Роман Широков: «Если думать о Словакии, можно нарваться на неприятности в Андорре»

Полузащитник «Зенита», играющий важную роль в тактических построениях Лучано Спаллетти, может стать ключевой фигурой и в ближайших матчах команды Дика Адвоката.

ЯЗЫК МОЙ - ВРАГ МОЙ?

- Всегда интересно, каковы ощущения человека, вернувшегося куда-то после долгого перерыва. Вас не было в сборной два года - что испытываете?
- Огромную радость. Очень хотел вернуться в сборную, поэтому что еще я могу испытывать, когда это состоялось?!

- Думали о возвращении все эти два года?
- Глобально - да, но почти половину названного вами срока не играл, поэтому речь о сборной идти просто не могла. И лишь в этом сезоне вопрос снова стал актуальным. В «Зенит» пришел Спаллетти, мне стали больше доверять, и игра вроде бы пошла. Вот после этого надежды стали обретать какую-то плоть.

- Есть ощущение, что вернулись в родной дом?
- Да - ребята те же, что были на чемпионате Европы, да и атмосфера не изменилась.

- Но наверняка есть что-то, что изменилось?
- Пока ничего не обнаружил. Да, главный тренер, конечно, новый, но к нему я тоже давно привык - в клубе.

- Сейчас, когда все осталось в прошлом, как считаете, опала, в которую вы попали при Хиддинке после Euro-2008, была справедливой?
- Когда я перестал играть в «Зените» - естественно. А вот первые невызовы в сборную после чемпионата Европы оставили странное ощущение.

- Вам их как-то объясняли?
- Позвонил Корнеев и сказал, что тренерский штаб не удовлетворяет мое физическое состояние. Отговорка, на мой взгляд, была не просто формальной - нелепой.

- А сами понимали, как выглядит та кошка, что пробежала между вами и Хиддинком?
- Нет. Думал на эту тему, но так ничего и не придумал.

- Журналисты объясняли ее появление вашим интервью после матча с испанцами, в котором вы рассказали, что разбора игры Вильи, забившего нам три мяча, перед матчем не было.
- Но я же ничего не придумал! Разбора в его полноценном понимании действительно не было. Нам поставили видеокассету с записью матча испанцев, но с таким же успехом мы могли посмотреть его по телевизору. Вот «Осер» готовился к «Зениту», так готовился: всю игру чувствовалось, что французы знают наши взаимодействия до последнего движения.

- Но кроме того интервью поводов вроде бы не было: да, матч с испанцами вы отыграли не без ошибок, но разве кто-то провел его хорошо? Тот же Колодин ошибался не меньше, однако ему в доверии не отказали - и Денис оправдал такую веру на все сто процентов.
- К тому, что из состава вывели именно меня, претензий, поверьте, совсем не было - после той игры нужно было что-то менять, а поводы для того, чтобы стать крайним, я, безусловно, дал.

- Значит, все-таки интервью? То обстоятельство, что вы всегда говорите то, что думаете, часто вредило в жизни?
- Достаточно часто. Но сейчас, повзрослев, куда чаще задумываюсь, что говорить, а о чем промолчать.

- После еще одного памятного интервью - в рубрике «СЭ» «Разговор по пятницам» - со многими рассорились?
- А я разве многих там затронул? Всего трех-четырех человек. И опять же - ничего не сочинял, не придумывал, рассказывал о том, что было. Так что ни с кем не поссорился.


НЕБЫВАЛАЯ ПОДГОТОВКА «ОСЕРА»

- Что подумали, когда узнали - сборную возглавит Адвокат?
- Ничего. На тот момент я это к себе не примерял.

- Отношения с Диком в «Зените» у вас, наверное, были не самыми радужными - на поле ведь выходили редко?
- Нормальные были отношения. Просто все вакансии в то время у Дика были заполнены, а он не большой любитель что-то менять. Да и вообще: попробуйте найти тренера, который хочет что-то перетасовать, когда команда дает результат. Естественно, мне хотелось играть, и в какие-то моменты казалось, что можно было бы кого-то из ребят и подменить, но Адвокат так не считал. Это его право, поэтому вопросов нет.

