Костя Лавски: «Болею за «Зенит» с детского сада»

Известный петербургский музыкант, диджей и радиоведущий рассказал о своей любви к сине-бело-голубым цветам.

Костя, расскажи, пожалуйста, где находился и как узнал, что «Зенит» стал чемпионом России-2010?
– Честно говоря, не ожидал, что это произойдет в игре с «Ростовом». После поражения от ЦСКА, когда я ждал золота, подумалось, что у команды начнется мандраж. Ведь тот же Лучано Спаллетти никогда не выигрывал итальянскую серию А. Нависла угроза того, что до последнего тура придется считать очки, и, наверное, никто не делал ставок, потому что слабо верилось, что армейцы, уверенно нас обыгравшие, потеряют очки с Нальчиком. Смотрел дома трансляцию игры с «Ростовом» и, после того как нальчикский «Спартак» сравнял счет, сразу же поставил шампанское в холодильник. Ну а когда ребята во втором тайме разыгрались, быстро позвонил и пригласил домой родителей. Отметили, конечно же, как следует, так что в понедельник на работу было выходить очень непросто (смеется).

– Ты преданный фанат «Зенита»?
– Все относительно. Конечно, есть люди, которые болеют больше, чем я. Но календарь игр, дисквалифицированных и травмированных игроков всегда знаю. Интересуюсь футболом еще с детского сада. Помню, летом 1978 года был где-то в детском лагере за городом и в родительский день мне всегда привозили газету «Футбол. Хоккей». Каким-то непостижимым образом следил за чемпионатом мира. За «Зенит» болею и смотрю его матчи с момента адекватного понимания, что такое футбол. Тогда не было ощущения, что петербуржцы когда-то получат команду, на которую будет равняться вся страна, как это происходит сейчас. Никогда «Зенит» не был таким раздражителем для всех остальных клубов в стране, каким является сегодня.

– Можешь провести параллели или сопоставить три чемпионства сине-бело-голубых – в 1984, 2007 и 2010 годах?
– Первый титул стал космическим событием. Оно не было подготовлено. Сам клуб, его инфраструктура тогда не соответствовали чемпионству. В 1984 году мне было всего 13 лет – период полного максимализма. Конечно, испытывал фантастические ощущения. К тому же практически весь коллектив состоял из своих игроков. Помню последний матч того чемпионата с «Металлистом», который в силу возраста смотрел дома. Тогда победили со счетом 4:1, и после каждого нашего гола я бежал и кричал в форточку об этом событии. Очень хотелось выразить свои эмоции. Ну а к первому месту 2007-го уже многое было сделано, вложены большие деньги, куплены легионеры и сильные иностранные специалисты. То есть тот успех можно назвать вполне закономерным. Но все равно после такого перерыва, да еще учитывая конкуренцию с Москвой, которая всегда старается быть впереди, я испытывал большую гордость за победу своего любимого клуба. Был на стадионе, когда команду привезли на празднование, – все стояли под дождем. А как еще я мог поступить? Такое событие пропустить не мог. Нынешнее золото и вовсе воспринимается как должное, так как в плане потенциала «Зенит» с 2007 года должен был каждый сезон становиться первым. Такой эйфории, как была в те два раза, конечно, сейчас нет. Но чувство глубокого удовлетворения есть, потому что сезон прошли с большим запасом.

– Наверное, ходил еще на стадион имени Кирова, где сейчас строится новая арена?
– Да, был на трибунах, когда «Зенит» играл в Кубке чемпионов – с «Волеренгой» и «Куусюси». Было три фанатских сектора – 21-й, 33-й и 47-й. Мы ходили на 21-й. Был школьный возраст, и я посещал стадион не так часто, как того хотелось бы. Но все ключевые матчи проводил именно на фанатском секторе. Думаю, что не многие болельщики могут сейчас похвастаться тем, что были на Кубке чемпионов. Это знаковый момент в моей истории боления. Всегда хотели, чтобы команда, бывшая лицом тогда еще Ленинграда, хорошо выступила на международной арене. Тогда была своеобразная романтическая вера в наших звезд, из которых кого-то одного сложно выделить. Если в современной истории сразу можно назвать Аршавина, Кержакова, то в те времена была просто россыпь одаренных игроков – Желудков, Клементьев, Герасимов, Брошин, Ларионов, Мельников... Все были лидерами, поэтому шла серьезная ротация, но я был рад выходу каждого футболиста. Тогда наши могли хорошо сыграть в одном-двух матчах, а стабильно выступить, увы, не получилось. Наверное, сказалась наша расхлябанность. Но все равно засветились в Европе, и было приятно.


