Лучано Спаллетти: «Хочу поехать в Сибирь и посмотреть, как живут простые люди»

...В Москве были плюс 20 и солнце, в Питере, куда «Зенит» вернулся после победы над «Сатурном», – плюс 5 и дождь. Спаллетти шутил с помощниками: «Ну вот, только шипованную резину с машины снял – кажется, назад придется ставить».

Но когда синьор Лучано работает – шутки заканчиваются. Футболисты «Зенита» поняли это еще на сборах, когда новый тренер с места в карьер «втопил» по две тренировки в день по два с половиной часа каждая. В отличие от Властимила Петржелы и Дика Адвоката (так по крайней мере говорят люди, находившиеся в команде при всех троих), разбор игры соперника у Спаллетти – доскональный.

Как и своей, естественно. После победы в Раменском итальянец при помощи видео анализировал с командой недоработки в игре на протяжении часа! А чтобы изучить «Амкар», с которым питерцам предстоит встретиться в выходные, отправил в Москву на матч пермяков с «Динамо» Владислава Радимова и Даниэле Бальдини. При том, что совсем недавно «Зенит» встречался с тем же «Амкаром» в кубковом полуфинале. На мой взгляд, дотошность специалиста с Апеннин – как и вообще его философия, начисто лишенная высокомерия и менторства, – заслуживает уважения.

ЧТОБЫ ХОРОШО РАБОТАТЬ, СЕМЬЯ НУЖНА РЯДОМ

– Многие ваши соотечественники работают в Англии: Фабио Капелло – в сборной, Карло Анчелотти и Роберто Манчини – в амбициозных клубах. Английскую лигу, в отличие от российской, смотрит весь мир. Нет ощущения, что, уехав на восток, вы оказались на периферии?
– Нет. Не чувствую себя позади кого бы то ни было. Зато есть ощущение, что работаю с восхитительными людьми, вместе с которыми уже пережил очень важные моменты и еще многое переживу. Это для меня важнее всего. Имею в виду не только футболистов «Зенита», но и тех, кто делает массу незаметной, но очень важной работы: администраторов, поваров на базе...

– Слышал, что и в «Роме» вы улыбались каждой уборщице на базе.
– Надеюсь, что веду себя корректно и здесь. В любом случае, лишь когда пройдет время, вы сможете сделать обо мне и моей работе какие-то выводы.

– Знали что-то о России и ее футболе прежде?
– В детстве мне повезло ходить в школу и изучать географию (указывает на карту России, которая висит в его кабинете в Удельной. – Прим. И.Р.). И вот появилась прекрасная возможность убедиться в том, что я учил в школе: насколько огромна Россия. И насколько самобытна. В каждой стране своя культура, и здесь я увидел выдающийся город, красивый со всех точек зрения. У Санкт-Петербурга большая история, а его архитектурный рисунок впечатлит любого. И уровень жизни, как мне кажется, здесь высок, и чистота на улицах безупречна. Не знаю, кто отвечает за то, чтобы поддерживать город в порядке, но эти люди делают огромную работу. Добавлю к этому страсть к спорту, футболу, которую здесь может позаимствовать даже Италия.

– Книг о России, как Гус Хиддинк, до переезда в Россию не читали?
– В этом смысле я пока немного отстаю. Когда приехал, мысли были заняты другим. Надо было познакомиться с ребятами, попытаться выучить хотя бы пару слов по-русски, чего я так и не сделал (Спаллетти скромничает: он и на тренировках, и даже на пресс-конференциях произносит отдельные слова по-русски. – Прим. И.Р.). Нужно было оценить игровые качества и уровень мастерства футболистов – он, кстати, оказался очень серьезным. Наконец, необходимо было организовать здесь жизнь семьи. Все, что касается развлечений и свободного времени, я оставил на потом. Сначала – работа.

– Красота Санкт-Петербурга сыграла роль в вашем выборе?
– Речь о работе, поэтому все зависело только от профессиональных факторов. К тому же я родом из деревни, там и по сей день мой дом. Конечно, городская жизнь мне нравится, красоту я ценю и с удовольствием работаю в городах – но внутренне остаюсь деревенским жителем. С этой точки зрения мне было все равно, где работать.

