«Русский размер»: «Написать песню о «Зените»? Отличная идея!»

Беседа с музыкантами известной петербургской поп-группы проходила в их звукозаписывающей студии. Первое, что увидел автор этих строк при входе в творческую обитель артистов, – большой флаг «Зенита». И сразу стало ясно, что Дмитрий Копотилов, Игорь Луценко и Элеонора Филимонова любят футбол и, конечно же, «Зенит».

– Судя по фанатской атрибутике на стене, вас можно назвать преданными болельщиками футбола?
Дмитрий Копотилов: – Я люблю смотреть игры «Зенита», хотя, к сожалению, из-за плотного графика выступлений это удается не часто. А флаг, который вы видите, нам подарили в одном из спортивных баров Ульяновска, узнав, что мы петербургские музыканты.
Игорь Луценко: – Наверное, хозяин заведения перепутал Диму с Лучано Спаллетти. Сфотографировался с ним, повесил фото на стенку и до сих пор гордится (смеется). Элеонора Филимонова: – Я знаю, что «Зенит» – это футбольная команда из Петербурга, а еще – что у них сине-бело-голубая форма. Вообще-то не могу назвать себя болельщицей, потому что слово «болеть» имеет патологический оттенок. Скажу так: я очень переживаю, когда смотрю футбол.

– Во время матчей ведете себя спокойно или можете позволить себе покричать, стукнуть по столу?
Д. К.: – Как можно спокойно смотреть футбол? Конечно, я даю волю эмоциям.
И. Л.: – Чаще всего смотрю матчи в баре с друзьями, потому спокойно сидеть просто невозможно.
Э. Ф.: – Я человек очень эмоциональный, поэтому могу и крикнуть, помахать руками и случайно задеть кого-нибудь по уху.

– Так понимаю, что предпочитаете смотреть футбол по телевизору. А были когда-нибудь на стадионе?
Д. К.: – Привык смотреть по большому телевизору, когда хорошо видно игроков, слышно комментатора. К тому же в барах такая же эмоциональная атмосфера, как и на стадионе, но больше комфорта. На «Петровском» был, когда мы там выступали. А вообще, думаю, если как-нибудь удастся туда сходить, то это будет круто.
И. Л.: – Я уже долгое время порываюсь на стадион, но то у меня из-за работы времени нет, то друзья не могут. С удовольствием схожу и посмотрю футбол «вживую». Только так можно почувствовать потрясающую атмосферу единения, которую по телевизору не ощутить.
Э. Ф.: – А я вот не очень хочу туда идти, потому что не очень люблю большое скопление людей. Этого мне хватает и на наших концертах. Разве что если меня пригласят на VIP-трибуну (улыбается).

– А как давно следите за успехами родной команды?
И. Л.: – Я начал болеть с того момента, когда «Зенит» выиграл Кубок России в 1999 году. Помню, тогда все очень радовались этой победе, в городе был настоящий праздник. Поэтому очень уважаю Анатолия Давыдова, который привел нас к тому успеху. Был рад, когда в прошлом году он опять стал главным тренером и выиграл бронзовые медали. А еще помню, что когда Панов забил французам за сборную России, то в матчах за «Зенит» он начал чаще падать в штрафной. Мы во время матчей сидели с друзьями и просто ждали, когда Саша в очередной раз упадет. Было забавно.
Д. К.: – А ты не за «Спартак» ли болеешь? Сейчас заверну тебя во флаг и закопаю (смеется). Давно смотрю матчи «Зенита», но так вышло, что больше всего следил именно в чемпионский, 2007 год. Так ждал, когда же мы станем первыми, и тогда это свершилось... Незабываемое чувство!
Э. Ф.: – Когда я училась в школе, у меня была подруга, у которой родственник был игроком чемпионского состава «Зенита» 1984 года. Она очень гордилась тем, что причастна к славе наших футболистов. Тогда я впервые узнала о существовании такой команды.


– Знакомы с кем-нибудь из игроков?
Д. К.: – Лично – нет. Хотя и пели вместе с женой одного из бывших футболистов. Имею в виду жену Владислава Радимова – Таню Буланову. Не раз пересекались и с самим Владом, но не общались.
И. Л.: – Почти всех знаю в лицо. Может, если приду на стадион, то там и познакомлюсь.
Э. Ф.: – Знаю, как выглядят Малафеев, Быстров, Кержаков и, конечно, Аршавин. Вообще в «Зените» все футболисты очень симпатичные и быстро бегают (смеется).

– Может быть, вы что-нибудь хотите сказать болельщикам, которые недовольны возвращением Владимира Быстрова в «Зенит» из «Спартака»?
Д. К.: – Насколько я понимаю, переход футболистов из одной команды в другую – дело обычное. Футбол – это игра эмоций, но все-таки неправильно освистывать своего, питерского игрока. Когда Вова уходил в «Спартак», ему надо было расти, развиваться, и это не значит, что он предатель всего на свете. В конце концов, сейчас плоды этого своего развития, свое мастерство он отдает родной команде, помогает добиваться новых высот. Он работает так, как того требует тренер, режиссер. Потому не может быть каких-либо обид.
И. Л.: – Читал, что, когда Быстрову кто-то позвонил из Петербурга в Москву и спросил, хочет ли он вернуться, он ответил: «А ты как думаешь?» И этим все сказано. Всякое в жизни бывает, но здорово, что Быстров сейчас играет за «Зенит».
Э. Ф.: – Не знаю футбольной кухни, потому сложно рассуждать на эту тему. Вообще хочется, чтобы в нашей команде играли все сильнейшие петербургские спортсмены. У нас есть песня «Давай вернемся в Питер», которую в этом интервью мы посвящаем Андрею Аршавину.

– Многие петербургские музыканты написали песни, посвященные «Зениту», а у вас такой нет. Почему, если не секрет?
Д. К.: – Любая наша песня про Питер окрашена в сине-бело-голубые цвета. Потому что Петербург и «Зенит» – это почти одно понятие. Весь город болеет за свою команду.
И. Л.: – А вообще это хорошая идея – написать песню про «Зенит». Надо хорошенько обдумать эту идею, потому что про любимую команду хочется написать что-то очень красивое и запоминающееся.
Э. Ф.: – Одну песню мы уже посвятили «Зениту» и Аршавину, так что можно сказать, что исправились.

– Если бы вы писали гимн «Зенита», то каким бы он был?
Д. К.: – Он должен соответствовать всем требованиям государственного гимна: быть торжественным и запоминающимся, воспитывать патриотизм и любовь к своей команде. В нем не должно быть какой-то искусственности и пластмассовости. Одним словом, он должен быть от души. И самое главное, он должен нравиться команде.
И. Л.: – А мне кажется, что он должен быть воспроизводимым на любые гитарные носители. Потому что самые популярные песни играются на гитаре возле костра. А вообще его надо сделать из болельщицких кричалок и речовок. Ведь их знают все.
Э. Ф.: – Он должен быть легко узнаваемым, чтобы каждый житель Петербурга его знал. Чтобы можно было остановить любого прохожего на улице и он сразу вспомнил бы гимн «Зенита». Кстати, на мой взгляд, нынешний гимн, начинающийся со слов «Город над вольной Невой», который изначально был гимном Петербурга, отвечает этому требованию.