Мигель Данни: «У нас правильный менталитет»

Полузащитник нашей команды Мигель Данни в эфире радио «Зенит» 89.7 FM ответил на вопросы слушателей.

– Вы уже не первый год в «Зените» и видели многое, согласитесь, что этот сезон стоит особняком?
– Я думаю, что в этом году нам очень много помогала удача и в этом году у нас очень правильный менталитет и правильный настрой – мы объединены, мы команда.

– Когда приходит новый тренер волнуются все, и игроки, и массажисты. В силу разных причин можно запросто вылететь из команды. Были ли какие-то опасения, когда стало окончательно известно о приходе Спаллетти, и как притиралась команда к новому тренеру?
– Я считаю, что когда тренер меняется посреди сезона, это всегда плохо. Здесь же тренер пришел за два месяца до начала сезона, и у нас было два месяца и на предсезонную подготовку, и на притирку. У Спаллетти есть определенное видение игры, определенное видение футбола, которое было принято и понято игроками. И так, вместе работая, мы провели очень хорошую подготовку, и это дало свои плоды.

– За три года Адвокаата в «Зените» все привыкли к квадратику, двухстороночке, потом побили по воротам и разошлись. При Спаллетти кровопролитные сборы в Эмиратах, тренировки по два часа, бег по песку. Не было мыслей: «Ну Спаллетти, ну зачем это все?»
– То, что мы сейчас выигрываем, – это все плоды той работы, которую мы проделали в период предсезонной подготовки. Действительно, мы много работали над физикой. Мы заложили фундамент физической подготовки, которой нам хватает до сих пор. Тем не менее хочу сказать, что Дик Адвокаат и Спаллетти – это два разных и очень хороших тренера.

– Вы – системообразующий игрок «Зенита», несмотря на свою позицию, вы часто глубоко отходите. Вы повсюду. Это накладывает определенную ответственность, или вам просто нравится быть везде?
– Ответственность я всегда должен брать на себя. Я должен брать на себя игру, ведь это производная моей позиции. Да, я часто опускаюсь низко, чтобы взять мяч. Но у нас в команде нет важных игроков, у нас самое важное – это команда. И если вы заметили, у нас нет постоянного состава из одиннадцати человек.

– Почему не заиграл Семшов?
– Семшов – большой игрок и забил достаточно много мячей в сезоне. В этом же году он не почувствовал той важности, которую он чувствовал в отношении себя раньше, и предпочел нужным вернуться домой в Москву, в «Динамо». Я играл с ним и в «Зените», и в «Динамо», не будем забывать, что он забил много важных мячей за «Зенит», а сейчас своей игрой в «Динамо» он и дальше доказывает, что остается большим игроком.

– Помогает ли атмосфера на «Петровском» лучше играть и забивать голы?
– Да, такая поддержка всегда придает мотивации. Я нигде не видел, чтобы стадион всегда был полный, будь то игра с большой командой или с маленькой.

– Внимательно следя за играми «Зенита», можно заметить, что у вас с Данко – телепатическое понимание.
– Я счастлив, что Данко играет в нашей команде. Вместе мы можем организовывать классные комбинации. Когда мяч у меня – я знаю движения Данко, и наоборот, когда мяч у Данко – он понимает мои движения.

– Болельщиков до сих пор волнует вопрос, что вы собираетесь делать с буквой «Д» на руке?
– Я думаю, что здесь не нужно давать никаких объяснений. Я люблю татуировки, и все они так или иначе связаны с моей семьей. «Д» – это начальная буква моего имени, а номер «10» – это номер, под каким мне нравится играть. Считаю, что я должен оправдываться только за свои действия на поле, за свою игру, а оправдываться за татуировки я должен только перед самим собой.

– При удачном стечении обстоятельств вы показываете две татуировки на руках. Как известно, они в честь ваших детей…
– Да, и я буду показывать это при каждой победе, ведь они – мои самые главные критики. Моя жена и дети очень любят смотреть игры «Зенита». Обычно они всегда со мной на стадионе, но сейчас они в Португалии и поэтому смотрят игры по телевизору или через интернет. Я всегда очень рад слышать мнение своих детей. Для их возраста они очень хорошо разбираются в футболе, и я горжусь этим, ведь у детей нет порока, и их мнение очень чистое. Поэтому я радуюсь, когда после игры дети накидываются на меня с вопросами типа «Почему ты не отдал в том эпизоде пас?» или «Зачем ты так сильно пробивал?».