– В одном из интервью вы сказали, что готовы жить в Эрмитаже – так потрясены его красотой. Но вам ведь есть с чем сравнивать: с Римом, Флоренцией...
– Согласен с вами: Рим и Флоренция – красивейшие города со сногсшибательными памятниками искусства. Но Эрмитаж им не уступает. И я действительно ответил итальянским журналистам: Эрмитаж настолько хорош, что я и ночевал бы там с удовольствием.

– Сколько раз, кстати, там были?
– Можно сказать – два с половиной. (Улыбается.) Сначала сам, потом с друзьями...

– Не рискованно ли было приезжать в Питер в холодное время года сразу с семьей – женой и двумя сыновьями? Людям, привыкшим к теплу, здесь освоиться нелегко.
– Чтобы эффективно работать, я должен хорошо себя чувствовать. А для этого нужно, чтобы со мной были дети. Поэтому семья – рядом. И ребятам очень важно узнать новую культуру, иную реальность, язык. На мой взгляд, Россия – страна, которая может оказать очень большое влияние на весь мир. Те, кто пытается ее представить только как царство снега и льда, все понимают неправильно. Считаю, что в этой стране мои дети получат многое. Очень рад, что им здесь хорошо, что они освоились в Санкт-Петербурге.

– Собираетесь подобрать себе дом или останетесь жить в гостинице?
– Дом уже нашел. Но с переездом подожду, поскольку сейчас дети ненадолго вернулись в Италию – закончить учебный год в школе. Им нужно сдать экзамены и забрать в Россию документы, чтобы с осени приступить к учебе в петербургской международной школе, где преподают на английском.

– А как вам самому дается адаптация к здешнему суровому климату?
– Никаких сложностей. В Италии зимой тоже бывает температура ниже нуля. Однажды я вылетел из Флоренции в Россию, когда там было плюс пять, а здесь – минус пять. Так вот у меня создалось полное ощущение, что во Флоренции холоднее! Плюс к тому у нас есть и другая крайность – страшная жара летом.

– Поездка в Сибирь на матч с «Томью» не шокировала длительностью перелета?
– Это стало некоторой неожиданностью, как и смена трех часовых поясов. А вообще Сибирь меня притягивает. Перед тем как уехать из России, обязательно хочу целенаправленно туда поехать, посмотреть, как живут в Сибири простые люди. Думаю, настоящую деревенскую жизнь – такую, как та, к которой я привык, – можно найти именно там.

ДОВОЛЕН ТЕМИ, КТО ЕСТЬ В НАЛИЧИИ


– Адвокат, возглавив «Зенит», многое поменял в жизни клуба. Команда получила более удобный и современный самолет, одинаковые премиальные начали выплачивать всем, кто попал в заявку на матч, в других городах питерцев стал встречать собственный транспорт, а не предоставленный хозяевами. А вы что-то поменяли?
– Нет, я просто воспользовался теми изменениями, которые сделал Адвокат. (Смеется.) Потому что это очень правильные изменения. Когда мы играем на выезде и проводим много времени в дороге, очень важен комфорт. Избежать пробок в аэропорту, быстро добраться до отеля – все это положительно сказывается на состоянии игроков.

– Кстати, в «Роме» премиальные за отдельные победы футболистам платили?
– Только за достижение итогового результата.

– Не хотите завести такой порядок и в «Зените»?
– Нет. Никогда не надо возвращаться назад – всегда нужно идти вперед. Мне приятно, что мои игроки зарабатывают деньги. Это позволяет дополнительно с них спрашивать и требовать еще большей самоотдачи. Всегда надо что-то придумывать для мотивации футболистов, потому что матчи выигрывают они. И самые важные люди – они. Премиальные за игры – очень важный стимул. Не хочу комментировать то, что касается зарплат, но хорошо, когда есть матч – и что-то осязаемое, что в случае победы можно потрогать.

