Анатолий Давыдов: «Сходил в церковь – не вижу в этом ничего зазорного»

О настоящем и будущем ближайшего резерва сине-бело-голубых в прямом эфире онлайн-конференции на SPB.AIF.RU рассказал главный тренер зенитовской молодежки Анатолий Давыдов.

С Божьей помощью

– Анатолий Викторович, расскажите, что сейчас происходит в команде? Как собираетесь заполнить перерыв между играми?
– В команде идет работа. После заключительной игры я дал отдохнуть ребятам три дня. До этого мы выступали немного неудачно – было четыре проигрыша подряд. Я боялся, что ребята попадут в психологическую яму, поэтому я их не столько загружал работой, сколько раскрепощал психологически. Пришлось много разговаривать с ними, объяснять, что их мастерство никуда не делось. Наверное, за исключением матча с «Сибирью» у нас дома остальные встречи были проиграны не по делу. Сейчас мы переломили ситуацию, с ЦСКА играли очень грамотно, активно, с забитыми мячами. Сейчас три дня выходных. Готовимся к 10-му числу.

– Можно ли сказать, что уже преодолен спад?
– В любой команде бывают какие-то ямы: физические, психологические. Если взрослая команда перебарывает их и как-то стабилизует игру, то у молодежи преобладают эмоции. Возраст берет свое. У кого-то культурный отдых, у кого-то дискотеки. Но и в этом плане идет работа со стороны тренерского штаба и врачей. Мы объясняем, как отдыхать, как готовиться. Это был первый срыв за три года, так что, наверное, какое-то понимание присутствует у игроков. Дай бог, чтобы он не повторился.

– В церковь не ходили?
– Лично я сходил, игроки вроде тоже собирались. Не вижу в этом ничего зазорного. Мы в свое время постоянно ходили в церковь – бывало, что и всей командой. «Зенит» помогал восстановлению церкви на Вознесенском проспекте. У нас был там хороший служащий, который нас принимал, общался. Разговоры эти были по 5–10 минут, и они были посвящены не только религии. У нас есть какие-то свои приметы. Мы этого не стесняемся. У нас много футболистов, которые ходили в церковь на Удельной, втихаря ставили свечку на удачу. Это нормально. Так делают многие люди, не только футболисты.

«Такого у нас давно не было»

– Читатели спрашивают про новичка команды Соломона Кверквелию. Что это за футболист?
– Он был у нас на сборах весной. Это защитник 92-го года рождения, игрок молодежной сборной Грузии. Хорошо думает, для его роста неплохо работает ногами. Возможно, ему не хватило футбольной школы – азов игры, культуры паса, чтения, предвкушения игровой ситуации. Парень неплохой, все будет зависеть только от него. Но есть и посторонние факторы – он приехал в чужой город, один, на русском говорит плохо. Ему мы поставили задачу по изучению русского языка, чтобы он знал необходимые в обиходе и в игре слова, термины. К концу года посмотрим, что из этого получится. Это не только наша работа, но и его обучение.

– Также спрашивают про Павла Игнатовича. Почему лучший бомбардир прошлогоднего молодежного турнира на полгода остался без игровой практики и в конечном итоге покинул клуб?
– Не только он ушел из команды. Также нас покинули три-четыре футболиста его возраста. Если они не подходят команде, то итог таков. Паша Игнатович ездил на сборы. Его посмотрел главный тренер нашей первой команды. Наверное, по каким-то качествам он уступил в конкуренции другим игрокам: Кержакову, Лазовичу и оправившемуся от травмы Данни. Это очень серьезная конкуренция. На фалангах, где Паша мог сыграть и слева, и справа атакующего полузащитника, у нас есть и Быстров, и Хусти. Не каждый тренер будет ставить молодого игрока, рисковать планами, которые были ему поставлены.

– Сейчас с главной командой постоянно тренируется Ионов, Канунников. Есть ли у Лучано Спаллетти какие-то футболисты из вашего состава, которые могут в скором времени перейти в главную команду?
– Честно говоря, такого у нас давно не было. В этом году большое количество ребят (человек 7–8) побывало на сборах с первой командой. Спаллетти посмотрел, насколько они конкурентоспособны. Возможно, у него в контракте было оговорено условие – обратить внимание на молодых игроков. Я считаю, что в этом плане руководство поступило правильно. Сейчас в главной команде что ни футболист, то игрок сборной страны. Для решения задач они намного интереснее. Но все равно идет работа с молодежью, ведь в свое время выстрелили же и Быстров, и Денисов, и Кержаков. Мы пока ждем, что у нас появятся такие таланты. Они есть. Самое главное – найти их и правильно с ними работать. Сейчас идет сумасшедшая реконструкция в школе «Смена». У нас появилась еще одна команда, между выпуском школы «Смена» и молодежкой – это 93-й год. Я подтягиваю оттуда ребят. Трое у нас уже на контракте.

– А смог бы Аршавин пробиться в нынешний основной состав, будь он 18-летним?
– Аршавин, Быстров, Денисов – запросто. В этот состав они могли бы пробиться. Если бы тренер увидел, что эти ребята с изюминкой, что каждого из них можно развить, причем быстро, то вопросов бы не было. В таких случаях тренер должен рисковать.

– Алан Касаев тоже был в дубле «Зенита», однако в сборную попал уже игроком «Рубина».
– Жалко, что Касаев пропал из нашей команды. Хотя, находясь в дубле, у него были видны качества – взрывная скорость, смелость в обводке, подвижность, хорошая работа телом.

