Александр Бухаров: «Питер встретил меня очень тепло»

– Каждый мальчишка, занимающийся футболом в Петербурге, мечтает о том, чтобы заиграть в «Зените». О чем мечтал в детстве Александр Бухаров, который первые футбольные шаги делал в Набережных Челнах?
– У нас была команда «КАМАЗ». Поэтому я мечтал играть именно за нее. Потом, когда повзрослел, взгляды и цели стали немного другими – начал замахиваться на более высокие команды, например «Рубин». В итоге в нем и оказался.

– В футбол вас привели родители?
– Мой первый тренер Наиль Саидов, который искал талантливых мальчишек по школам, приметил меня на обычном уроке физкультуры.

– Помимо футбола еще каким-то спортом занимались?
– Как и многие ребята, ходил на карате, волейбол. Искал, чем себя занять.

– Учитывая ваш рост, баскетболом не увлекались?
– В детстве рост был средним. Просто потом за один год вырос на 12 сантиметров. Может быть, из-за этого и страдал потом от травм – сразу перестроиться организму было тяжело.

– Были форвардом или начинали на другой позиции?
– Всегда играл нападающего.

– Вашим первым профессиональным клубом был «Краснодар», а не «КАМАЗ». Почему?
– Из системы «КАМАЗа» я ушел, потому что хотел расти дальше, к тому же нужно было помогать родителям, которые жили небогато. Посоветовался со своим агентом Виктором Панченко, он повез меня в ЦСКА, потом в «Краснодар». В общем, судьба побросала по стране. В «КАМАЗе» мне предложили контракт на 5 лет, но финансовые условия были смешными – 500 рублей в месяц. Одним словом, ради дальнейших перспектив я уехал из родного города.

– В «Рубин» вы возвращались как домой или стали к тому времени профессиональным футболистом, у которого домом становится любое место, где он играет?
– Когда уезжал из Набережных Челнов, «Рубин» играл во второй лиге, потом в первой. Когда в 2003 году он вышел в премьер-лигу, я сразу подумал, что неплохо было бы там поиграть. Начинал в «Рубине-2», с третьей лиги, а потом со временем Курбан Бердыев обратил на меня внимание и привлек в основной состав.

– В Казань вы перебрались из Новороссийска. На тот момент пожертвовали качеством – ведь «Черноморец» выходил в высший дивизион?
– У меня не сложилось ни в «Краснодаре», ни в «Черноморце». Не знаю, в чем была причина. Возможно, до этого был другой характер, раз меня из этих клубов «увольняли». После этого поехал в Набережные Челны, потому что в семье произошла трагедия – умер отец. На какое-то время вообще перестал играть в футбол. Ничего не делал. Потом вновь помог мой первый тренер. Он нашел нужные слова, договорился с руководством «Рубина» и повез меня на просмотр. Попасть в команду было тяжело, так как я был не в форме.

– Потом судьба испытывала вас еще не раз. Чего только стоил разрыв крестообразных связок колена и еще один рецидив этой травмы. Некоторые игроки после таких вещей вообще завершают карьеру.
– Конечно, пришлось очень непросто. Боялся, думал, как бы не получить третий разрыв связок. Не вылезал из тренажерки, закачивал ноги. Ездил на реабилитацию в Германию. Слава богу, что все обошлось и сейчас нет никаких проблем.


Хиддинк все сделал правильно

– По-настоящему вы раскрылись в 2009-м, когда в первом же матче против «Кубани» забили два мяча, «Рубин» по итогам сезона стал чемпионом, а Александр Бухаров, второй бомбардир чемпионата, получил приглашение в сборную России...
– Был еще 2008-й, когда в начале сезона я восстановился, провел три матча, а во встрече против «Зенита» на «Петровском», когда «Рубин» выиграл – 3:1, подвернул голеностоп и опять выбыл на три месяца. Потом тому же «Зениту» забил два мяча в матче второго круга и с тех пор начал забивать регулярно.

– В то время болельщики заговорили о «феномене Бухарова», который вроде бы является форвардом таранного типа, но забивает голы на любой вкус. Для вас имеет значение, как именно поражать ворота соперников?
– Для меня каждый гол важен, даже если пробил плечом. В детстве забивал много мячей и был «технарем», может, из-за этого и развито голевое чутье.

– Если вы не против, давайте поговорим о сборной России, отношения с которой у вас пока до конца не установились.
– Очень благодарен Гусу Хиддинку за то, что он привлекал меня в главную команду страны, предоставил шанс за нее сыграть. Многое мне дало и то, что какое-то время постоянно находился в коллективе, прошел с ребятами три сбора. Ну а то, что не вызвали на заключительный этап отборочного цикла к чемпионату мира, понятно. Просто главный тренер предпочел проверенных бойцов и сделал, считаю, правильно. Ведь те люди, кто прошел весь отборочный цикл, и должны были доводить дело до конца.

