Финал четвёртый. Год 1999-й

Стоит ли говорить, насколько важен был для «Зенита» успех в этом кубковом розыгрыше, ведь ещё совсем недавно наша команда влачила безысходное существование в болоте первой лиги, и казалось, конца и края бедам её не будет... И если бы году в 94-м кто-нибудь сказал, что всего через полтора десятка лет «Зенит» наведёт шороху во всём российском футболе, собрав в нём все возможные титулы и звания, – на этого ненормального оптимиста в Петербурге тогда посмотрели бы с плохо скрываемой жалостью. Но прошла пара лет, и «Зенит» вновь явил себя «высшему свету» с высокими устремлениями и честолюбивыми претензиями. И в 1999-м обоснованность этих претензий получила первое убедительное подтверждение. Яркий успех «Зенита» в розыгрыше Кубка, первый успех в российской истории, оказался очень кстати: он наглядно показал, что публичные притязания «Зенита» на лидерские позиции в нашем футболе не пустое словоблудие, а вполне продуманное, программное заявление.

Но пока на дворе сентябрь 1998-го, и до победы ещё далеко. «Зенит» стартует в Кубке с 1/16 финала матчем в Саратове с местным «Соколом». Матчем, который вполне мог оказаться для «Зенита» в том розыгрыше и последним: всего за три (!) минуты до конца основного времени «Зенит» проигрывал 0:2 и, казалось, был обречён. Смирившиеся с поражением зенитовцы вяло перекатывали мяч на своей половине поля, немногочисленные петербургские фанаты, собравшиеся на трибунах саратовского стадиона «Локомотив», уныло притихли, в ожидании конца матча притихла и 15-тысячная толпа местных любителей футбола... Все ждали финального свистка.

И в этой неожиданно установившейся тишине вдруг раздался отчаянный вопль зенитовца Александра Бабия, явно адресованный его партнёрам: «Мать-перемать! Вы играть будете?!!» И, подхватив мяч, яростный хавбек устремился к воротам «Сокола» и едва ли не с середины поля нанёс удар. Не сказать, что удар у него получился пушечным, но был он настолько неожидан, мяч полетел по такой замысловатой траектории, что саратовский вратарь только успел взмахнуть руками – мяч над его головой вонзился в сетку ворот.

Это было подобно искре, той, которой не хватало для «взрыва». Зенитовцы вдруг взвились, заиграли на высочайших скоростях и, пока саратовцы приходили в себя после этого нокдауна, отправили их в нокаут: Панов с левого фланга перевёл мяч на правый, где неожиданно оказался левый полузащитник Максимюк, и тот с ходу правой, «нерабочей» ногой отправил в ворота «Сокола» и второй мяч. 2:2. Дополнительное время прошло уже с заметным преимуществом «Зенита». Правда, петербуржцы не старались обострить ситуацию на поле, резонно опасаясь пропустить гол, – они просто берегли мяч, заставляя обескураженных саратовских игроков заниматься бесполезной беготнёй в попытках его отнять. И к серии пенальти соперник окончательно «дозрел»: всего один гол смогли забить игроки «Сокола» с 11-метровой отметки, в то время как зенитовцы били без промаха.

Встреча 1/8 финала с сочинской «Жемчужиной» была не менее примечательна. И вновь «героем» матча стал Александр Бабий, хотя и в несколько ином плане. Началось всё с довольно безобидного на первый взгляд события. Минут за пять до окончания матча, при счёте 3:1 в пользу «Зенита», недалеко от своей штрафной неугомонный Бабий заваливает нападающего сочинцев Виктора Коваленко и падает сам. В общем-то обычный игровой момент, коих в любом матче нередко набирается не один десяток. Но на сей раз, как говорится, нашла коса на камень. Коваленко и сам был «не подарок», и досада от назревавшего проигрыша его команды явно не давала ему покоя.

Поднимаясь, форвард якобы случайно задевает лежащего зенитовца по лицу ногой. Спустя некоторое время, отлежав положенное и видя, что судья на эту грубость нападающего никак не реагирует, Бабий встаёт и направляется к своим воротам. Но и тут сочинец не успокаивается и ещё и добавляет зенитовцу на ухо что-то, видимо, очень обидное. Немедленно награждённый за это подзатыльником, провокатор Коваленко бросается на обидчика с кулаками, и мгновение спустя на поле начинается настоящая потасовка с участием практически всех игроков обеих команд.

Усилий арбитра и лайнсменов явно недостаточно для наведения порядка, и тогда на помощь им приходит местный ОМОН, которому и удаётся расцепить разошедшихся мастеров футбола. Матч обе команды заканчивали ввосьмером, что не помешало зенитовцам довести счёт до крупного, 4:1.

Четвертьфинальный матч с «Ростсельмашем» начался для «Зенита» непросто. Уже в первом тайме зенитовцы после удаления столпа обороны Кондрашова остались в меньшинстве. Но, умело перегруппировав силы, наша команда сумела компенсировать эту потерю исключительно грамотной и самоотверженной игрой. Более того, оставшись вдесятером, зенитовцы завладели инициативой, которую не уступили до самого конца матча.

