Юрий Жевнов:<br />«Моя мечта – стать чемпионом России»

Очередным новичком «Зенита» стал 28-летний вратарь Юрий Жевнов, проведший пять предыдущих сезонов в ФК «Москва». Голкипер присоединился к сине-бело-голубым во время сбора в Марбелье, там и состоялась его беседа с корреспондентом «НЗ».

– Вы признавались лучшим вратарем чемпионатов Белоруссии (в 2002-м) и России (в 2007-м). Какое значение придаете различным титулам?
– Было приятно, когда в 2007 году меня признали лучшим по версии РФС. Тот сезон действительно сложился для меня очень удачно. Однако титулы более важны после завершения игровой карьеры. Будет тогда о чем рассказывать. А пока продолжаешь выступать на высоком уровне – голову этим не забиваешь. Более важно приносить пользу своей команде. Впрочем, хочется выиграть что-нибудь важное в России. За пять лет мы с «Москвой» всегда находились рядом с пьедесталом: то четвертые, то пятые, то шестые. Теперь я перешел в серьезный клуб и надеюсь, что осуществится моя мечта – стать чемпионом России.

– Понятно, что по причине всем известных событий подготовку к этому сезону в ФК «Москва» сложно назвать нормальной. Как бы вы оценили свою форму на данный момент?
– Конечно, все происходящее негативно отражалось на игроках, прежде всего в эмоциональном плане. Однако надо отдать должное Миодрагу Божовичу, который своим поведением пытался нас подбодрить. Все понимали, что даже в случае ликвидации команды жизнь на этом не заканчивается. Необходимо полноценно тренироваться, чтобы, если придется уйти в другой клуб, не выглядеть слабее конкурентов. Так что все работали на совесть. Я, например, не увидел никаких отличий по сравнению с прошлым годом. Что касается меня лично, то я перенес операцию, долгое время не тренировался, потом работал индивидуально. Потихоньку набираю кондиции... Скажу честно, сейчас очень тяжело, но это нормально после такого существенного перерыва. Необходимо еще несколько недель, чтобы набрать полноценную форму.

– Популярно мнение, что вратари – люди особые во всех отношениях. Почему вы выбрали именно это амплуа?
– У меня отец был футбольным вратарем, правда выступал на любительском уровне. Еще совсем маленьким я ходил на стадион и смотрел, как он играет. Это сыграло очень важную роль в моем выборе. Кроме того, когда родители привели меня в футбольную секцию, выяснилось, что мой год рождения еще не набирали, и я оказался в одной команде с более старшими ребятами. А там существовало такое правило: кто самый слабый – встает в ворота. На тренировках я бегал наравне со всеми, а во время соревнований становился вратарем. Так что судите сами, насколько выбор оказался осознанным. Уже потом тренер рассмотрел у меня какие-то задатки.

Главная проблема детства – удары под перекладину

– Если ты маленький и слабенький, то до перекладины не допрыгнешь...
– Так и получалось (улыбается). Настоящая беда: голы мне забивали только верхом.

– И тем не менее на вас обратили внимание в Минске.
– Все было несколько иначе. Мы вместе с моим тренером сами поехали в республиканское училище олимпийского резерва. Я три-четыре дня проходил там испытательный срок и, очевидно, чем-то приглянулся наблюдавшим за мной специалистам. Так что с 13 лет жил и учился в Минске.

– Не страшно было в столь юном возрасте уехать далеко от дома в незнакомую жизнь?
– Больше переживали родители, нежели я сам. Особенно тревожилась мама. Мне, наоборот, было интересно. Хотелось уехать из нашего маленького города, чтобы расти дальше и добиться в итоге поставленной цели. Сейчас, если честно, бываю в Добруше нечасто, отвык я от него. Приезжаю лишь для того, чтобы навестить родителей и старшего брата.

– Год вашего отъезда – 1994-й – не назовешь благополучным для постсоветского пространства. Как выживали вдали от дома?
– Действительно: если сейчас вспоминать подробности, то это было не очень-то приятное время. Денег не было, иногда не хватало еды. Однако трудности нас только сближали. Мы с ребятами из нашей команды все находились в равных условиях. Это сплачивало, помогало преодолевать трудности. Жили мы в очень старой общаге. Она уже тогда находилась в аварийном состоянии, но ее до сих пор не снесли. В каждой комнате – по пять-шесть человек... Наверно, если бы я занимался каким-то индивидуальным видом спорта, то сломался бы и уехал домой, но нас с товарищами объединял футбол.

– В подобных ситуациях находят друзей на всю жизнь...
– Почему-то у нас сложилось по-другому. Лишь немногие ребята стали в итоге профессиональными футболистами, так что наши пути разошлись, у каждого сейчас свои интересы, своя жизнь. Общаюсь только с несколькими товарищами, да и то редко.

