Александр Горшков: «После игры Морозов мог расплакаться»

Феноменальная карьера Александра Горшкова, которая началась еще в СССР, подарила ему возможность сыграть как за советские клубы второй лиги, так и в чемпионатах уже суверенных России и Украины. Вряд ли Александр, дебютировав в родном Стаханове в 1987 году, мог предположить, что спустя два десятка лет будет заканчивать карьеру в ранге обладателя Кубка УЕФА и Суперкубка Европы в составе «Зенита», играть под руководством Леонида Буряка, Олега Романцева, Юрия Морозова, Дика Адвоката. Впрочем, разговор с Горшковым, с недавнего времени тренером Академии ФК «Зенит», начался с самого актуального на сегодня — Александр поделился первыми впечатлениями от чемпионата мира в ЮАР.

Хочу просто смотреть футбол

— Пока яркого футбола не видно, — говорит Александр. — Возможно, команды еще только привыкают к обстановке, может быть, сказывается большая ответственность. Думаю, по ходу чемпионата каждая сборная будет прибавлять.

— Какой команде симпатизируете?
— В первую очередь есть желание посмотреть хороший футбол, что-то полезное для себя отметить. Особый интерес вызывают игры Испании, Бразилии, Аргентины, но именно потому, что надеюсь в их исполнении увидеть очень интересный футбол.

— Допускаете, что победителем станет сборная, которая еще ни разу не была чемпионом мира?
— Честно говоря, сомневаюсь. Допускаю, что какая-то команда может удивить, далеко пройти, но чемпионом станет кто-то из признанных фаворитов.

— За последние 20 лет очень большого прогресса добилась сборная Южной Кореи. Она постоянно участвует в чемпионатах мира, а в 2002 году дошла до полуфинала. Вы наверняка знаете, в чем секрет корейцев, так как играли с ними в «Зените»...
— В первую очередь их отличает дисциплинированность и исполнительность. Они очень ответственно относятся ко всем тренерским заданиям, четко выполняют установку, а потому их команды отличаются хорошей организацией игры. Кроме этого, у них сейчас появились футболисты, выступающие в ведущих европейских клубах. Так что неудивительно, что теперь это крепкая сборная, с ней всем приходится считаться.

— А смогли бы европейские и в частности российские футболисты выступать в Корее при таких строгих требованиях к дисциплине, где надо беспрекословно выполнять все тренерские задания?
— Пожалуй, нет. Может быть, кто-то смог бы, но в целом российским футболистам все-таки ближе более европейский уклад.

Достаточно пяти легионеров

— Продолжим тему иностранных футболистов. Сейчас идет полемика между противниками и сторонниками лимита на легионеров. Что думаете по этому поводу?
— Уверен, что сильные легионеры должны быть. Но именно сильные, которые на голову выше своих российских конкурентов. Такие, как, например, Домингес, у которого есть чему учиться, рядом с которым быстрее прибавляешь в мастерстве. А что касается количества, то, думаю, достаточно пяти иностранных игроков.

— Но разве хватит российских игроков хотя бы для лидеров чемпионата России?
— Я думаю, хватит. Российским игрокам, особенно молодым, надо давать возможность проявлять себя. Ведь зачастую клубы покупают легионеров, которые ничем не лучше наших футболистов, но именно легионеров выпускают. Порой не по спортивному принципу.

— Что имеете в виду?
— Если привозят сомнительного качества игроков и ставят их в состав, значит, это выгодно их агентам, еще кому-то. Люди делают свои дела, а из-за этого молодежь иногда не получает даже шанса проявить себя. Вот с этим явлением надо бороться в первую очередь!

— Но некоторые тренеры жалуются на завышенные требования россиян. Мало того что они все равно должны сейчас поставить не менее пяти россиян. Но их уровнем тоже тренеры бывают недовольны. А те в свою очередь выдвигают условия, которые не соответствуют их мастерству.
— Такая проблема существует. В какой-то степени клубы являются заложниками российских игроков и их агентов. И руководителям надо как можно быстрее урегулировать эти отношения, навести порядок.

Испытание для Быстрова

— Юрий Морозов, под руководством которого вы играли в «Зените», как раз славился умением раскрывать молодые таланты. Это было его тренерским кредо или же причина в том, что в то время у «Зенита» не было возможностей покупать дорогих футболистов?
— С одной стороны, Юрий Андреевич любил рисковать, давая шанс совсем молодым мальчишкам. Но в то же время в какой-то момент ситуация сложилась так, что клуб и Морозов полностью устраивали друг друга, и такой подход тренера только приветствовался, учитывая скромные возможности «Зенита» на стыке веков по сравнению с сегодняшним днем.

— Работай Морозов в «Зените» сегодня, стал бы он уделять столько времени молодежи?
— Трудно предположить. При нынешних возможностях в комплектовании требуется максимальный результат, возможностей для риска, конечно, меньше. Возможно, все-таки доверял бы, но не в такой мере, как прежде.

— За счет чего ему удавалось за короткий срок выводить молодых игроков на новый уровень?
— Во-первых, доверие Юрия Андреевича придавало уверенности молодым ребятам. Но в то же время я бы не сказал, что их прогресс был таким уж быстрым. Они сначала подключались к тренировкам, потом выходили на замену, и проходило достаточно времени, иногда даже не меньше года, прежде чем они становились твердыми игроками «основы».