Сначала Зазулин в своём фирменном стиле, подкараулив отскок от защитника, вколотил мяч в открытый угол ворот, а несколько минут спустя Попович, напротив, в несвойственной для себя манере аккуратно обыграл бросившегося ему в ноги вратаря ростовчан и ударом с острого угла удвоил счёт. Стоит отметить, что голевой пас ему отдал... голкипер «Зенита» Роман Березовский. За пару минут до конца матча счёт мог вырасти и до крупного, но голкиперу ростовчан после мощного выстрела Угарова удалось вытащить мяч из самой «девятки», и счёт остался без изменений, 2:0.

Первый тайм полуфинального матча с ЦСКА оказался крайне напряжённым – нервная и жёсткая борьба за преимущество продолжалась все 45 минут. Обе команды всеми силами стремились завладеть серединой поля, как плацдармом для дальнейших атак, при этом крайне внимательно играя в обороне. Поэтому до ударов по воротам дело доходило нечасто: слишком высоки были ставки – впереди был финал.

И лишь после перерыва, получив численное большинство (у армейцев за второе предупреждение был удалён защитник Савельев), зенитовцы наконец сумели завладеть инициативой. Но армейцы яростно оборонялись, лишь ближе к концу матча допустив серьёзную оплошность: Панов на мгновение оказался без присмотра и сумел нанести сильный удар по воротам. Вратарь москвичей удар парировал, но «транзитом» через Лепёхина отскочивший мяч оказался у Поповича, который с угла вратарской чуть не порвал им сетку ворот. 1:0. В оставшееся время армейцы предприняли попытки отыграться, но, справедливости ради, шансов на это имели меньше, чем зенитовцы – увеличить счёт. В добавленные минуты, когда армейцы уже смирились с поражением, Горшков с Поповичем даже позволили себе потешить почтенную публику, устроив перепас друг другу головами. Игра была сделана – «Зенит» в финале.


Финал

Долгие 15 лет сидела в сердцах болельщиков «Зенита» колючая заноза досады от проигранного московскому «Динамо» финала-84. Долгие 15 лет ждали они момента сладостного отмщения москвичам за ту неудачу. И вот наконец шанс этот был предоставлен: вновь, как и 15 лет назад, соперником «Зенита» в финале стало московское «Динамо». Вновь, как и 15 лет назад, число петербургских суппортеров на трибунах стадиона «Лужники» едва ли не превышало количество болельщиков из Москвы. И вновь, как и 15 лет назад, «Зенит» никак не мог наладить игру в первом тайме. Более того, через полчаса после начала встречи умудрился ещё и пропустить гол. Зенитовцы играли медленно и неубедительно, с невероятным браком в передачах, как-то робко и неуверенно. И гол динамовцы забили будничный, издевательски аккуратный, но вполне закономерный – преимущество было явно на их стороне, и ничто не предвещало каких-либо изменений.

Любопытно, что на табло стадиона после этого гола поначалу загорелись цифры 1:0 в пользу... «Зенита». Недоразумение быстро исправили, но, как говорится, «что ни делается – всё не случайно»...

И второй тайм убедительно доказал справедливость этой приметы. Ведь, в отличие от финала-84, в финале-99 в составе «Зенита» нашёлся игрок, сумевший взять игру на себя. Сделал это Александр Панов, весь первый тайм старательно, но бестолково бегавший по полю в поисках шанса, а во втором наконец поймавший свою игру. Фактически игра была сделана за полторы минуты. На 57-й Панов элегантно перебросил мяч через головы сразу двух защитников и, не давая ему опуститься на землю, с ходу вколотил его в ворота. А на 59-й он же в свалке у ворот, выдержав гроссмейстерскую паузу и уложив ею на землю динамовского вратаря, счёт удвоил. И вот уже 2:1 в пользу «Зенита», и «Динамо», недавно вроде крепко державшее в своих руках все нити игры, неожиданно поплыло...

Жирную, яркую точку в этом матче поставил Максимюк сумасшедшим ударом в ближнюю «девятку» с острого угла. 3:1! После этого «Зенит» царил полностью. И то, что больше голов не последовало, воспринималось уже как вопиющая несправедливость, потому что моменты у ворот поверженного «Динамо» стали возникать один за другим. Это и совершенно очевидное нарушение Точилина против Панова, когда судья явно пожалел «Динамо» – пенальти был стопроцентный; и опасный удар со штрафного Кобелева, когда мяч пролетел в нескольких сантиметрах от правой штанги; и выход один на один Зазулина, которого догнал и грубо сбил с ног динамовский защитник, немедленно изгнанный за это с поля... «Динамо» было смято, преимущество «Зенита» было полным.

Финальный свисток арбитра потонул в восторженном рёве петербургских секторов: кубок вновь наш! И вновь, как и в 1944-м, именно «Зенит» прервал московскую монополию на владение кубком – теперь уже Кубком России. И вот с этого дня, пожалуй, и начался настоящий подъём петербургского футбола. Подъём, который за последующее десятилетие через бронзу и серебро чемпионата России довёл нашу команду до чемпионских медалей и Кубка УЕФА.