Ивица Крижанац: «Питер — мой город»

В конце нынешнего сезона поползли слухи: Ивица Крижанац проводит свой последний сезон за питерский «Зенит». Тот самый Иво, который прошел с сине-бело-голубыми огонь, воду и медные трубы. Тот самый 31-летний крайне эмоциональный защитник, который познал с «Зенитом» горечь четвертых — шестых мест, а затем радость множества триумфов. «Спорт» встретился с хорватом, чтобы из первых уст узнать о его дальнейшей карьере.

Отыграл пять лет — смогу и семь

— Я просто чувствую себя в «Зените» как дома, — признался словоохотливый Крижанац. — Помню, когда только подписывал контракт, уже на тот момент были оптимистичные чувства, а сейчас все просто отлично. Питер — мой город, у меня в команде много друзей, и единственный минус — отсутствие рядом семьи. Если бы родные были рядом, мог бы задуматься и о том, чтобы остаться жить в Петербурге.

— А насколько вероятно такое развитие событий?
— Не знаю даже... Наверное, все-таки вряд ли. Единственное место, где я могу жить, это Хорватия. Но в Петербург обязательно буду приезжать после окончания контракта. Все-таки хорошего было гораздо больше, нежели плохого. Это касается и футбольных, и финансовых вопросов. Сейчас прекрасно понимаю, что решение перейти в «Зенит» было абсолютно правильным.

— В интервью нашей газете вы заявляли, что сезон-2009 будет для вас последним в сине-бело-голубой футболке. Почему решили остаться?
— Потому что «Зенит» сделал мне такое предложение, которым показал, что относится ко мне уважительно как к футболисту и как к человеку. К тому же друзья по команде меня сильно уговаривали. Ну и по финансам мне предложили намного больше, чем я мог бы получать в других клубах. Решил, что если отыграл пять лет, то смогу и семь (улыбается).

— То есть в 2011 году мы точно увидим вас в зенитовской футболке?
— Да, потому что мой контракт рассчитан до декабря следующего года. Я либо останусь играть до декабря, либо уйду летом. Но следующий сезон точно последний.

— Сезон-2010 отличался от предыдущих?
— Конечно, ведь мы поменяли тренера. Другое немаловажное отличие — мы с самого начала сезона начали выигрывать и установили рекорд, организовав новую беспроигрышную серию в рамках одного чемпионата (23 игры. — «Спорт»). К тому же мы выиграли Кубок России, стали чемпионами и будем на следующий год играть в Лиге чемпионов.

— Можете раскрыть секрет успеха команды?
— Однозначно — атмосфера в коллективе. Я не припомню, чтобы в «Зените» прежде было что-то подобное. Именно отличные отношения между руководством, тренерами, медицинской бригадой и футболистами позволили нам правильно настроиться на сезон.

— Наверное, и приход Лучано Спаллетти сыграл свою роль...
— Конечно. Тренер, который приезжает в новый для себя чемпионат и с ходу его выигрывает, а также побеждает в Кубке страны, — хороший тренер. Спаллетти — профессионал с большой буквы. С его приходом «Зенит» научился хорошо обороняться, о чем я даже и мечтать не мог (смеется). Думаю, все привыкли, что мы умеем только хорошо атаковать, а с этого сезона все изменилось. В первых тринадцати матчах чемпионата мы пропустили всего пять мячей! До этого за 13–14 матчей мы могли пропустить столько же голов, а то и все двадцать. Правда, мы и забивали при этом очень много.

— Как думаете, почему первая часть сезона оказалась более ровной, нежели концовка чемпионата?
— Потому что я играл (смеется). Шучу. Наверное, подустали те ребята, которые постоянно играли на протяжении всего сезона. Чемпионат, Кубок страны, Лига Европы, игры за сборную... Накопилась усталость. Но доктора и массажисты сделали качественно свою работу, и мы удачно завершили сезон.

— Почему не получилось провести весь сезон без поражений?
— Летом мы один за одним начали получать травмы. Я выбыл на два с половиной месяца, Денисов на полтора, Рома Широков травмировался, Анюков мучился из-за повреждений, Губочан, Быстров. А ведь это все игроки «основы». К сожалению, пройти весь сезон без травм практически невозможно. Но проигрывать «Спартаку» мы не имели права, потому что знали, насколько этот матч важен для болельщиков. Затем было обидное поражение дома от ЦСКА... Ничего, главное, мы выполнили основную задачу на сезон — стали чемпионами.