– Легко ли вам работать с российскими футболистами? Довольны ли уровнем их тактики, техники, физподготовки и дисциплины?
– Все качества – на уровне других хороших чемпионатов, даже ведущих, английского например. К тому же вижу у игроков желание работать на полную катушку. Это очень важно. Разве что тактике внимания приходится уделять чуть больше. Мне нужно, чтобы на поле выходили не 11 индивидуально сильнейших игроков, а 11 человек, которые лучше всего понимают друг друга.

– А чего не хватает чемпионату России, чтобы в Европе его рассматривали как один из ведущих?
– В игровых аспектах хватает всего! Когда я, допустим, смотрел матч ЦСКА с «Интером», то огромной разницы между соперниками не увидел. «Интер» использовал возможность выйти вперед, а затем это была равная игра до самого конца. И в игре «Рубина» против того же «Интера» борьба шла до финального свистка. А ведь речь о команде, которая борется за победу в чемпионате Италии, вышла в финал Лиги чемпионов и финал Кубка Италии. Это очень сильный коллектив, один из лучших в мире. Команды из России в последние годы отбирали очки и у «Барселоны», и у «МЮ», и у «Баварии». Так почему вы считаете чемпионат России слабее других?

– В первую очередь из-за инфраструктуры.
– Да, российские синтетические поля, конечно, не газоны Манчестера, Севильи, Порту или Рима. Но это не от игроков зависит! Они-то играют не хуже футболистов других стран. Те игроки, с которыми сейчас работаю я, могли бы выступать абсолютно в любой команде Европы.

– Некоторые специалисты считали, что «Зениту» будет непросто перестроиться с голландского на итальянский лад. Действительно ли существуют радикальные различия между тренерскими школами и заметили ли вы, что «Зенит» был обучен играть по-голландски?
– Нет, такого не заметил. В первую очередь потому, что принял команду у Давыдова, а не у Адвоката. К тому же, чтобы посмотреть, сложно ли перестроиться с голландской школы на итальянскую, надо было бы вернуть тех игроков, которые выступали тогда в «Зените»: Аршавина, Домингеса, Тимощука. Но мне нравится моя нынешняя команда, и я бы ни на что ее не променял. В то же время уверен, что тот же Аршавин в ней адаптировался бы очень легко.

– Заинтересованы ли вы в возвращении Тимощука, который, по словам ван Гала, ему в «Баварии» не нужен?
– На данный момент я очень доволен теми игроками, которые у меня есть в наличии. Не знаю, что говорит ван Гал о Тимощуке, но его качества известны моему коллеге лучше меня, поскольку он с ним работал, а я – нет. Меня интересуют мои футболисты.


ДЕНИСОВ – ЭТО МАРКА!

– Ваш взгляд на некоторых игроков «Зенита» оказался и свежим, и неожиданным. Так, Денисова вы образно назвали «грузовиком, перегораживающим дорогу». До вас считалось, что у него с отбором мяча проблемы.
– В оборонительных действиях он прекрасен! Да, я сказал, что Денисов – будто грузовик, стоящий на пути в нашу штрафную. Он успевает везде – и в отборе мяча, и в его контроле. У него прекрасные характеристики, и я бы даже сказал: Денисов – уже марка. Он мне очень нравится.

– Хорошо ли, по-вашему, для игроков «Зенита» то, что сборную России скоро возглавит Адвокат?
– Мне кажется, это может быть преимуществом. Он прекрасно знает игроков.

– Правда ли, что в свое время и вы были не против поработать с российской сборной?
– То, что она мне очень нравится, – правда. На мой взгляд, у России есть возможность создать сборную, способную на равных играть с любым соперником.

– Если бы вам предложили совмещать посты в «Зените» и сборной – согласились бы?
– Конечно!

– После первого матча в чемпионате России вы не поленились поехать в Москву, чтобы посмотреть поединок между вашими ближайшими соперниками – «Спартаком» и «Динамо». Будете продолжать эту практику?
– Разумеется. Например, в среду (разговор состоялся во вторник. – Прим. И.Р.) мои помощники поедут смотреть матч «Амкара» против «Динамо». Наблюдать за игрой вживую неизмеримо ценнее, чем просматривать DVD. Мне нужно еще очень много узнать и понять об этом чемпионате – и чем больше я увижу «живьем», тем лучше.