– На вас в довольно юном возрасте обратили внимание тренеры БАТЭ. С чем это было связано?
– Объяснение очень простое. Наше училище финансировалось этим клубом. Естественно, он забирал к себе всех лучших выпускников. Я попал в их число и, как только мне исполнилось 16 лет, подписал первый профессиональный контракт. Это обычная практика, когда речь идет о собственных воспитанниках. При этом я продолжал выступать за команду РУОР. Потом стали привлекать к дублирующему составу, который назывался «Смена-БАТЭ», и только в 19 лет мне доверили дебютировать в главной команде.

– БАТЭ в те годы еще не считался белорусским суперклубом. Однако именно он финансировал футбольную школу в Минске?
– Действительно, в 1998 году клуб только вышел в высшую лигу. Но в руководстве работали серьезные люди с нешуточными намерениями, которые понимали, что для дальнейшего роста необходимо воспитывать резерв собственными силами. Наверно, поэтому БАТЭ так бурно развивался и продолжает развиваться до сих пор, уже став флагманом белорусского футбола.

– Вы уезжали из маленького города, а оказались в Борисове, который тоже не назовешь мегаполисом...
– Дело в том, что этот город находится всего в 60 километрах от Минска. Так что все футболисты БАТЭ, за исключением двух человек, жили именно в столице. Мы каждый день садились в автобус и ехали тренироваться в Борисов, где очень уютный стадион. Никаких проблем в связи с этим никто не испытывал.

– Получается, что вы росли вместе с командой.
– Конечно. Первые успехи, первые медали. Я собрал полный комплект наград белорусского чемпионата, не хватает только Кубка. Приятно вспоминать это время, поскольку подобрался очень дружный коллектив. Много веселого и интересного происходило в той команде.

– Но вы все же из нее ушли...
– В какой-то момент захотелось уехать из Белоруссии, попробовать свои силы в более сильном чемпионате. Аналогичная ситуация сложилась и теперь: по прошествии пяти лет пришло время уходить из «Москвы». Все-таки необходимо двигаться дальше. А в 2005-м, когда пришло приглашение в этот российский клуб, я, конечно же, делал шаг вперед.

Москва – не мой город

– В «Москве» нередко появлялись вратари из Белоруссии. С чем это связано?
– Я был первопроходцем. Потом появился Антон Амельченко. Перед его просмотром меня спрашивали о нем. Так что, можно сказать, я сам рекомендовал себе конкурента (улыбается). Потом и тренера вратарей пригласили из Белоруссии, который посоветовал взять Илью Гаврилова.

– Вы не производите впечатление человека, склонного к частой перемене мест. Как быстро адаптировались в российской столице?
– К Москве мне так и не удалось привыкнуть. Прожив там пять лет, я не могу сказать, что это – мой город. Мне значительно больше нравится Минск. Так что адаптация происходила очень сложно, но не в игровом, а именно в житейском плане. В команде меня приняли очень хорошо, я влился в коллектив, играл постоянно. Однако российская столица такой своеобразный город, что одни могут быть в нее влюблены, а у других не лежит к ней сердце. Я принадлежу ко второй группе. Постепенно стало проще, но своей Москву все равно не могу назвать. Слишком она большая, жуткие пробки, много суеты. Мне нужен город поменьше (смеется).

– Поэтому так и не купили в Первопрестольной квартиру?
– Скажем так: жилье в этом городе очень дорогое. Проще было купить его в Минске. Но если бы очень захотел, то, конечно, и в Москве приобрел бы (улыбается).

– Когда вы только перешли к гранатово-черным, в составе «Москвы» выступали два сильных вратаря – Филимонов и Козко, а был еще латыш Ванин, который на год вас старше. Тем не менее дебютный чемпионат вы отыграли в воротах без замен. Как складывались взаимоотношения с конкурентами?
– Со всеми перечисленными вратарями у меня прекрасные отношения. Очень приятно было с ними работать. Шутили, постоянно подтрунивали друг над другом. Нам было очень комфортно. Да и те молодые ребята, которые пришли в «Москву» позже, думаю, про меня плохого слова не скажут, да и я про них не могу сказать ничего подобного. Так уж получается, что со всеми конкурентами у меня складываются хорошие человеческие, а не профессиональные отношения.

– У вас самые серьезные проблемы возникли, когда «Москву» возглавлял Олег Блохин?
– Если и были тогда проблемы, то у всех футболистов. Дело в том, что Олег Владимирович – довольно специфический человек. Он всегда держал команду на расстоянии. Мне кажется, это и привело к тому, что мы заняли самое низкое за последние годы место в чемпионате.

– Какое значение для вас имеет частое общение с тренером?
– Всякое общение хорошо в меру. Я приветствую доверительные беседы с тренером. Ведь можно обсудить не только футбольные вопросы, но и житейские проблемы.

Благодаря сборной почувствовал ауру «Уэмбли»

– По тому, что пишут о вас в прессе, формируется образ чуть ли не идеального человека и профессионала...
– (Улыбается.) Я бы не сказал, что состою исключительно из положительных качеств. Просто у меня складываются хорошие отношения с журналистами, которым в последнее время после матчей я не отказываю в интервью. Хотя, конечно, иногда общаться с ними не хочется. Например, накануне важных игр. В этих ситуациях кто-то на меня может и обидеться. Впрочем, со стороны всегда проще делать выводы, чем самому судить о себе. У каждого есть минусы и плюсы.