- После того как вас вызвали на матч с Болгарией, почувствовали, что вернулись в сборную прочно? Или перед нынешним объявлением состава опять волновались - вызовут ли?
- Волнения точно не было - мне кажется, игра у меня в последнее время получается, поэтому на вызов рассчитывал. Единственная крупная неудача, которая могла ему препятствовать, - поражение в Осере, но даже там, считаю, мы действовали не так плохо, чтобы сразу делать оргвыводы.

- Ваши беды в сборной Хиддинка, мне думается, во многом шли оттого, что из вас пытались сделать защитника. Не будет ли проблем и сейчас, когда в клубе в основном играете атакующего центрального полузащитника, а в сборной уже пришлось и еще наверняка придется действовать в опорной зоне?
- На самом деле большой разницы для меня нет - просто придется больше работать на оборону. Да и в последнем матче «Зенита» против «Локомотива» играл как раз в опорной зоне. Честно говоря, упомянутый вами перевод в защиту больших проблем тоже не создавал. И поначалу получалось совсем неплохо. Правда, потом что-то разладилось.

- То, что в сборной сейчас много зенитовцев, помогает?
- Может быть, только в плане сыгранности на поле. Что же касается атмосферы в команде, то она мне хорошо знакома - со всеми ребятами отношения достаточно давние и хорошие.

- А не имеет ли обилие питерцев и другую сторону - имею в виду ваше психологическое состояние после фиаско в Осере? Не отразится ли оно на сборной?
- Уверен, что нет. Удар мы, конечно, получили болезненный, но нельзя же переживать вечно - тогда подобные удары посыпятся один за другим. Мне кажется, что стресс уже позади, тем более что жизнь продолжается, и теперь нам надо выигрывать чемпионат России и выходить из группы в Лиге Европы.

- Но от вас явно ждали большего.
- Да, мы хорошо укрепились, и ожидания действительно были большими, но если абстрагироваться, то почему третья команда России должна обязательно побеждать третью команду Франции?

- И все-таки - можете теперь сказать, что же произошло в Осере?
- Ничего особенного - просто хозяева играли очень хорошо. Мы в принципе особо не уступали, но они реализовали свои шансы, а мы - нет. В том числе и в Санкт-Петербурге, где могли все решить. И еще раз повторю: к ответному матчу соперник подготовился фундаментально!

- Получается, что «Зенит», славящийся как раз тщательной подготовкой к противнику, на этот раз уступил именно в своих козырях?
- Не скажу, что мы были готовы к «Осеру» плохо, но французы подошли к данному вопросу так досконально, как мне вообще еще не приходилось видеть.

- Если вы были готовы хорошо, то почему пропустили с угловых, которые являются едва ли не основным оружием «Осера»?
- Мы прекрасно были осведомлены о такой угрозе, но угловые - это всегда конкретная ситуация, в которой большую роль играет удача. Оторвался нападающий на мгновение раньше, получил двадцать сантиметров преимущества - и ничего с этим уже не поделаешь. Естественно, претензии в каждом подобном случае надо предъявлять только самим себе, но без определенного везения нападающим такие моменты в свою пользу все равно не решить.

- А не задавила ли вас психологически жесткая задача попадания в Лигу?
- Не думаю. Мне кажется, что настроены мы были как надо. Скорее можно говорить о небольшом спаде, пришедшемся как раз на этот отрезок времени. Мы сыграли большое количество матчей без поражений, и рано или поздно серия должна была прерваться. Увы, случилось это в самый неподходящий час.

- Как отреагировал на неудачу Спаллетти?
- Естественно, был очень расстроен - он-то в отличие от нас привык играть в Лиге чемпионов. Но на людях свои чувства он никак не проявлял.

- В команде после невыполнения одной из главных целей на сезон что-то изменилось?
- Нет, команда по-прежнему остается командой. Мы все вместе пропустили страшный удар, теперь все вместе должны встать с пола и продолжить бой.

- Насколько важна была в этой ситуации крупная победа над «Локомотивом»?
- Важна была просто победа - пусть даже и со счетом 1:0. Но чем больше, тем лучше, естественно.

ЧУДЕСА В АНДОРРЕ

- Как вы чувствуете себя психологически?
- Уже абсолютно нормально. Настроил себя на то, что о неудаче надо забыть. Вроде бы получается.

- Многие называют вас лидером нынешнего «Зенита». Сами тоже так считаете?
- Нет, пока так говорить нельзя.

- Ключевое слово - «пока»?
- Могу только надеяться, что именно так. Но вообще-то игра «Зенита» не зависит от какого-то одного футболиста. Вот многие пишут о «даннизависимости», но это тоже не так - несколько матчей мы вполне благополучно выиграли и без Данни. Сейчас «Зенит» силен прежде всего командными действиями. И у нас есть восемнадцать футболистов в хорошей форме, которые готовы подменить друг друга. Не двенадцать-тринадцать, а именно восемнадцать или даже девятнадцать. Спаллетти дает играть каждому, поэтому никто игрового тонуса не теряет.

- Лидером вы себя называть не решаетесь, но в том, что ваша роль - одна из ключевых в клубе, меня не переубедите. Готовы исполнять такую же в сборной?
- Готов.

- Что знаете о ближайших своих соперниках? В частности - об Андорре?
- Воспоминания о визите туда три года назад - разные. С одной стороны, игра получилась тяжелой и неприятной, с другой - именно оттуда мы привезли путевку на чемпионат Европы. Причем в победу хорватов в Лондоне тогда, по-моему, не верил никто. Отсюда существовали и трудности в настрое на свой матч. А тут еще отвратительное поле, очень грязно действующий соперник, холодная погода... Но тем чудеснее стала развязка.

- Что станет самым важным в Андорре-ла-Велье на этот раз? Настрой?
- Настрой у нас не отличается от команды к команде. Во всяком случае не должен отличаться. А если не хочется выкладываться с так называемыми «карликами» весь матч, есть проверенный рецепт: нужно забить два-три гола до перерыва - и тогда можно спокойно катать мяч.

- Словакия в голове уже вертится?
- Если она будет вертеться, можно нарваться на неприятности в Андорре. Нет, пока думаем только о первом сопернике.

- А кто главный соперник в группе? Словакия, Ирландия или, может быть, Македония?
- Македония вряд ли будет претендовать на что-то серьезное, а вот ирландцы со словаками примерно равны и в одинаковой степени опасны.

- В последние дни задаю игрокам сборной один и тот же вопрос: на сколько очков в четырех отборочных матчах этого года согласились бы не глядя? И все сходятся на числе десять. Присоединитесь?
- Нет, не глядя, согласен только на двенадцать. Во всяком случае, стремиться надо именно к этому.

- В это, по-моему, мало кто в России верит - во всяком случае судя по критике, обрушившейся на сборную в последнее время. Как вы, человек, только-только в сборную вернувшийся, относитесь к призывам резко обновить команду?
- А кем ее обновлять? Абстрактные призывы к переменам - занятие несложное, а вот когда доходит до конкретных предложений, тут все гораздо труднее. Если делать машине рестайлинг, то нужно менять коренные вещи - движок, колеса и так далее. А перекрасить крылья в другой цвет - что это изменит принципиально? Сборной руководят совсем неглупые люди, и если бы они видели, что кто-то может усилить игру команды, этот человек в ней уже был бы, можете не сомневаться.

- Критика сборной после игры с болгарами оказала какое-то влияние на нынешнюю вашу подготовку?
- Нет. Все игроки и так прекрасно понимают, что провели с болгарами не самый лучший матч. Но и о нем пора уже забыть - нам нужна была победа в дебютной для тренера игре, мы ее добились и готовимся теперь совсем к другим встречам.


СТАНОВИТЬСЯ ЛИ АДВОКАТОМ?

- Что нового в ваших нефутбольных делах? Дом в Дедовске достроили?
- Нет. Живем-то сейчас в Питере.

- Судя по татуировке на вашей руке, «26.08.08», рождение ребенка - это главное событие вашей жизни?
- Так и есть. И очень жаль, что не смог обеспечить ему к дню рождения достойный подарок в Осере.

- А более аккуратным в высказываниях вы тоже стали после рождения ребенка?
- Нет, эти вещи напрямую не связаны. Просто прожитые годы понемногу набегают.

- И если бы сегодня давали интервью о своей прежней жизни, жестких откровений мы бы уже не дождались?
- Честно говоря, ничего сверхъестественного я никогда не говорил. Это уже потом все интерпретировали так, что Широков - едва ли не законченный пьяница, употребляющий с утра до вечера. На самом деле такого не было никогда.

- А как же тогда ваши собственные рассказы о месячных «зависаниях» с друзьями?
- «Зависания» - не значит сплошная попойка. Мы могли уехать куда-нибудь на дачу, но не для того, чтобы только пить. Кому-то, видимо, очень хотелось создать мне подобный имидж.

- Как проистекает ваша учеба на юрфаке?
- Выходит на финишную прямую - начался последний учебный год.

- И вы представляете себя юристом после окончания карьеры игрока?
- А почему нет? Естественно, придется еще набраться необходимого опыта, но в принципе мне эта область человеческой деятельности довольно интересна.

- И кем вы себя в ней видите - адвокатом, прокурором, следователем?
- Наверное, адвокатом.

- Станете столь же известны, как в футбольные времена?
- Это предсказать невозможно.

- Что ж, тогда и не будем предсказывать, вернемся к футболу. Ваши сегодняшние мечты?
- Я уже говорил о них - набрать 12 очков со сборной, стать чемпионом России и выйти из группы Лиги Европы с «Зенитом».

- Это вы о ближайших, а я имел в виду более дальние.
- Выйти на Eurо.

- И «попылить» там так же, как четыре года назад?
- Желательно ярче.

- Ну а личных целей - перейти, скажем, в европейский топ-клуб - у вас не имеется?
- На самом деле 29 лет - критический в этом плане возраст: еще год - и о такой мечте можно будет забыть. Но я не зацикливаюсь - в «Зените» устраивает абсолютно все.

- Если бы все-таки приглашали, какой чемпионат привлек бы внимание в первую очередь?
- Английский, испанский, итальянский - в равной степени. Причем у меня нет в этих чемпионатах любимых клубов, любой из первых трех-четырех устроил бы.

- Может ли «Зенит» в ближайшем времени выйти на уровень этих трех-четырех команд?
- У самого «Зенита» все хорошо, но он не может достичь вершин в одиночку. Когда весь наш чемпионат выйдет на уровень первой тройки, тогда и его лидеры будут соответствовать. Пока же, есть такое ощущение, «Зениту» многие просто завидуют, а кто-то и откровенно желает неудачи.

- Вы можете понять, когда в еврокубках россияне болеют против российского клуба?
- Нет. Вот, скажем, болельщики «Спартака» не любят ЦСКА. Но они должны понимать, что ЦСКА приносит стране рейтинговые очки. И если «Спартак», условно говоря, окажется в чемпионате пятым, что сегодня, к примеру, вполне реально, именно общий рейтинг обеспечит ему место в еврокубке.

- Самим футболистам лучше, чтобы все поддерживали, или нелюбовь тоже заводит?
- Лучше, когда поддерживают - это вам любой игрок скажет.

- Пожалуй, сегодня это возможно только со сборной - да и то, если побеждать.
- Значит, к этому и будем стремиться.