– А почему смотреть «Амкар» едут сразу двое – Радимов и Бальдини?
– Потому что здесь они не нужны! (Хохочет.) Шучу, конечно. Да, штаб у нас многочисленный, но каждый в своей роли очень важен.

– По составу с кем-то из помощников советуетесь или решения принимаете единолично?
– Когда меня как-то уволили из одной команды, я понял: с кем бы ты ни советовался, домой отправляют именно главного тренера. Но при этом нельзя забывать, что четыре глаза видят лучше, чем два. А шесть – еще лучше. Поэтому, разумеется, мнения помощников я слушаю. Вообще лучше меньше говорить и больше слушать. Хотя бы потому, что рот у нас один, а ушей – два. (Улыбается.)

– С первых дней работы вы задали команде серьезные нагрузки. Легко ли игроки это приняли, не пришлось ли столкнуться с недовольством?
– Сложно найти игроков, которые никогда ни на что не жалуются. Но, разумеется, нагрузку на тренировках нужно адаптировать с учетом усталости футболистов. Что касается физического состояния, то за время работы в «Зените» я всегда видел свою команду хорошо готовой. И это – знак того, что сделанное нами не слишком ошибочно. Я вижу со стороны игроков правильный подход к работе и верное осмысление тех вещей, которые мы предлагаем.

– Сможете ли когда-нибудь дать пресс-конференцию на русском? Или примеры Хиддинка и Адвоката доказывают, что для успеха иностранному тренеру говорить на языке страны не обязательно?
– Разница есть. Мне было бы очень приятно иметь возможность напрямую общаться с игроками. Эмоциональный контакт дает очень многое. Зато в сегодняшней ситуации есть своя выгода! (Хитро улыбается.) Потому что, когда я на тренировке допускаю какую-то ошибку, Игорь Симутенков ее исправляет, переводя все игрокам именно так, как надо. Благодаря ему тренировка идет своим чередом, и никто не понимает, что я оконфузился.

ДАННИ НЕ ПРОДАЕТСЯ!


– Слышал, что перед началом чемпионата вы спросили игроков: когда им лучше тренироваться накануне матча – утром или днем. Они сказали, что днем, и вы приняли их предложение. Настолько доверяете мнению футболистов?
– В канун встречи с Нальчиком мы будем тренироваться вечером. Об этом, думаете, меня тоже игроки попросили? (Улыбается.) Я не из тех, кто изначально отвергает какие-то идеи. Я всегда на стороне того, кто предлагает правильные вещи, кто приезжает вовремя на тренировки, полностью отдается работе... Мои игроки прекрасно знают, на что я соглашусь с удовольствием, а на что – никогда. У нас в команде существует регламент поведения, и многие из его пунктов, между прочим, ввели сами футболисты. Его цель – уважение не ко мне, а друг к другу.

– Правильно ли я понимаю, что в Италии вас считали тренером-демократом, а пресса даже критиковала за то, что вам трудно щелкнуть кнутом? Вот и игравший у вас в «Удинезе» Ди Натале на днях назвал вас «добрым человеком».
– В отношении к правильным вещам я – демократ. К неправильным – нет. А Ди Натале – очень хороший футболист. Но приведенная вами цитата свидетельствует: он и льстец тоже первоклассный. (Смеется.)

– Запретили ли вы что-то из еды или напитков?
– Нет, об этом заботится врач команды. Это один из лучших медиков, которых я когда-либо встречал в футболе.

– Ходили разговоры, будто после травм Лазовича и Быстрова вы провели достаточно жесткий разговор с медперсоналом, поскольку речь шла о мышечных травмах, которых можно было избежать. Это правда?
– Это слухи. Если игрок получил «необязательную» травму, то это вина тренера, а не врача. Либо самого футболиста.

– Доводилось ли вам в «Зените» по методу Алекса Фергюсона швырять какие-нибудь предметы в раздевалке, кричать на игроков в перерыве? Или вы вообще не любите этого делать?
– Такое может случиться, а может и нет. Но в любом случае такие вещи происходят внутри команды и никогда не выносятся наружу.

