Хенк ван Стее: «Будущее - за молодёжью!»

Руководитель молодежной академии клуба в прямом эфире радио «Зенит» 89.7FM рассказал о своём желании работать в России и о том, что нужно изменить в подготовке молодых футболистов сине-бело-голубых.

 Что побудило Вас поехать работать в Россию?
- Санкт-Петербург - один из самых красивых городов на земле. Я много путешествовал, и Петербург - одно из самых лучших мест, где только можно оказаться. У меня было много предложений по работе в Восточной Европе. Мне было интересно поработать в клубе, который для меня был «спящим великаном». Здесь очень много возможностей, и я очень хотел сделать что-то для такого клуба. Надеюсь, получил именно эту возможность.

- Ранее Вы возглавляли молодежную академию донецкого «Шахтёра». В чем причина такого желания работать в Восточной Европе?
- Когда я работал в Роттердаме, мы много сотрудничали с другими странами - с Бразилией, Южной Африкой, с Ганой, с Польшей и другими, порядка двадцати. Многие вещи налажены в Голландии и Испании. Здесь нет. Есть возможность начать с самого начала.

- У Вас есть какая-нибудь книжка, в которой написано, как наладить подготовку молодых футболистов?
- Голландия - маленькая страна, которая ежегодно выпускает игроков в европейские топ-клубы. У нас есть философия: будущее - за молодежью. В других странах тоже об этом говорят, но ничего не делают… и в России есть эта проблема. Тренеры не хотят работать с детьми, все хотят сразу тренировать молодежный состав и основу. «Зенит» хочет обратить внимание на начальный уровень подготовки и у нас есть хороший опыт.

- Знали ли Вы Игоря Корнеева раньше?
- Мы были знакомы, он играл в «Фейенорде». Я, как Анатолий Давыдов сейчас здесь, полгода возглавлял команду. Он проводил по восемнадцать часов на поле, его было не выгнать. Он очень серьезно относился к футболу. Мы вместе отработали три года.

- Какой главный минус у российской Лиги?
- Одна из основных причин - это нехватка полей. И не хватает тренеров определенного уровня. С детьми семи-восьми лет работают тренеры, стараются, но им не хватает уровня.

- В «Челси» говорят, что в идеале в год один игрок из молодежного состава должен попадать в основу. Каковы Ваши задачи?
- Рано сравнивать «Зенит» и «Челси». Главное - построить структуру. Вести детей с семи лет до попадания в молодежный состав и основу – моя задача.

- В Голландии дети тренируются на искусственных полях?
- И на синтетике, и на естественных полях. В Голландии есть определенные задачи на определенный возраст. В России не так. Мы ведем детей с детства и до двадцати лет для того, чтобы мы были уверены в них, чтобы футболисты могли в полную силу играть. Подчеркну, в Голландии тоже не все так хорошо, и есть серьезные недостатки, подобных которым нет здесь.

- Сказывается ли то, что в Голландии многие дети не самостоятельны?
- В Голландии дети очень испорчены, и поэтому я не хочу работать в этой стране. Впрочем, я не соглашусь, что ребята в Голландии не очень самостоятельны. Голландский футбол славится самостоятельными действиями футболистов на поле. Здесь же они действительно хотят стать профессионалами. В Африке тоже, но у них с инфраструктурой проблемы. Здесь дети портятся к молодежному составу.

- В Вашей карьере была и сборная Ганы. Как Вы туда попали?
- Так получилось. В Африке очень интересно работать. У нас была большая программа сотрудничества со сборной Ганы. Мы работали там с юношами, и семь-восемь игроков из нашей академии сейчас в сборной до двадцати лет, которая выиграла в возрасте до двадцати лет чемпионат мира. Они многому научились у нас, хоть и не совсем голландский футбол показывают.

- Что можете сказать про молодежный состав «Зенита», выигравший в этом году золото?
- Для футболистов очень хорошо быть чемпионами. Но для нас важны, те, кто готов к основе, их чемпионство в меньшей степени волнует. Это важное отличие Западной и Восточной Европы. У Вас по этому результату важно судить об их тренере, и результат молодежной команды это важно. В Западе по-другому. Единственной задачей тренера молодежного состава является количество игроков, готовых выступать в основе. Единственная команда, которая должна давать результат, это основа, а показатель молодежки – готовые к основе игроки.

- Кто из молодежного состава может попасть в основу, кто готов?
- Да, я следил за молодежной командой. Кто готов, как Вы думаете? Я не хочу называть имена. У меня есть несколько игроков на примете. Это будет неправильно, если я назову имена, и все остальные решат, что не могут попасть в основу. Несмотря на это, мы не видим сейчас звезд. Отличная, фантастическая команда. Но меня не особенно волнует молодежная команда, меня интересуют игроки, которые готовы выступать в основе.

- Есть ли какая-та экономическая рациональность академии? В «Шальке 04», например, очень гордятся тем, что в основном составе за золото бьются шесть местных воспитанников.
- