Максим Митрофанов: «Российский футбол сделал качественный шаг вперёд»

Генеральный директор клуба в эфире радио «Зенит» 89.7 FM в рамках программы «Подъём с переворотом» рассказал о том, нуждается ли российский футбол в переменах, стоит ли переходить на систему «осень-весна» и существует ли проблема судейства в России.

О российском и молодёжном футболе

– Нуждается ли российский футбол в радикальных переменах?
– Меня пугает в вашем вопросе только слово «радикальных». Сказал бы, что наш футбол нуждается в эффективных и достаточно экстренных переменах. Особенно это стало заметно в последние пять лет, поскольку произошёл качественный скачок российского футбола, он стал котироваться в Европе и в мире. Российские игроки и сборная стали восприниматься по-другому, и здесь причина не только в отдельных выигрышах, таких как бронзовые медали чемпионата Европы, два Кубка УЕФА, Суперкубок, в успешном выступлении в Лиге чемпионов и Лиге Европы. Сам уровень игры качественно изменился. Мы на страницах газет и в эфире радио стали обсуждать другие вещи. Произошло качественное развитие футбола, он изменился частями, многое стало лучше. Но чтобы наш футбол был действительно лучше, нужно изменить много мелочей. Таких маленьких частичек, как в мозаике-пазле, – как только все они лягут в нужное место, тогда и база будет сформирована. И менять нужно всё, начиная от детского футбола и массового футбола. Потому что, к сожалению, футбол как игра в России не очень популярен. Это спорт номер один в России, но игра непопулярная. Правда, конечно, спорт в России в принципе непопулярен, и им не занимаются. Невозможно всё сделать в одну секунду и сделать спорт популярным по мановению волшебной палочки. Если вы никогда не играли и не умеете, то существует лишь маленькая вероятность того, что вам будет интересно.

– С какими кусочками пазла дело обстоит наиболее сложно?
– Совсем сложно с развитием детского футбола и с защитой экономических интересов клубов. Клубы должны инвестировать в собственные школы – это нормально. У нас никто не готовит профессиональных футболистов, готовят просто футболистов. Для того чтобы у нас были профессиональные игроки, нужна финансовая система защиты интересов клубов.

– В РФС планируется специальная стипендия школам, воспитавшим профессиональных игроков.
– Компенсация, механизм солидарности – они работают в Европе. Самое парадоксальное, что при международном трансфере, когда российский игрок переходит в зарубежные команды, российские клубы и школы имеют право претендовать на определённый размер компенсации по регламенту ФИФА и УЕФА. Школа «Зенит», которая воспитала Александра Кержакова, имеет право получить компенсацию за переход Александра из «Зенита» в «Севилью» и из «Севильи» в «Динамо». Обидно, что вы готовите футболиста в своей школе, а он просто уходит в другой клуб. Будем считать это социальной ответственностью клуба. Например, если шестнадцатилетний игрок ушёл из своей школы, перешёл в другую, отучился там год и ушёл в дубль, то та школа, которая его готовила семь лет ничего не получает. А ведь она может потребовать компенсацию! Есть стоимость компенсации: если игрок переходит во вторую лигу, то выплачивается сто тысяч рублей за переход, если в первую лигу, то двести тысяч, если в премьер-лигу, то триста тысяч. Мы в обязательном порядке выплачиваем предыдущим школам и тренерам за то, что они подготовили игрока, чтобы они могли продолжать растить футболистов. Это воля клуба, и если мы проснёмся в один день и вдруг не захотим выплачивать, то они не получат компенсации. Это неправильно. Люди работают, частных школ у нас пока нет, а система государственной поддержки не работает.

Сейчас молодой игрок может сказать: заплатите мне денег, чтобы я играл в дубле. За что? Надо ему объяснить: играй сейчас условно не за десять рублей, а за пять, но потом ты будешь зарабатывать и сто. У нас все хотят всего и сразу, но так нельзя. Система компенсации отработана на уровне регламентов. Во Франции, например, если вы подготовили игрока, то вначале он будет играть у вас, и только если вы захотите его отпустить, то сможете это сделать.

О лимите на легионеров

– Лимит на легионеров свои формальные задачи не выполняет…
– Не выполняет формальные задачи? (Улыбается.) Он сейчас никакие задачи не выполняет. Он влечёт за собой получение российских паспортов и решение многих других задач.

– Каким должен быть лимит?
– Нам нужно понять, что такое лимит и какую цель он преследует. Это способ, в какой-то степени ограничение. В конце 90-х – начале 2000-х в российский чемпионат стали покупать игроков из «маленьких» стран. Не хочу никого обидеть, но такие игроки в огромном количестве заполнили наш чемпионат, потому что они дёшевы, и если поменять одного на другого, то не особенно заметно (улыбается). Когда-то колонизаторы из Италии, приехали в Аргентину и там стали своими, мексиканцы ходят с испанскими паспортами, у них без проблем игрок переходит из одного клуба в другой. Мы тоже члены ЕС, и хотелось бы играть без всяких лимитов. Мне нравится английский вариант решения вопроса – лимит зависит от качества игрока. Давайте будем стремиться к этому лимиту. Лимит на стандарт, на качество. Пусть игроки будут откуда угодно, главное, чтобы они были сильными. Если в десяти школах есть десять качественных ребят, то им не с кем тренироваться. Если из десяти школ сделать одну команду, это будет эффективно: они будут лучше расти, они будут тянуться к самым лучшим. Лимит ни к чему, кроме завышения цен, не приведёт. Это неинтересно, это не футбол уже. Для начала нам нужно расширить пространство на СНГ. Чтобы игроки из Казахстана, Украины, Белоруссии могли переходить без проблем в наши клубы не в качестве легионеров. Уровень чемпионата от этого будет только расти. Без учета кубковых игр мы проводим 30 матчей в сезон. И ещё 7–10 в рамках европейских турниров, то есть мы в три раза больше играем в российском чемпионате. Если мы хотим улучшить чемпионат, то и сборная будет улучшаться. Да, мы выстрелили и выступили успешно, заняли третье место на чемпионате Европы, а где стабильность?! Нынешний тренер сборной знает российский чемпионат лучше своего предшественника. Я знаю, как он работал в «Зените»: Дик рано просыпался, и если он не был на стадионе, то до того, как засыпал ровно в одиннадцать вечера, в отеле смотрел абсолютно все матчи российского чемпионата. Сейчас прислан перечень в клуб, из «Зенита» вызваны восемь игроков вместе с Бухаровым.


О переходе на систему «осень-весна»

– Насколько реально перейти на систему «осень-весна», о которой объявил Сергей Фурсенко? В чем плюсы и минусы перехода?
– Очень правильно, что вы сказали фразу, что Фурсенко сказал. Именно такой подход должен быть. Если бы он не сказал, то раз в квартал появлялась бы статейка: вот система «осень-весна». А так поставлена и выбрана задача. Если бы она не была поставлена, никто бы не решал её. Минусы понятны – у нас северная страна, Санкт-Петербург – самый северный город из участников чемпионата России. Если слабо развита инфраструктура, то, даже если бы у нас была нормальная погода, не получилось бы ничего. Погода – существенный контраргумент. Но мы будем находиться в равных условиях с европейскими командами в соревнованиях клубов и сборных, а это огромный плюс, и об этом часто забывают. Трансферные возможности улучшатся, мы получим один общий календарь заявок. Сейчас мы как бы на подхвате. Нам летом нужны точечные усиления, а это пик продаж в Европе.

– При предыдущей схеме два российских клуба выиграли два Кубка УЕФА.
– Могло быть всё что угодно, всю жизнь мы играли по этой системе, и если перейдём на другой календарь, то не факт, что исключительно российские клубы станут выигрывать все соревнования. У нас и время разное. Очень сложно продавать футбольные матчи из-за разницы во времени. Но не надо бояться никаких переходов! Нужно составить здравый план – и это задача не одного сезона, это стратегическая задача развития российского футбола. У нас будет огромный перерыв зимой, и что будет происходить с заявочными окнами – не очень понятно, ведь они должны, обязаны быть с Европой синхронизированы. Мы должны провести за полтора года сезон и перейти на новую систему. За этим должна последовать не только программа РФС, но и государственная структура. Кроме того, для российского футбола очень важна заявка на 2018 год, на чемпионат мира, строительство новых стадионов. По проекту нового стадиона в Санкт-Петербурге можно будет играть при любых погодных условиях.

– Переходный турнир должен быть сыгран в 15 или 45 туров?
– Это детали, их нельзя рассматривать отдельно от всего остального. Сейчас собирается рабочая группа, необходимо создать чёткую позицию. Нужно посмотреть всё вместе, нужно, чтобы был эффективный переход. Есть цель – теперь прорабатываются способы её осуществления.

О судействе

– Необходимы ли экстренные перемены в мировом и российском судействе?
– Вопрос философский. Для меня показателем было то, что на подготовку судей на чемпионате мира было выделено сорок миллионов евро, но ни одного российского судью в ЮАР не пригласили. Немногие наши арбитры обслуживают игры Лиги чемпионов – в лучшем случае они судят отборочные турниры. Это говорит о том, что либо мир ушёл вперёд, либо мы отстали или пошли другом путём. Все арбитры – это высокопрофессиональные специалисты. Когда во всех газетах говорят только о судье, на огромном стадионе «Лужники» поётся «нечто» о нём, то это для человека сложно. Они – профессионалы, и они не хотят, чтобы к ним были вопросы. Сейчас по этому вопросу создан комитет в РФС. Можно взять иностранцев на работу, выбрать вариант пути Петра Первого, но кем они будут работать? В качестве руководителей… Так они потом уйдут, и никто не поймёт, что произошло, – и всё развалится. Они принесут шаблон и скажут, что он правильный, но у нас нет уверенности, что это так. Иностранцев, думаю, можно привлекать в качестве консультантов.

Жалобы на судей – самый первый момент. РФС должен разбирать обоснованность жалобы. С некоторых пор мы, как в Европе, не подаем жалоб – мы считаем, что РФС должен решать сам, мы не хотим выносить сор из избы. Но если судья допускает ошибки, то он штрафуется – его могут отправить в первую или во вторую лигу, к молодым игрокам. В итоге там они начнут их учить тому, за что отсюда уволили…

Кадры нужны и в детских школах. В центральной академии «Зенита» сейчас обучается 900 человек, с учётом всех филиалов и системы «Школьный футбол» 5000 человек проходят профессиональное обучение. В молодёжном составе вместо 20–22 игроков сейчас 28, из них половина может выступать в топ-клубе. Многие заканчивают заниматься футболом в 22 года. Они получают образование, но уходят, если не смогли заиграть.

Получается, что профессионалы в лучшем случае становятся детскими тренерами, а кто-то просто оканчивает курсы, никогда не играл сам и начинает судить. Система подготовки тренеров и судей у нас сейчас отсутствует. Приятно, что РФС этим занимается, что там есть независимые люди, профессионалы, и они смогут совместно с иностранными консультантами достаточно быстро создать систему судейства. Навести порядок нужно и в первом, и во втором дивизионе. Нельзя премьер-лигой только ограничиваться.