– Есть или был ли у тебя какойто самый любимый футболист «Зенита»?
– Конечно, всегда импонируют нападающие. Сначала Казаченок, потом Желудков, Герасимов, Клементьев. Они были самыми яркими представителями того «Зенита». Вообще в чемпионском составе 1984-го не было игроков, появление которых вызывало вопросы, как это порой происходило впоследствии. Состав был сбалансированный, а самое главное – родной.

– Когда «Зенит» вылетел в первую лигу, все равно болел за него?
– Да, потому что была внутренняя надежда, что все выправится. Тогда вообще вся страна находилась в периоде безвременья. И ничего, выкарабкались. А где-то с 1998 года любимая команда начала поступательное движение наверх. Была уверенность, что за счет внутренних резервов и сильных украинских футболистов, таких как Максимюк, Бабий и Вернидуб, клуб будет развиваться. Первого так и вообще помню как классного крайнего нападающего. Жаль, что из-за смены тренеров он все-таки ушел из команды. Запомнился 1999 год, когда сине-бело-голубые после долгого перерыва взяли свой первый трофей – Кубок России. Ну и самый сладкий и романтичный момент, на мой взгляд, во всей истории клуба – это появление поколения молодых и талантливых футболистов. Прежде всего имею в виду Аршавина, Кержакова, Малафеева, а затем и Денисова с Быстровым. Впервые наши ребята из подворотни, не самые мощные в плане физики, зато технически подкованные, выходили на поле и рвали любого соперника. Наверное, никогда свои юные воспитанники не играли в «Зените» такую важную роль. Уже тогда хотел купить себе футболку с 15-м (тогда еще!) номером и фамилией Аршавин. Чувствовал, что он станет большим мастером. Помню, он забивал и подбегал к Юрию Андреевичу Морозову и просто его обнимал. Тренер в них верил. Аж слезы тогда наворачивались. Это был момент истины питерского футбола.

– Затем «Зенит» возглавил иностранный специалист.
– Да, но приход Петржелы помог нашему клубу плавно перейти к западной модели – чех, может, был и не суперспециалистом, но уже и не нашим тренером. Если бы сразу вложили много денег и купили много игроков и дорогого тренера, то вряд ли что-либо путное получилось бы. Петржела был мастером PR и умел найти нужные слова и настроить коллектив. После него при Адвокате сбылось «программирование», которое происходило долгое время. Не зря же мы все вместе долгие годы скандировали на стадионе, что «Кубок УЕФА наш «Зенит» возьмет и победную песню споет». Прошли «Байер» и «Баварию» – в это верилось с трудом. В какой-то момент меня дернуло, что это момент истины, срочно пошел покупать билеты на финал Кубка УЕФА. Оставался только бизнескласс, но меня уже ничего остановить не могло. Тогда еще не было кризиса, поэтому можно было себе позволить такие траты. Впечатления остались незабываемые. Спасибо за это путешествие любимой команде. А вот гимн пора переделывать. Нужно программировать новые успехи и побеждать в Лиге чемпионов.

– Со Спаллетти это станет возможным?
– Хотел бы отметить руководство нашего клуба, которое проводит правильную и последовательную политику. Я бы сказал, элегантную и даже модную. Судите сами – Чехия, Голландия, Италия являются довольно-таки близкими для нас странами. Не было ни одного неправильного хода. Тем более что Спаллетти к нам приехал из Рима, который я вообще считаю столицей мира. Так что приход итальянца мне сразу импонировал. Наверное, «Зенит» стал единственным клубом, где приживаются иностранные тренеры. Питер всегда был обособленным и самым западным городом нашей страны. Так что считаю, что Спаллетти – это шаг вперед. Да и сам итальянец наверняка тоже не жалеет о своем решении.

– Победы «Зенита» помогают тебе в творчестве?
– Сразу после чемпионства сделал новую радиопередачу, которая начиналась с гимна «Город над вольной Невой». Музыка была подобрана в соответствии с царившей в городе эйфорией. А вообще футбол – это футбол, и музыка здесь ни при чем. И все посвящения выглядят, на мой взгляд, нелепо. Ну а если зенитовцы соберутся вместе и что-нибудь споют – вот это будет здорово. В Англии, к примеру, так делали. Но об этом нужно подумать самому клубу.