– Два пропущенных мяча в восьми матчах – роскошный показатель. Означает ли это, что в начале работы в «Зените» вы сознательно решили сделать ставку на отлаживание действий у своих ворот и только потом перейти к отработке атаки?
– Нет. Этот результат показывает не только то, что мы уделяем достойное внимание работе над оборонительными действиями. Это свидетельство ответственного и дисциплинированного поведения команды в целом. На тренировках мы стараемся работать над обеими фазами. Ищем гармонию и баланс, стараясь не делать крена в ту или иную сторону.

– А в чем видите главный резерв повышения результативности команды?
– В упорной тренировочной работе, которая позволит лучше реализовывать наши идеи. Это единственный способ.

– Правда ли, что в межсезонье к вам подошел Данни и попросил, чтобы вы использовали его не на фланге, а в центре, откуда легче попасть в сборную Португалии на чемпионат мира?
– Данни – игрок потрясающего мастерства, способный адаптироваться на любой позиции. Но со всяким футболистом нужно обсуждать, где он себя чувствует лучше, где – хуже. В матче с «Динамо», скажем, он действовал на позиции центрального атакующего полузащитника – и сыграл решающую роль. Против ЦСКА был левым атакующим хавбеком – и тоже действовал прекрасно.

– Не опасаетесь, что летом он захочет уехать в Западную Европу?
– Данни чрезвычайно важен и дорог для нашей команды. У него действующий контракт, и он не продается! Его уход меня бы очень расстроил, но до сегодняшнего момента я никогда не слышал о подобном желании. Данни очень ценят партнеры, а он – их. Я ни разу в жизни не видел атакующего полузащитника, который пробегает за матч такую дистанцию, как Данни. Хотя мне довелось тренировать хороших футболистов этого амплуа.

– В межсезонье Роман Широков в интервью критично отозвался о положении дел в команде. Более того, ходили слухи, что на тренировке у вас дело дошло до прямого столкновения. И вдруг он стал игроком основного состава, с каждым матчем действуя все лучше!
– Не читал этого интервью и не знаю, о чем там речь. Но сейчас, думаю, он знает меня лучше, чем тогда. И хотя на поле он выходит не всегда, теперь я с удовольствием прочитал бы его ответы на те же вопросы.

– Много ли футболистов из Италии, с которыми вы говорили, отказались ехать в Россию?
– Нет, таких отказов именно из-за страны у меня не было. До сегодняшнего момента я сюда игроков не привозил. Эту тему можно будет развить в будущем, но только в одном случае. Мы с Алексеем Миллером и Александром Дюковым едины в том, что пополнять команду следует только игроками, которые абсолютно точно усилят «Зенит» и будут играть в нем важную роль.

ОБЩАТЬСЯ С ФАНАТАМИ ПОЙДУ ТОЛЬКО С ДРУГОМ. ПО ФАМИЛИИ БЫСТРОВ


– Итальянская публика – еще более горячая, чем российская. Но доводилось ли вам видеть на родине, чтобы болельщики так негативно относились к игроку собственной команды, как фанаты «Зенита» – к Быстрову?
– Нет. Когда команда в Италии плохо играет – болельщики критически настроены против всех. Но такого, чтобы выбор по отношению к кому-то одному был сделан заранее и вообще не зависел от игры, не случалось. И это, конечно, всех нас расстраивает. Потому что мы абсолютно уверены, что Быстров – наш парень. Мы знаем путь, который должны пройти. И пойдем по нему в любом случае – вместе с людьми, которые находятся вокруг, или без них. Если они будут с нами – разумеется, окажемся сильнее и будем в состоянии сделать еще больше. Но если они будут против нас, мы все равно пойдем своей дорогой.

– На встрече с болельщиками, когда начались выкрики против Быстрова, вся команда встала и ушла. Стала ли для вас такая реакция игроков неожиданностью?
– Нет. Для меня сюрпризом было бы противоположное – если бы, скажем, кто-то не поступил так, как вся команда. Мы повели себя как коллектив, как группа сплоченных людей. Уверен, что спорт – очень важное явление. Чтобы наши дети правильно росли, они должны и сами заниматься спортом, и смотреть его. А потому, когда ты ходишь на спортивные соревнования, то должен вести себя с учетом того, что на стадионе или по телевизору за матчем наблюдают дети. И если люди оскорбляют друг друга, дерутся, демонстрируют агрессию, на детей это окажет не лучшее воздействие. Да и к настоящему спорту их приблизить после такого будет сложнее. Нужно понимать: в футболе случаются поражения, но это не повод обрушиваться на игроков.

– В «Роме» команда могла бы встать и уйти со встречи с тифози?
– В «Роме» не было организованных встреч с болельщиками, где бы они могли задавать вопросы команде. Там болельщики могли пригласить тренера и каких-то игроков в бар или клуб – посидеть, пообщаться. И если фанаты «Зенита» пригласят меня с ними посидеть, с удовольствием приду. Но только если мне позволят прийти с другом. По фамилии Быстров.

– Кстати, по поводу бара. Вкус водки вы в России уже познали?
– Нет. К сожалению, я алкоголь не употребляю. У меня нет всего двух вредных привычек – курить и выпивать. Все остальные есть. (Улыбается.)

– Случалось, что к вам в «Роме» на базу приезжали агрессивно настроенные фанаты?
– У «Ромы» очень страстная, многочисленная и преданная публика. Но ее настроение меняется в зависимости от результата матча, и случалось всякое. Но был очень важный эпизод, по-моему, повлиявший на их взгляды. В одном из последних матчей «Ромы» под моим руководством защитник Мексес, находившийся на скамейке запасных, попал под прицел телекамеры. И все увидели, что он плачет. Фанаты были потрясены. Мы в команде понимали, насколько важен этот игрок. А многие тифози обращали внимание в первую очередь на то, что у него крашеные волосы, эффектная прическа, что он очень за собой следит. И делали из этого вывод, что к команде он безразличен. А теперь увидели, что это не так. Когда команда проигрывает, ей так же плохо, как и фанатам. Говорю и о «Роме», которую тренировал, и о «Зените». Когда мы сыграли 0:0 дома с «Тереком», я вошел в раздевалку и увидел, что все страшно расстроены и сидят с опущенными головами. Но игрокам не в чем было себя винить: они отдали игре максимум. Если в команде обнаружится кто-то безразличный, мы первыми от него избавимся. Но в «Зените» таких нет – наши болельщики могут быть спокойны.


С АНЧЕЛОТТИ МЫ КАК БРАТЬЯ

– В Италии многие известные люди бреются «под ноль». Почему, если не секрет, так поступили вы?
– Когда у меня стали выпадать волосы, мне это не понравилось. И я стал сбривать их. А еще это один из способов стимулировать репортерский интерес к своей персоне. (Улыбается.)

– В Италии вы любили носить костюмы и галстуки, а в России на матчах всегда в спортивной форме. Почему?
– Все очень просто. В «Роме» были цивильные клубные костюмы, и надевать их на матчи было тренерской обязанностью. В «Зените» я должен носить вещи компании-спонсора с рекламой «Газпрома». Находясь на скамейке, я не красуюсь, а работаю на благо спонсоров.

– Леонид Слуцкий с восторгом отзывался о вашем общении во время его стажировки в «Роме», о том, насколько открыто вы обсуждали весьма тонкие моменты профессии. Вы со всеми коллегами настолько открыты?
– Мне еще самому нужно многому учиться, а не учить других. И если такой умный человек и замечательный тренер, как Слуцкий, вдруг доставил себе сложности, заинтересовавшись моей работой... Минимум, что можно было сделать, – принять его как можно лучше и поговорить с ним на профессиональные темы.

