Камо Татевосян: «О своём выборе ни на секунду не пожалел»

Команда чемпионов – единый организм, в жизнедеятельности которого мелочей не бывает. Есть герои, чьи подвиги каждую неделю наблюдает вся страна, а есть герои незаметные, но стоит им сфальшивить, и голевая феерия может не состояться. Лучано Спаллетти часто говорит, что в клубе нет неглавных людей. Одним из таких является классный профессионал и просто хороший человек Камо Татевосян, который уже четвертый год работает поваром «Зенита». В интервью «ProЗениту» он рассказал о кулинарных предпочтениях зенитовцев, вспомнил о своем спортивном прошлом и признался, что видит футбольные сны.

– Вы известный человек в своей профессии. Как пришли на работу в «Зенит»?
– В общем-то случайно. Предложение от футбольного клуба стало для меня полной неожиданностью, поскольку я думал, что так и буду заниматься ресторанным бизнесом. Пришел, познакомился с условиями, потом неделю думал и в итоге согласился. Постепенно подобрал себе команду персонала. Раньше я никогда не работал со спортсменами, а ведь у них своя специфика. Лишь задолго до матча можно позволить себе что-то лишнее, а по мере приближения игры все меню надо строго согласовывать с врачами. Этим в команде занимается Михаил Юрьевич Гришин. Необходимо, чтобы бульоны были прозрачными, ничего жирного, соленого, много зелени и фруктов. В день матча – только паста различных сортов с курицей. И это лишь основные правила, тонкостей гораздо больше. Рабочий день начинается затемно и заканчивается так же. Однако о своем выборе я ни на секунду не пожалел. В первую очередь потому, что работаю вместе с очень хорошими людьми.

– Что же все-таки послужило главной причиной столь резкого поворота в вашей жизни?
– В молодости я работал на морских судах. Экипаж корабля – довольно обособленный коллектив, где каждый должен качественно и добросовестно исполнять свои функции. В футбольном клубе происходит нечто подобное. Мы все – одна команда. Это и показалось мне интересным, решил вспомнить юные годы. На базе все работают на результат: одни заботятся, чтобы футболисты тренировались и играли в чистой форме, другие – чтобы поле находилось в качественном состоянии, третьи решают вопросы охраны, и так далее. Мы должны создавать игрокам хорошее настроение, чтобы они думали только о футболе.

– «Зенит» – интернациональная команда. Как удается угодить всем?
– Во-первых, раньше я работал в ресторанах, где можно было заказать блюда любой кухни мира. Так что определенный опыт у меня имеется. Иногда балую ребят чем-нибудь из их национального. У футболистов бывают определенные предпочтения, но их не назовешь капризами. Например, Фернандо Мейра очень любит рис, особенно в нашем исполнении. Николасу Ломбертсу не очень нравилось мясо, которое можно купить в нашем городе, но на базе у него подобной проблемы нет. После того как в «Зенит» приехали тренеры из Италии, я сразу же поинтересовался их вкусами. Однако Лучано Спаллетти сказал, что хочет поближе познакомиться с русской кухней и блюдами наших бывших союзных республик. И в итоге они итальянцам очень понравились. Так что, во-вторых, зенитовцы все же предпочитают исконно нашу кухню, а борщ – их самое любимое блюдо, независимо от национальности. Без него просто никуда. Даже на выезде я его обязательно готовлю. Многие спрашивают о моем секрете этого борща. Но здесь нет ничего особенного. Рецепт можно прочитать в любой кулинарной книге. Главное – хороший мясной бульон и качественная свекла, тогда вам успех обеспечен. А лучшая награда для повара – опустошенные тарелки.

– Где закупаются продукты для зенитовцев?
– У нас есть надежные поставщики, многие из которых сотрудничают с командой много лет. Для них работа с «Зенитом» престижна, и они даже делают нам скидки. Однако стоит какой-то фирме снизить качество – контракт с ней разрывается. Здесь тоже много тонкостей. Например, два года назад наша команда играла в Минске, и я был просто поражен качеством местных продуктов, особенно молочных. После возвращения домой мы вышли на фирму, которая работает на белорусском рынке, и теперь с ней очень хорошо сотрудничаем.

– До вас повар не ездил с командой на выезд. Что стало причиной изменения ситуации?
– На самом деле эта идея возникла в клубе еще до моего прихода. При мне она просто реализовалась. Все же свой повар – гарантия, что не произойдет ничего неожиданного. Всем спокойнее. Я ведь приезжаю за день до команды и буквально все вынюхиваю на кухне, а затем полностью контролирую процесс. Меню согласовывается с принимающим отелем за неделю: мы высылаем список необходимых продуктов. И, как правило, никаких проблем не бывает, ведь все хотят, чтобы и в следующий раз «Зенит» остановился у них. Правда, иногда возникает недопонимание. Например, в прошлом году в Грозном. В итоге я привез с собой два огромных чемодана, в которых было все, включая хлеб. Однако и в данном случае нашли точки соприкосновения. В этом году ситуация уже не повторилась. Обязательно советуюсь с местными поварами, что они могут предложить из своей национальной кухни. Когда приезжаем на Кавказ, то все с удовольствием пробуют пироги. Ведь в Кабардино-Балкарии у них один вкус, в Северной Осетии совсем другой, а в Дагестане – третий. В приморских странах обязательно активно заказываем морепродукты. Хотя Хорватия на этот раз несколько разочаровала. Сейчас команда часто играет в других странах, и порой возникает языковой барьер: английский я знаю не очень хорошо, а французским вообще не владею. Однако настоящий повар всегда поймет коллегу. Порой объясняемся чуть ли не на пальцах, и все проходит замечательно, никаких накладок.

– До работы в «Зените» вы были футбольным болельщиком?
– Конечно. Я, кстати, в юности очень активно занимался спортом. Правда, не футболом, а хоккеем на траве. Мое детство прошло в Азербайджане, в Сумгаите, а там этот вид спорта был очень популярен. Я даже выступал за молодежную сборную республики. Во всесоюзном первенстве мы заняли первое место, выиграв в финале у Казахстана. Когда я в 1980 году переехал в Ленинград, то встретил несколько бывших товарищей по команде, которые играли за «Волну». Они предлагали мне тоже попробовать у них свои силы. Однако в тот момент у меня были уже другие планы, не связанные со спортом. Конечно же, сейчас больше переживаю за «Зенит», чем раньше, ведь это мои ребята. Я вижу, как они напряженно настраиваются на каждый матч. В этот момент их лучше не трогать. Зато сколько радости после побед! Более того, весть о том, что я работаю в команде, очень быстро распространилась по городу, и мои бывшие коллеги теперь не пропускают ни одной игры на «Петровском».

– В Махачкале я наблюдал за матчем, сидя рядом с вами. Показалось, что вы переживаете за ребят как за своих детей.
– Понимаете, ничего нельзя делать хорошо без любви. Конечно, зенитовцы мне теперь как родные. Положите перед двумя поварами одни и те же продукты, но у них получится приготовить их по разному. Это потому, что один работает с душой, а другой – без настроения. Вы знаете, у меня теперь даже сны футбольные. Перед матчем с «Анжи» приснилось, что Данни забил гол ударом под перекладину. И надо же, на следующий день все так и произошло (могу засвидетельствовать, что об этом Камо Татевосян рассказал мне еще до начала игры. – Прим. авт.). С командой я практически не расстаюсь уже четвертый год и футболистов вижу чуть ли не чаще, чем свою семью. Как же не переживать?