– Вы с 2002 года играете за сборную Белоруссии. Что для вас выступление за национальную команду?
– Это громадный опыт международных матчей. Например, если бы не сборная, то я вряд ли когда-нибудь сыграл бы на «Уэмбли». Это самый лучший стадион если не в мире, то в Европе – точно. А так мне удалось почувствовать его неповторимую атмосферу. Не все матчи складываются удачно, но полученный колоссальный опыт останется со мной. А в профессиональном росте вратаря он играет весомую роль.

– Делите ли вы стадионы на комфортные и неудобные для себя?
– Нет такого стадиона, который вызывал бы у меня негативные эмоции. Главное – чтобы трибуны были заполнены. Так мне проще. И нет разницы, играешь ты дома или на выезде. Когда выходишь на полупустую арену, совсем другое настроение. Недаром говорят, что футбол – для зрителей. Ты подпитываешься их энергией. Пусть даже порой они кричат тебе разные нехорошие слова...ельсины?

– А если кидают в спину помидоры или апельсины?

– Фрукты и овощи в меня еще с трибун не летели. Только снежки. Ничего страшного. Лучше в подобной ситуации делать вид, что ничего не замечаешь, и не провоцировать публику, которая пытается вывести тебя из психологического равновесия.

– Выступление за сборную Белоруссии сейчас может привести к тому, что в России вы будете считаться иностранцем. Какую формулировку понятия «легионер» вы считаете наиболее справедливой?
– Для меня лимит, введенный в премьер-лиге, – дополнительная сложность. С другой стороны, для россиян он, наверно, необходим. Поскольку я являюсь заинтересованной стороной, воздержусь от комментария. Любое решение РФПЛ приму как должное.

От атмосферы на «Петровском» – мурашки по коже

– Голкиперы большую часть времени работают на тренировках отдельно от команды. В связи с этим – чья роль в их подготовке важнее: главного тренера или наставника вратарей?
– Главное, чтобы оба доверяли тебе. Только тогда можешь добиться положительного результата. Без доверия вратарю очень сложно, прежде всего психологически. Так что невозможно выделить, чья роль важнее.

– Методика Михаила Бирюкова существенно отличается от тех, с которыми вам приходилось иметь дело ранее?
– Принципиальных различий я не увидел. Однако за четыре дня занятий я уже понял, что мне нравится работать с этим тренером.

– Оборона «Зенита» весьма интернациональная, на каком языке будете руководить защитниками?
– В «Москве» тоже было много футболистов из других стран. Так что определенный опыт в этом смысле у меня уже есть. Уверен, что основные термины зенитовские иностранцы понимают по-русски. Новичков среди них нет, все как минимум год выступают в премьер-лиге. Проблем не должно возникнуть.

– Какие игры против «Зенита» вам особо запомнились?
– Самым запоминающимся был для меня первый матч на «Петровском» – летом 2005-го. Мы тогда сыграли вничью – 2:2. Поразила атмосфера, царящая на этой арене, то, как поддерживают команду болельщики, как гонят ее вперед. Я ощутил, что очень приятно здесь играть. А самым удивительным и неожиданным стало для меня пение всем стадионом гимна. Мгновенно мурашки по всему телу побежали. Таких ощущений перед началом игры ранее не испытывал, получил огромный заряд адреналина. Кстати, побеждать на «Петровском» мне еще не удавалось, хотя провел все эти встречи довольно удачно.

– Зато вы стали одним из главных героев прошлогоднего матча с «Зенитом» на стадионе имени Стрельцова, когда чуть не лишили нашу команду бронзовых медалей...
– Мы старались бороться за место на пьедестале, пока оставались хотя бы теоретические шансы, но в Краснодаре с нами произошел один из несчастных случаев, которые встречаются в футболе сплошь и рядом.

– Понятно, что большую часть вашего времени необходимо отдавать футболу. А чем занимаетесь в свободное время?
– Свой распорядок дня выстраиваю так, чтобы приоритет всегда оставался за футболом. Важно нормально потренироваться, хорошо восстановиться и отдохнуть, чтобы потом удачно сыграть. Других интересов у меня, по существу, нет.

– Но наверняка существует излюбленная методика восстановления?
– Опять-таки ничего оригинального, никаких секретов. Способ выбираю исходя из собственного настроения. Иногда читаю книгу, в другой раз слушаю музыку. Причем предпочтений никаких нет ни в том ни в другом. После неудач, как правило, хочется побыть дома одному, но бывают ситуации, когда в данном случае лучше не посыпать голову пеплом, а посидеть в ресторане в компании друзей и пообщаться.

– В Петербурге как собираетесь устраиваться?
– Пока над этим не задумывался. Это не первоочередная проблема. Сейчас улетаю в сборную Белоруссии, прямо оттуда возвращаюсь в «Зенит» на очередной сбор. Так что в Петербург попаду лишь дней через десять, прямо накануне старта чемпионата.