— Нынешний «Зенит» намного сильнее того, в который вы приходили 6 лет назад?
— Конечно. Нынешняя команда и команда образца 2007/08 — сильнейшие, как по составу, так и по игре. Тогда, два-три года назад, мы выиграли вообще практически все. Теперь посмотрим, что будет с нынешней командой, — два трофея уже есть, в Лиге Европы выходим в плей-офф с первого места в группе, и нам по силам вновь выиграть европейский кубок. Ну а главное разочарование — проигрыш «Осеру» в квалификации Лиги чемпионов.

— Уже сумели определить главную причину того поражения?
— Одна из причин в том, что в решающем матче не сыграли четыре футболиста основного состава: я, Нико Ломбертс, Игорь Денисов и Данко Лазович. Денисов вообще очень важен для нас, и, мое мнение, он лучший игрок чемпионата. Также нам не хватило фарта — назначь судья пенальти за фол против Кержакова, все могло бы сложиться иначе. Но мы продолжаем играть в Европе, а это самое главное.


Адвокат — противоположность Петржеле

— В «Зенит» вас приглашал Властимил Петржела. Чем вам вспоминается «чешская» эпоха, помимо плохой игры в обороне и залихватских действий в атаке?
— Тогда не было Газпрома (улыбается), поэтому и хороших игроков было меньше, чем сейчас. Состав 2005 года и нынешний — день и ночь. На данный момент у нас 23–24 футболиста примерно одинаковой силы, о чем в 2005 году можно было только мечтать. Посмотрите на игру с «Хайдуком» в Лиге Европы — разницы между основными игроками и запасными было практически не видно. Тогда же было 13–14 футболистов, а пройти весь сезон таким составом нереально. И уж точно считаться топ-клубом в таких условиях было нельзя. А вот когда появился Газпром, пошли неплохие результаты, такие как четвертьфинал Кубка УЕФА, например.

— Можно сказать, что Петржела сам создал команду и сам же ее разрушил?
— Не был бы столь категоричен. В нынешнем успехе «Зенита» заслуга Петржелы очень велика. Если мне не изменяет память, он был первым человеком, который стал вносить какие-то изменения в команду, начав приглашать футболистов из-за рубежа. К тому же он пригласил из дубля Денисова и Быстрова. Стали лучше играть Аршавин и Кержаков. Он очень многое сделал для команды. Да, была непонятная ситуация с уходом Быстрова, но я не знаю толком, что там произошло. Наверное, если бы он не хотел, то не уходил бы... Не знаю, не буду ничего говорить. Самое главное, что Быстров сейчас с нами и помог завоевать третье место в прошлом сезоне и чемпионство в нынешнем году.

— Это правда, что на один из дней рождения команда подарила Петржеле телескоп, чтобы ему было легче наблюдать за тренировками команды из окон базы?
— Не знаю даже, надо спросить у капитана той команды, Влада Радимова. Я помню, что мы собирали деньги на какой-то подарок, но что в итоге подарили, не знаю. Давно это было (улыбается).

— А какова была роль Владимира Боровички в той команде?
— Он очень много помогал Власте и иногда даже сам проводил тренировки. Ему надо сказать большое спасибо за работу.

— Подтвердите мнение, что хорошая игра «Зенита» — в основном заслуга Боровички, а не Петржелы?
— Я так не думаю. Именно Петржела был тренером. Я за свои слова отвечаю.

— Удивились, когда Властимил попал в лечебницу из-за игровой зависимости?
— Если честно, то да. Неприятно было узнать, что с ним это произошло. Мои друзья в Чехии мне потом рассказали, что через какое-то время у него все наладилось, и это хорошо, потому что он прекрасный человек.

