Андрей Ургант: «Театр, как и футбол, «игра» командная»

Известный петербургский актер и телеведущий Андрей Ургант в разговоре с корреспондентом «НЗ» по полочкам разложил, почему театр часто сравнивают с футболом.

– Театр и футбол в первую очередь похожи «командной игрой». А если не играть в пас, а, наоборот, начать тянуть одеяло на себя, то ни тут ни там ничего не получится, – считает Андрей Ургант. – Нет, я не говорю о том, что на сцене или на зеленом поле не должно быть звезд, за которыми тянулись бы остальные. Но наши виды деятельности, если так можно выразиться, не сольные. В отличие от метания копья, биатлона, прыжков в высоту или легкоатлетического спринта. Да и то в той же легкой атлетике или биатлоне есть командные дисциплины. Прекрасно помню, как в молодости бегал в эстафетах 4х100 и понимал при этом, что там с партнерами нужно быть единым организмом.

– А как все же быть со звездами?
– Что из зрительского зала, что с трибуны стадиона всегда видно, когда человек творчески подходит к делу, фантазирует и импровизирует, несмотря на наигранные комбинации. Правда, это не должно вырываться из общей концепции. Ведь если я возьму и побегу в другую сторону, это, согласитесь, будет смотреться странно. Но по большому счету и в футболе и в театре все держится на среднем звене, то есть на крепких профессионалах. Каждый быть солистом не может, так не бывает. Впрочем, этого и не нужно. В моем понятии профессионал – это не тот, кто попадает в десятку один раз из ста, а тот, кто ниже девятки не выбивает. Ведь как бывает с тем же «Зенитом»? То они сыграют гениально, демонстрируя невероятный полет фантазии и творческий наплыв. На поле это воплощается в большое количество голов, красивые комбинации. А то – бац! – и какая-нибудь странная команда раздевает наш «Зенит» чуть ли не до трусов. То же самое, к слову, относится и к сборной России. Такого как раз быть не должно.

– То есть, как говорят спортсмены, признаком класса является стабильность?
– Ну конечно! Ну а кто из нас гений – это, извините, будем разбираться потом.

– Какая команда наиболее близка к вашему идеалу?
– Так повелось, что мы чаще смотрим международные матчи. И всегда приятное впечатление производят немцы. Они вроде бы всегда играют одинаково, но при этом одинаково хорошо. Это – радует. Хотя гол Марадоны, забитый после прохода через все поле, тоже незабываем. Причем шел-то он, надо сказать, на средней скорости. А ощущение лично у меня было такое, что оппоненты не пытались войти с ним в контакт и отобрать у него мяч, а наоборот – расступались и рассыпались. Выходит, человек сразу увидел эту свою «дорожку», словно вокруг никого не было. Но это не значит, что знаменитый аргентинец не играл в пас. С его передач было отправлено в ворота гораздо больше мячей, нежели он забил сам. И это смотрелось здорово. Ведь Диего так выкладывал мяч партнеру, что не реализовать момент мог только глубоко больной человек.

– Гол, о котором вы говорите, был признан лучшим в прошлом веке.
– Ну мне повезло видеть его «впрямую». Тогда Аргентина вообще была на подъеме. А в СССР практиковали показ документальных фильмов о футболе. В частности – о Пеле. И это потрясающий футболист. Как его только не били-ломали, что только с ним не делали, а он все равно оставался Пеле. А как он вел мяч, видел партнеров, на каких скоростях действовал... С другой стороны, не думаю, что он был такой в Бразилии один. Просто в качестве легендарной личности запомнился именно Пеле. И по популярности его до сих пор никто не превзошел. Правда, и про наших ребят времен Боброва рассказывают легенды. Но я это время, увы, не застал. А жаль. Тогда, судя по всему, играли «за творчество». Впрочем, полагаю, что и сейчас самые высококлассные спортсмены в первую очередь любят свой вид спорта. Ну в самом деле – не порхал же Майкл Джордан по баскетбольной площадке только потому, что получал за это большие деньги?! Нет, конечно!

– Как сказал Сергей Семак на страницах «НЗ», один его друг-футболист давно мог бы закончить, но с удовольствием продолжает играть во второй лиге, не глядя на то, что получает в разы меньше, чем в высшем дивизионе.
– Знаете, в театре актеры тоже взрослеют вместе со своими ролями. Сначала играют молодых героев, потом персонажей среднего поколения, затем старшего и, наконец, дедов со стариками. Но это не значит, что актер при этом становится хуже. Просто для стариков и дедов написано гораздо меньше звездных ролей, чем для героев среднего поколения. То же самое, видимо, происходит и в футболе. Не будешь же в 50 лет носиться на тех же скоростях, что и в 25. Хотя примеры спортивного долголетия есть и в футболе, и в хоккее. Ветеран, конечно, не может перебегать молодого парня. Но зато какой опыт и хладнокровие! В футболе они тоже имеют большое значение.

– Что отличает нынешний футбол от игры в прошлые годы?
– В последнее время стал обращать внимание на такие задержки и фолы, каких раньше, по-моему, не было. Сейчас и за руку откровенно держат, и ногу подставляют, и локтем в солнечное сплетение бьют, и сзади по почкам... А ведь с учетом нынешних скоростей так можно и без позвоночника остаться. И как такое ребята себе позволяют? Но главное – судьи не видят. Одним словом, джентльменства на поле стало меньше. Хоккеисты хоть латами защищены, а тут...

– Правда ли, что ваша мама – Нина Николаевна Ургант – тоже любит футбол?
– Она постоянно смотрит матчи по телевизору. И ругается на наших такими словами, если те проигрывают или что-то делают не то... Правда, во время чемпионата мира не ругалась – там ведь наших не было.

– Кто из игроков вам нравится персонально?
– Знаете, моя жена Лена понимает в футболе даже больше, чем я. Она им всерьез увлекалась. Вот она мне и подсказывает: нам нравятся Испания, Италия. А из игроков – Зидан, Аршавин... А еще нам очень нравятся перемены, которые происходят в «Зените» с приходом Лучано Спаллетти. Он нам тоже очень импонирует.