– Что у вас с русским языком?
– Видимо, я слишком скромный для своего возраста и стесняюсь говорить по-русски, но суть дела я понимаю.

– На базе можно часто увидеть много детей игроков. И Леву Зырянова, и сына Игоря Симутенкова. Может, пора обращаться в спортивную дирекцию «Зенита» и собирать команду «Зенит»-u9?
– Почему бы и нет? Я просто не хотел бы никого из своих детей заставлять. Будут ли они футболистами, я не знаю. Мой контракт еще на два года, я постараюсь выполнить его на отлично, но что случится завтра, я не знаю.

– Есть большая вероятность того, что «Зенит» выиграет домашний чемпионат. Расскажите, какие у вас ощущения? Это радость каждый день?
– Это действительно приятно. Всегда приятно чувствовать себя все ближе и ближе к титулу. Ранее мне приходилось испытывать такие ощущения с «Динамо», но там я знал, что впереди у нас будут сложности, здесь же я чувствую уверенность.

– Не обижаетесь, что из-за недостатка слогов вам не поют ламбаду, как Кержакову или Лазовичу?
– Нет, у меня с этим проблем нет. Я прекрасно знаю, что болельщики любят меня. Единственное, что меня может беспокоит, это то, если я плохо играю.

– Многие болельщицы вам симпатизируют и считают вас хорошим семьянином.
– Семья – это для меня самая важная в жизни вещь. И когда я начинаю говорить о ней, меня просто переполняют эмоции. Спасибо, я надеюсь, что я действительно хороший отец.

– Вы заменили Андрея Аршавина. Сравнения с ним не надоели?
– Когда меня сравнивают с Аршавиным, я испытываю гордость. Мне удалось поиграть с ним. И более того, я думаю, что у него есть возможность стать лучшим футболистом мира, и у него это получится, если он этого захочет.

– Говорят, что покупка Бухарова заставила Кержакова вновь стать забивным форвардом…
– Кержаков забил очень мячей за свою карьеру, и тут ничего не надо доказывать. Но приход Бухарова определенно дал ему мотивации. Это всегда так происходит, тем более когда игроки одного плана. Я думаю, что они оба очень сильных игрока, и они оба еще не раз помогут нам в атакующей линии.

– Если с Лазовичем вы можете играть в повязках, с которыми спят в самолете, то с Кержаковым мы часто видим во время игры эмоционально вытянутые руки: «Что же ты не передал?» или «Зачем так сильно бил?» Так и не притерлись?
– Мы не совершенные люди. Кержакова я знаю давно, мы играли вместе в «Динамо». Это игрок, с которым приятно играть. Он очень активно двигается, любит сыграть в стенку. Я понимаю его.

– Говоря о португальской диаспоре… Что вы такого сказали Алвешу, что, имея предложения от «Челси» и «Барселоны», он перешел в «Зенит»? Вы, Мейра в 2009-м и Алвеш в этом году. Похоже на ситуацию в «Динамо», когда клуб одно время начал скупать португальских игроков?
– Здесь нельзя сравнивать, так как в «Динамо» была совершенно другая ситуация. Начиная с дирекции команды, все было организовано не лучшим образом. В «Зените» же все совершенно по-другому, здесь все правильно устроено. Говоря о Бруно, как известно, его уже бывший клуб прописал в контракте очень высокую сумму отступных, и раз «Зенит» выплатил ее, значит, клуб очень хотел этого игрока, и Бруно ответил «Зениту» взаимностью.

– Сборная Португалии переживает не лучшие времена. Вы никак не можете собраться после победы 7:0 над Северной Кореей?
– Да. Последние результаты не радуют, но у нас новый тренер, и сейчас, думаю, все должно поменяться в лучшую сторону, нам нельзя ошибаться.

– Какой Криштиану Роналду в жизни? Это ваш партнер по сборной. Какой он все-таки?
– Криштиану Роналду – это прежде всего очень хороший человек. В сборной у него много друзей. Со стороны может показаться, что он надменный, но это обратная сторона популярности. Ему очень сложно выйти куда-либо и остаться незамеченным, у него практически нет личной жизни. Такое поведение – это лишь защитная реакция, а с нами, с партнерами по команде, я еще раз повторю, это очень дружелюбный человек.