– Какие у вас отношения с классиками итальянского тренерского цеха – Капелло, Липпи, Анчелотти, Сакки, Трапаттони, Раньери? Есть ли среди них ваши учителя и друзья?
– Мы дружим со многими. Липпи – тосканец, как и я. Мы очень хорошо знакомы. Когда я работал в «Роме», а Марчелло возглавлял сборную, он мне постоянно звонил, спрашивал об игроках. Это идеальный тренер для сборной! С Анчелотти мы как братья. Когда я ездил смотреть, как работает «Челси», он меня принял у себя дома, мы вместе поужинали. Когда оба работали в Италии, не раз проводили замечательные матчи, в которых у наших «Ромы» и «Милана» получался фантастический футбол. Много встречались и вне стадионов. Сакки, с моей точки зрения, очень многое изменил в нашем футболе. Новатор, он изобрел принципы игры, которые многие использовали в своей работе. Трапаттони – бог всех тренеров Италии! Он друг для каждого, человек большой души, доступный всем и всегда готовый помочь. Капелло знаю меньше, но у нас всегда были хорошие и уважительные отношения. Раньери же поздравляю с тем, что он сделал с «Ромой». Он провел невероятный чемпионат. Вне зависимости от того, чем закончится сезон, мои бывшие одноклубники должны быть горды тем, что сделали. И тренер, и футболисты. Надеюсь, они возьмут скудетто, потому что «Рома» заслужила это той работой, которую провела.

– У вас сложилась репутация самого нацеленного на атаку тренера Италии. Согласны с этим?
– Для того чтобы стать чемпионом, нужно выигрывать матчи. А чтобы выигрывать матчи, нужно забивать. И я всегда очень высоко ценил тренеров, которые, обладая исполнителями высокого класса, проповедуют атакующий футбол.

– Считается, что футбол отражает национальный характер. Но Италия – исключение: насколько открыты, темпераментны и эмоциональны итальянцы, настолько же строго и закрыто играет «Скуадра адзурра». У вас есть этому объяснение?
– На мой взгляд, наша сборная не играет в оборонительный футбол. В сбалансированный – да. И мы всегда, строя план на игру, учитываем силу и класс соперника. Скажем, на последнем чемпионате мира сборная Италии забила очень много. Не знаю, почему ее футбол называли оборонительным.

ДУРНЫЕ СЛУХИ О ТОТТИ – НЕПРАВДА


– Будете ли болеть за соотечественников в финале Лиги чемпионов «Интер» – «Бавария»?

– Да. Мне было бы приятно, если бы в нем победила итальянская команда. Плюс ко всему «Интер» дошел до финала, обыграв таких соперников, как «Челси» и «Барселона».

– Как относитесь к Жозе Моуринью и его эксцентричному характеру?
– Моуринью – большой молодец. Я бы назвал его очень хорошим «дрессировщиком», умеющим поставить команде именно тот футбол, который он хочет видеть. Да, в каких-то случаях он ведет себя неуважительно, но тренер он очень сильный. «Интер» может выиграть три титула – скудетто, Лигу чемпионов, Кубок Италии. Моуринью провел выдающуюся работу.

– Моуринью в профессиональный футбол не играл вообще, вы выступали в серии С. Насколько трудно в Италии, не добившись многого в бытность игроком, стать авторитетом для звезд калибра Тотти?
– Думаю, тренер способен завоевать авторитет вне зависимости от того, какая у него была игровая карьера. Как мы неоднократно видели, отличным тренером может стать человек, который вообще не играл в футбол. Это две совсем разные профессии.

– Слышал, Тотти мог запросто уйти с тренировки, если ее содержание ему не нравилось. И вам приходилось делать занятия не просто нужными команде, но и интересными для ее лидера.
– Это совсем не так. Тотти на самом деле очень приятный человек, который любит партнеров по команде и делает то же, что и остальные. Более того, уверен, что любой другой человек, обладая мастерством Тотти, не был бы так доступен и открыт, как он. Слухи о нем распространяют любители сенсаций. Как я их называю, репортеры-«снайперы», которые специально выслеживают звезд и ждут, пока те оступятся, чтобы сделать им больно.

– Приглашение в «Рому» вы рассматривали как шанс всей жизни? Все-таки до того вы добивались успеха с более скромными клубами – «Эмполи» и «Удинезе».
– Конечно, попасть в такой клуб означает профессиональный рост. Думаю, у Миллера не было бы возможности меня увидеть, не играй моя «Рома» в Лиге чемпионов.