— Морозов больше рассчитывал, что они прибавят по ходу тренировочного процесса и игр или же изначально видел в них какие-то качества, которые, по его мнению, помогут заиграть на высоком уровне?
— Однозначно у него был дар видеть в мальчишках потенциал. Но, конечно, и работа с командой, и доверие помогали им становиться мастерами. Вспомните, когда в финале Кубка России 2002 года он выпустил Быстрова в основном составе, для которого это был едва ли не дебют! И хоть «Зенит» уступил и Юрия Андреевича ругали за то, что он на решающий матч выпустил неопытного игрока, скорее всего, именно это доверие помогло потом Володе почувствовать уверенность в своих силах, стать классным игроком. Морозов, как оказалось, не ошибся в способностях Быстрова.

— Тем не менее были игроки, которым так и не удалось заиграть. При Морозове дебютировали в «основе» Нагибин, Лазарев, Усов, Недорезов. Почему им не удалось закрепиться не только в «Зените», но и вообще в премьер-лиге?
— Не всем ребятам удалось удержать уровень, который требовался. Кому-то не хватило характера, целеустремленности, а были те, кто, сыграв удачно несколько матчей, начинали себя считать большими мастерами. С этим, кстати, Юрий Андреевич боролся очень жестко.

— Каким образом?
— К примеру, игрок мог блестяще отыграть несколько матчей подряд, но в следующем где-то не добежать, уйти от борьбы. В таком случае Морозов сразу же после игры мог игроку сообщить, что тот отправляется в дубль. И всем было понятно, по какой причине. Ни с того ни с сего такие вещи не происходили. И, к сожалению, не всем ребятам удалось переломить ситуацию и вернуться обратно в «основу».


Тренер не обязан объяснять свои решения

— За счет чего Морозову удавалось добиваться прогресса от уже опытных игроков? Вроде бы их возможности были всем давно известны, но при этом тренере они раскрывались по-новому…
— Сказывалась требовательность Морозова. Была очень хорошая дисциплина, мы много работали, все это способствовало постоянному прогрессу игроков.

— При Давыдове, а еще раньше при Бышовце, вы играли ближе к атаке, но при Морозове стали в большей степени оборонительным игроком. Это Юрий Андреевич вас переориентировал или так сложились обстоятельства?
— Конкретный момент, когда это произошло, уже не помню. Могу только сказать, что играть в середине поля мне очень нравилось, независимо от того, что больше требовалось — помогать атаке или уделять больше внимания обороне.

— Тем более что, даже выполняя много черновой работы, вы в 2001 году стали одним из лучших снайперов команды, забили шесть мячей.
— Неужели я столько забил (смеется)?! Я помню, что забил несколько мячей в том сезоне, но не думал, что целых шесть! Вы меня даже удивили!

— Всем известен довольно сложный характер Морозова. Бывало, у него случались конфликты с игроками. Это не мешало раскрываться футболистам, особенно молодым?
— Вы знаете, невозможно сказать — мешало или нет. Ведь Юрий Андреевич был именно таким, каким он был, и это было известно всем. Много требовал, мог, конечно, взорваться на тренировке, накричать, к примеру, по ходу игры или в раздевалке, но после игр очень быстро отходил. Мог отнестись к нам по-отечески — обнять, даже расплакаться. Так что зла на него никто не держал.

— Бывало и такое, что даже опытные игроки после нескольких удачных матчей неожиданно оставались в запасе. В таких случаях Юрий Андреевич объяснял свои решения?
— Нет. Но я спокойно относился к этому. Ведь понятно же, что тренер выбирает примерно из 20 человек и ему лучше видно, кто больше подходит для какого-то конкретного матча. И я не считаю, что он обязан был кому-то что-то отдельно разъяснять.

По голландской методике

— Сейчас вы сами уже стали тренером, работаете в зенитовской академии. Как думаете, мог бы Морозов со своими знаниями быть полезен как тренер в академии сейчас?
— По своему опыту и знаниям он, конечно, мог бы принести много пользы. Но сложность в том, что у него были свои принципы, свои требования, они отличаются от той методики, которая используется в академии сейчас. Это касается и требований к игрокам, и остальных моментов — в этом плане мы в большей степени все же придерживаемся голландской методики.

— Но ведь, насколько известно, взгляды Морозова на футбол формировались именно после стажировки в Голландии — они на этой почве даже стали соратниками с Лобановским...
— Тем не менее его методы немного отличались от тех, по которым работаем сейчас мы. А с Лобановским они действительно были единомышленниками.

— Кстати, а как переносились нагрузки, которые давал Морозов?
— Они, конечно, были очень серьезными, но, полагаю, все-таки легче, чем в том же Киеве. В общем, работать можно было.

— Но вы что-то переняли у Морозова для тренерской работы?
— Конечно. Особенно важным и ценным в его работе я считаю то, что на тренировках мы отрабатывали именно то, что потом пытались применить в игре. Все упражнения были понятны и последовательны, мы четко осознавали, для чего мы что-то выполняем. Отдельно это замечаю потому, что так происходит далеко не у всех тренеров. Иногда бывает так, что никакой логики и последовательности в занятиях не прослеживается, и получается, что тренировки проводятся просто так — лишь ради того, чтобы они проходили.

— Какое качество характера помогало Морозову добиваться успеха?
— Я бы отметил его требовательность. Он не только все четко объяснял и добивался понимания от футболистов, но и очень строго следил за выполнением. Не допускал нарушения дисциплины.

— За свою богатую карьеру вы успели поиграть за многие клубы, выступали за сборную Украины. Кто из ваших партнеров был наиболее сильным игроком?
— Из тех, с кем я играл в середине поля, назову Кобелева и Радимова. По тому, какими они были организаторами атакующих действий команды, как полезно действовали, это, пожалуй, сильнейшие партнеры за всю карьеру.

— А с точки зрения индивидуального мастерства?
— Возможно, я вас не удивлю, но это, конечно же, Аршавин. Его скорость и дриблинг просто феноменальны! свободный.