— Как восприняли назначение в команду Дика Адвоката?
— О-о-о, это было что-то новое для меня, никогда не забуду Дика (улыбается). Первое время он был настолько жестким тренером, полной противоположностью Петржеле! Мы ужасно много работали на тренировках, а когда он стал использовать голландскую манеру футбола, заставляя нас постоянно бежать в атаку, все были очень недовольны. Мы продолжали много забивать, но и так же много пропускали. Лично я начал из-за этого сильно нервничать. У меня такой темперамент, что я постоянно ругался с Диком (улыбается). Но вы понимаете, я же хотел как лучше. И вот по прошествии полугода мы привыкли к его требованиям и стали увереннее играть как в атаке, так и в обороне. Ну а дальше вы сами помните: победа в чемпионате России, выигрыш Суперкубка России, Кубка УЕФА, Суперкубка УЕФА... Это было славное время. Подобные результаты повторить очень сложно, и дай бог в будущем добиться тех результатов, которые были при Дике. Именно при Дике 19–20 человек стали регулярно играть за свои сборные, что более чем ярко характеризует его работу. Мне было жалко, когда он уходил, но руководство купило нового тренера, и, как видите, он уже выиграл два трофея.

— Сильно расстроились, когда распалась та команда, в которой играли Аршавин, Тимощук, Погребняк, Домингес?
— Не сказал бы, что эти чувства можно описать как «расстройство». Было просто жаль, что команду покинуло столько важных футболистов. Когда такое происходит, нужно очень много времени на строительство новой команды. К тому же ушел Дик Адвокат, после чего в команде появился Анатолий Давыдов. Именно при нем вернулся в «Зенит» Быстров, который нам очень помог, и вообще сезон 2009 года можно признать удачным. Вы наверняка понимаете, что после продажи 5–6 футболистов в такие команды, как «Бавария», «Арсенал», «Штутгарт», закончить сезон на третьем месте в таком сильном чемпионате, как российский, просто здорово. Уже тогда стало ясно, что у нас сильная команда и в 2010 году мы будем бороться за медали.

Сначала Денисов, потом Лазович

Вы согласны, что каждый футболист должен найти свою команду? Вот Алехандро Домингес в «Зените» так и не прижился, а по возвращении в «Рубин» вновь стал одним из лучших игроков чемпионата.
— Да, конечно, есть такие футболисты, которым обязательно нужно чувствовать себя в команде как дома. Но не все такие. Что касается Домингеса, то в Казани он был главной звездой, а в Питере — одним из многих. Возможно, именно поэтому ему было так тяжело здесь прижиться. Но несмотря ни на что, он остается очень хорошим игроком, который за время игры в «Зените» нам очень помог. Наверняка все помнят нашу победу над «Баварией» 4:0, и он тогда был великолепен.

— Можете назвать самого талантливого зенитовца за шесть лет вашего пребывания в команде?
— Несомненно, это Шава. Он не только достоин места в одном из ведущих английских клубов, но и по праву является лидером «Арсенала». Я очень рад за него, потому что видел, насколько он хочет играть именно там. Аршавин провел много сезонов за «Зенит», поэтому имел право на шанс поиграть в зарубежном чемпионате. У меня не было сомнений в его конечном успехе. Еще когда он играл за нас в Лиге Европы, его просто никто не мог остановить. Слава богу, у него все получилось.

— А еще кого-то можете выделить?
— Данко Лазович — большущий талант. Правда, очень ленивый (смеется). Эта сила видна по тем голам и голевым передачам, которые он организует. Так что после Игоря Денисова он лучший.

— Ну а кто из ваших партнеров так и не сумел раскрыть свой потенциал?
— Фатих Текке. Это самый сильный футболист, которого «Зенит» когда-либо приобретал. Ленивый, как Лазович, но талантливый, как Марадона. Когда выходил на поле, постоянно забивал голы. Жаль, что он не остался в команде, потому что он просто классный парень и великий футболист. Многое зависит от удачи. Вот все журналисты в начале года писали, что Керж никак забить не может, а сейчас он регулярно забивает. У нападающих такое бывает.

— Ивица, кто ваши главные друзья в команде?
— Да есть здесь двое (смеется). Думаю, догадываетесь, что это сербы Данко Лазович и Александр Лукович. Очень близкие отношения с Денисовым, Анюковым, Быстровым, Ломбертсом... Можно долго перечислять (улыбается). Я в «Зените» очень давно, разговариваю на русском и английском языках. Поэтому мне несколько проще, чем многим другим.