– У каждого тренера бывают трудные моменты. Насколько трудно вам было восстановить уверенность в себе после 1:7 от «МЮ» в четвертьфинале Лиги?
– Важнее не то, как такие поражения воздействуют на тебя, а то, как они сказываются на результатах команды. Ребята тогда были расстроены сильнее меня, и надо было их встряхнуть психологически. Ты как тренер должен в такие моменты думать не о себе, а о них. И, когда потом успехи приходят вновь, ты начинаешь понимать одну важную вещь. То, что даже самая яркая победа не возносит тебя навечно на пьедестал, а самое тяжелое поражение – не конец света.

– Как раз после тех 1:7 «Рома» красиво разгромила «Сампдорию» – 4:0. Мне посчастливилось побывать на том матче на «Стадио Олимпико», и видно было: команда, как и ее болельщики, чувствовала вдохновение.
– Да, так и было.

– Доводилось ли вам вводить в своих командах обеты молчания на общение с прессой?
– В Италии пресса очень влиятельна. И иногда в чемпионате возникают моменты, когда приходится «закрываться», чтобы наружу выходило меньше информации и все оставалось в пределах раздевалки.

МЕНЯ ИНТЕРЕСУЕТ «ЗЕНИТ», А НЕ «МИЛАН» И «ЮВЕ»


– Пошел ли на пользу итальянскому футболу коррупционный скандал? Стал ли кальчо чище?

– На мой взгляд, изменения произошли. Со всех точек зрения итальянскому футболу сейчас можно верить. И им можно наслаждаться.

– Именно после «кальчополо» Италия выиграла ЧМ-2006. Вам не кажется, что позор сплотил всю нацию, в том числе и сборную?
– Да, думаю, Липпи мог использовать это как дополнительную мотивацию для команды. Порой футболисты даже бессознательно играют не просто за что-то или кого-то, но и «против». И если есть особый стимул, это всегда дает преимущество.

– Способна нынешняя сборная Италии повторить тот успех? И кого вы вообще считаете фаворитами турнира в ЮАР?
– Думаю, способна. А фавориты – Бразилия, Испания, Аргентина и Англия.

– Как отнеслись к поступку Матерацци в финале ЧМ-2006?
– На мой взгляд, ошибку совершили оба. Но все-таки более вопиющую – Зидан. Хотя я не приму сторону ни одного из них. Такие вещи портят имидж футбола.

– А как восприняли игру рукой Анри в стыковом матче Франция – Ирландия?
– Полагаю, нужно победить в себе страх перед тем, чтобы признать ошибку, которую ты совершил. Сделать это – значит улучшить футбол. Да, это пошло бы в урон спортивному результату, но принесло бы неоценимую пользу с точки зрения этики. Однако на практике, конечно, это реализовать сложно.

– Вас еще не просили подписать «Кодекс чести российского футбола»?
– Пока нет. Но понимаю, о чем идет речь, и с удовольствием его подпишу.

– Знакомы ли с его автором, президентом РФС Сергеем Фурсенко?
– Да, мы познакомились. И такие шаги, как создание «Кодекса чести», считаю правильными.

– Сменим тему. Верно ли пишет пресса, что ваш сын Самуэле – бас-гитарист?
– Нет! Самуэле, мой старший сын, на гитаре не играет. Он играет в баскетбол. А младший – в футбол. Возможно, здесь он пойдет играть в какую-нибудь городскую команду – для развлечения. Отдавать его в какую-то сильную команду не собираюсь. Когда дети возвращаются домой, родители не должны спрашивать их, выиграли они или проиграли. Вопрос должен звучать так: «Получил ли ты удовольствие?» Главное для детей – радость и развлечение, а не результат.

– А для профессиональных футболистов?
– Способ работы должен быть такой же: развлекаться. Потому что если они не будут получать удовольствие, то не смогут добиться результатов. Чем больше радости – тем больше энтузиазма и страсти. Таким образом и придет результат. Но в понятие «развлекаться» я вкладываю и то, что люди должны быть профессиональны и готовы к ежедневной работе.

– В последнее время пошли слухи об интересе Сильвио Берлускони к вашей фигуре как к возможному тренеру «Милана», говорят и о «Ювентусе». Как отнеслись бы к такой перспективе?
– Меня все это не интересует. А интересуют только игра и результаты «Зенита».