– Тогда многие удивлялись: почему Хиддинк взял сидящего в запасе «Тоттенхэма» Павлюченко, а не находящегося на пике формы и постоянно забивающего за «Рубин» Бухарова?
– Могу повторить еще раз – отнесся к данной ситуации абсолютно нормально. Брать на такие игры нового игрока Хиддинк, возможно, опасался. И ведь совершенно не факт, что, если бы я принимал участие в матчах со Словенией, Россия в итоге вышла бы на чемпионат мира.

– Как смотрели матчи Россия – Словения?
– Глазами болельщика. Кстати, за теми встречами наблюдал в компании хоккеистов. А потом мы еще долго их обсуждали. Ведь в первом матче все вроде бы шло хорошо, но затем был пропущен этот нелепый гол. Тогда я и подумал: поскольку словенцев в ответной встрече устроит счет 1:0, в гостях надо быть очень осторожными. После ответной встречи расстроились мы страшно. И не только мы. Мне кажется, это стало трагедией для всей России.

В хоккее болею за «Ак Барс»

– Вы упомянули о знакомых хоккеистах. В Казани наверняка ходили на «Ак Барс»?
– И со знакомыми, и поодиночке – и на матчи регулярного чемпионата, и на плей-офф вплоть до победы в финальной серии (улыбается).

– В «Зените» многие тоже с удовольствием ходят на хоккей.
– Возможно, присоединюсь к ребятам и в этом смысле. Но болеть все равно буду за «Ак Барс».

– Говорят, вы и с баскетболистами дружите. В частности, с питерцем Игорем Заманским, выступающим за казанский «Уникс»...
– У нас хорошие отношения и с другим питерским баскетболистом – Артемом Кузякиным. С Заманским же буквально пару дней назад виделся здесь, в Санкт-Петербурге. И Игорь, и Артем помогают советами, подсказывают какие-то бытовые моменты, в общем, делают все, чтобы я быстрее освоился в новом для себя городе (после того как Александр Бухаров прилетел из Казани, «Зенит» без него практически сразу уехал в Ростов. – Прим. ред.).

– Любопытно, что ваши с «Зенитом» пути пересеклись в этом году уже в феврале, когда во время испанского сбора «Рубин» и команда Спаллетти жили в одном отеле.
– Лучано Спаллетти приходил смотреть наши контрольные игры. Может быть, там, в Ла-Манге, он меня и приглядел?

– А когда вы узнали об интересе со стороны «Зенита»?
– После первой части чемпионата России. После этого подошел к главному тренеру «Рубина», объяснил ситуацию и сказал, что если это выгодно для всех, то я хотел бы перейти в «Зенит», поскольку для меня это – огромный шаг вперед. Курбан Бекиевич (Бердыев. – Прим. ред.) ответил, что мое решение – правильное. И пообещал, что будет решать этот вопрос с руководством клуба.

– Но ведь в начале года вы подписали новый контракт с «Рубином». Значит, в тот момент искренне верили, что еще на несколько лет задержитесь в Казани?
– Если бы я не подписал тогда новый контракт, клуб на моей последующей продаже ничего бы не заработал.


Лечу с командой в Бухарест

– Вы в Питере всего несколько дней. И все же первые впечатления о городе уже наверняка появились?
– Он очень красивый. А еще надо сказать, что встретили меня здесь очень тепло: люди вокруг общительные, порядочные. В тех местах, где обедаю или ужинаю, все очень вкусно. Просто прекрасно приняли меня и в команде.

– Как передвигаетесь по городу?
– Покататься на своей машине пока не успел – боюсь заблудиться. Но до базы в Удельной, пусть и при помощи навигатора, добираюсь самостоятельно. А вот толком погулять по Питеру пока не успеваю. Надеюсь впоследствии больше времени тратить на изучение города.

– В интервью «СЭ» вы сказали, что машину будете перегонять из Казани. Значит, она уже здесь?
– Да, друг перегнал. В понедельник он улетает домой, а я с «Зенитом» – в Бухарест. Жаль, конечно, что не могу сыграть с «Унирей» ни в гостях, ни дома, но ничего, надеюсь помочь во втором отборочном раунде еврокубков. Причем я думаю, что это будет Лига чемпионов.

– Вам, как победителю «Барселоны», есть теперь разница, с кем встречаться в международных матчах?
– Сейчас все умеют играть в футбол. Посмотрите, что происходило на чемпионате мира. Южная Корея, например, или Новая Зеландия показали не самый хороший футбол, но за счет того, что четко оборонялись, выступили в ЮАР достойно.

– На что, по-вашему, в ЮАР гипотетически могла рассчитывать сборная России?
– Многие матчи мы смотрели вместе с Серегой Семаком. С грустью наблюдали за происходящим и говорили: «Мы на сто процентов выступили бы там удачно». Но что об этом сейчас рассуждать, раз попасть в ЮАР нам не удалось?

– А за кого болели?
– За Аргентину. Понравилась и Германия. Когда немцы обыграли команду Марадоны, думал, что чемпионами станут именно они. Но их в свою очередь смяли испанцы. Кстати, по большому счету Испания мне не понравилась. Ничего нового по сравнению с Евро она не показала.