– Какими игроками вы хотели бы усилить молодежный состав?
– Каждый год мы просматриваем все сборные, которые приезжают на мемориал Гранаткина. У нас много скаутов, которые разъезжают по ближнему зарубежью. Ездят смотреть и другие сборные. Здесь ведется целенаправленная работа. Клуб в этом плане очень здорово прибавил.

– Вопрос от нашего читателя: не считаете ли вы, что зарплаты молодых игроков сильно завышены?
– Давайте исходить из уровня команд. Нужно понимать, что даже от детей в этом возрасте много требуется, если они отдают все время футболу, тренируются три раза в день, ездят на сборы, летают самолетами. Это и риск дополнительный. Однако нельзя, чтобы один молодой футболист получал 10 тысяч рублей, а другой – 150 тысяч. Должна быть какая-то градация. Если это игрок сборной страны, то по контракту его нужно поощрять. Он лучше, чем другие, он трудится. Нельзя всех ставить под одну гребенку. Но и на контрактный вопрос в таком возрасте тоже нельзя налегать. Хотя в таких случаях суммы часто просит не сам футболист, а его агент, так как именно он оговаривает условия контракта.

«Первую лигу потянули бы»

– Если воспитанники молодежного состава не могут пробиться в «Зенит», то, может быть, стоило оставить вторую команду?
– Конечно, надо было ее оставлять. Может быть, стоит и сейчас организовать еще одну команду на уровне второго или первого дивизиона. У нас много неохваченных ребят. Многие с удовольствием остались бы здесь, если бы был хороший уровень, тренер и контроль за ними. Они были бы у нас на глазах, мы бы наблюдали за ними. Бывают ведь и поздние футболисты, которым нужно время для того, чтобы продемонстрировать свой потенциал.

– Много говорится о том, чтобы навести мосты с петербургским «Динамо».
– Такие попытки были. «Зенит» очень активно работал в этом плане. Наше руководство активно предлагало схемы, чтобы наши ребята там играли. Такие идеи были, но они умерли совсем недавно – на этот год. Что будет дальше, я не знаю.

– Если бы зенитовская молодежка играла в первом дивизионе, то за какие места боролась бы?
– Мне этот вопрос задавали на совете директоров. И я ответил, что потянули бы. Были бы где-нибудь в серединке. Конечно, там немного другой футбол. Там играют взрослые мужики, которые могут просто футболиста искалечить, а потом мы будем долго лечить нашего молодого и талантливого игрока.

Договорняки, осень-весна, Алек Болдуин…

– Сейчас в России активно обсуждается проблема договорных матчей. А вам когда-нибудь предлагали сдать игру за деньги?
– Один раз подобная ситуация была, когда я еще не работал в «Зените». Я сначала не понял, о чем идет речь. Потом сказал: «Идите к руководству. Если они дадут добро, то я пишу заявление об уходе». Сейчас нужно разработать схему, чтобы искоренить подобную практику. Я в открытую не видел, чтобы сдавали игры, может быть, только догадывался. Но если эти вопросы поднимаются в РФПЛ, то, наверное, такие игры существуют.

– Дайте свою оценку, почему «Зенит», уверенно обыгрывающий всех в российском чемпионате, не справился с французским середнячком, командой «Осер»?
– Середнячком ее вряд ли назовешь. Команда очень сильная как в тактическом, так и в индивидуальном плане. Мы знали, что «Осер» будет очень активен в плане атакующих действий, рассчитывали, что они побегут, раскроются. При контратаках у нас сумасшедшие исполнители: Лазович, Кержаков, Быстров, Дани; наши атакующие полузащитники: Широков, Зырянов, Семак. Но «Осер» очень грамотно оборонялся. Все решили стандартные положения. Кроме того, мне показалось, что судейство было не совсем профессиональным. Если в первом случае игру рукой футболиста «Осера» можно было не фиксировать, то во втором – она была очевидной. Этот момент мог перевернуть всю игру. «Зенит» умеет это делать, особенно когда забивает.

– Может быть, «Зениту» просто не хватило конкуренции в российском чемпионате?
– Согласен. В премьер-лиге не всегда встречается так грамотно играющий соперник.

– Как вы относитесь к переходу на систему «осень-весна»?
– Если создадут для этого нормальные условия: стадионы, поля – то почему бы и нет? Для премьер-лиги я не вижу препон. Деньги у клубов есть. По Питеру, посмотрите, мы начинаем играть, как правило, ранней весной, и у нас газон достойный. Он выдерживает. Другое дело – второй и первый дивизионы. Не каждый губернатор бросит огромные деньги для того, чтобы улучшать стадионы и поля.

– Елена Л. спрашивает: «Как вы относитесь к новому стадиону на Крестовском? Есть ли у вас какие-то личные воспоминания о прежнем стадионе?»
– Воспоминаний много, и все только приятные – это настоящая чаша. Когда после реконструкции на игры приходило по 70 тысяч зрителей – это было нечто. Это завораживает, создает ситуацию самоотдачи. В случае чего тебе стыдно перед этими болельщиками, перед теми друзьями, которые сидят на трибунах. При таких условиях ты себя мобилизуешь на 100%.

– Вы ждете новый стадион?
– Думаю, его ждут многие петербуржцы.

– Последний вопрос. Задает читатель под ником Смэш. Он спрашивает, говорили ли вам когда-нибудь о сходстве с голливудским актером Алеком Болдуином.
– Это после дня рождения.