали. Все переговоры шли на уровне генеральных директоров с учетом мнений главных тренеров.

– Как бы вы оценили селекционную работу клуба за год в целом?
– Может быть, некоторым специалистам она казалась чересчур агрессивной, но, на мой взгляд, эта агрессивность была оправданной – ведь мы планировали участвовать в групповом этапе Лиги чемпионов и верили, что так оно и будет. В итоге ряд приобретений делался именно под выступление в главном еврокубке. Тем не менее мы нисколько о них не жалеем, поскольку пришедшие игроки помогли нам победить в чемпионате и успешно выступить на групповом этапе Лиги Европы. Да и в Лиге чемпионов нам теперь точно играть будущей осенью. Так что я оцениваю селекционную работу положительно.

 Какая задача будет стоять перед командой в следующем розыгрыше Лиги чемпионов?
– Выход из группы.

– А если конкретизировать цель в нынешнем розыгрыше Лиги Европы?
– Пройти как можно дальше. Говорю так, потому что состав участников этого турнира тоже достаточно силен, есть команды и с именем, и с опытом. Загадывать же что-то конкретное нет смысла, поскольку в футболе, как вы знаете, есть очень много неподконтрольных факторов.

– Однако Спаллетти, похоже, свел их в «Зените» к минимуму. Как, например, ему удалось так настроить команду на ничего не значащий матч с «Андерлехтом» в пятнадцатиградусный мороз, что в итоге более чем мотивированные бельгийцы уехали ни с чем?
– А разве когда-нибудь «Зенит» не бился? По-моему, это качество отличало команду во все времена, в любых матчах.

60 МИЛЛИОНОВ «ЗЕНИТ» ЗАРАБОТАЕТ САМ

– Позвольте несколько вопросов на разные темы. Как, допустим, вы относитесь к тому, что наш чемпионат переходит на систему «осень – весна»?
– Если мы хотим быть конкурентоспособными и успешными в Европе, синхронизация с ее календарем необходима, поскольку тренироваться и играть надо, когда тренируются и играют наши конкуренты, то есть в тех же временных рамках. Пока же получается так, что мы изначально ставим себя в менее выгодные условия. Однако, если такие вещи, как успешное выступление в еврокубках и уровень футбола во внутреннем чемпионате, для нас не важны, плюс есть желание видеть свой чемпионат закрытым – тогда можно все оставить как есть. Но в этом случае поднять качество футбола мы сможем, только опустив «футбольный железный занавес»: насильно привозить игроков и никого никуда не отпускать. Впрочем, это, как вы понимаете, шутка и практически не осуществимо. Ведь футболистам хочется играть в сильных клубах и сильных чемпионатах, добиваться успехов и претендовать на победу в серьезных турнирах. Цепью же у себя все равно никого не удержишь.

– Летом довелось прочитать ваши слова о том, что «Зенит» по итогам года может стать самым доходным клубом премьер-лиги. Это действительно так?
– Могу сказать, что собственная доходная часть бюджета клуба в следующем году без учета поступлений от «Газпрома», премиальных от УЕФА и возможных трансферов должна составить порядка 60 миллионов долларов. Другими словами, эту сумму клуб заработает сам.

– Скоро Новый год. Что в связи с этим пожелаете болельщикам «Зенита»?
– Счастья, здоровья, успехов и сильных, причем положительных эмоций в Новом году. Ну а мы со своей стороны постараемся, чтобы они были именно положительными.

P.S. По счастливому совпадению именно сегодня у Александра Дюкова день рождения. Поздравления от «СЭ»!