В России слабая инфраструктура

— Самый неприятный момент в карьере?
— 2006 год, когда судья украл у нас полуфинал Кубка УЕФА в матче против «Севильи» (тот матч обслуживал люксембуржец Ален Хамер. — «Спорт»). Сначала удалил Хагена, потом поставил пенальти и напоследок удалил Шаву. Я тогда был очень зол. В том же году другой судья украл у нас второе место в чемпионате во время матча с ЦСКА. Как можно было не засчитать два гола Шавы, где офсайдом даже и не пахло, я не знаю. После игры в раздевалке никто из нас просто не мог поверить, что такой беспредел возможен. За такое судейство нужно сажать в тюрьму (тот матч обслуживал Владимир Петтай. — «Спорт»). После той игры Дик Адвокат собирался уходить из команды — настолько обидно ему было.

— Другая неприятная тема — ваш якобы конфликт с Вячеславом Малафеевым. Не пересмотрели своего решения больше не общаться со «Спорт-Экспрессом»?
— Спросите у любого, кто меня знает: если я что-то говорю, значит, так и будет. Я свое слово держу. Сказал, что не буду больше общаться с этой газетой — так и буду. У меня отличные отношения со Славой, и я не понимаю, как можно было придумать конфликт между нами. Мы не дрались, не ругались, все было нормально.

— Как восприняли ситуацию с избиением хорватских болельщиков накануне матча «Зенит» — «Хайдук»?
— Я всегда уважал питерских болельщиков, но мне было стыдно за то, что они сделали с моими соотечественниками. Да и то, что они скандировали во время матча, я воспринимаю на свой счет, потому что это было направлено не против «Хайдука», а против Хорватии, моей страны. Когда играешь шесть лет за команду, выходишь играть через боль, на уколах, то неприятно слышать что-то подобное в адрес своих. Это огромное неуважение ко мне и моей стране. Поверьте, я этого никогда не забуду.

— Но вы же понимаете, что это скандировали не все болельщики «Зенита», а определенная кучка?
— Конечно. Я запомнил, на каком секторе сидели эти люди, поэтому им никогда в жизни хлопать не буду. Политика должна решаться в других местах, а не на стадионе.

— После победы Хорватии над Англией, позволившей России попасть на Евро-2008, много получили респектов от россиян?
— Да, конечно. Даже на улицах подходили и благодарили. Но главное, что мне самому было очень приятно, что из группы вышла именно Россия, а не Англия. Я играю в российском первенстве, знаю практически половину вашей национальной сборной, поэтому был рад за своих друзей, которые отправились на чемпионат Европы. Ну а тот факт, что именно Хорватия помогла России, означает, что половина той бронзовой медали, которую вы в итоге выиграли, — моя (улыбается). Я за ребятами следил по телевидению, могу сказать, что они играли просто великолепно.

— А непопадание вашей сборной на чемпионат мира в ЮАР сильно расстроило?
— Не представляете, насколько сильно, — буквально на глазах помрачнел Ивица. — Для всех нас это был просто шок. Конечно, мы маленькая страна, всего четыре с половиной миллиона человек, но мы всегда попадали на мундиаль. Но ничего не поделаешь, такой вот тяжелый год у нас получился. Основная проблема была в том, что сразу несколько лидеров сборной регулярно пропускали решающие матчи из-за травм. К тому же сыграли дома 2:2 с Украиной, — разводит руками. — Мы были просто обязаны их побеждать. У Олича и Модрича было по четыре стопроцентных момента, но какой-то не фарт был тогда. У нас сильная команда, сейчас идем первыми в своей отборочной группе Евро-2012 и, надеюсь, уж туда точно поедем.

— Какие сильные и слабые стороны российского футбола могли бы отметить?
— У вас очень сильный клубный футбол, который поддерживают богатые люди, готовые вкладывать большие деньги. Что касается слабых сторон, то это, несомненно, все, что касается инфраструктуры. Мало хороших стадионов. Только в последние годы начались какие-то небольшие подвижки — в Химках построили новую арену, мы начали строительство нового стадиона. Я всегда говорил: если бы в России были бы такие же стадионы, как в Германии, то ваш чемпионат был бы в два раза сильнее бундеслиги.

— А что касается российских дорог?
— В Петербурге, Москве, Казани, Ростове, Новосибирске вроде бы не все так плохо. Но, конечно, есть места, где все хуже.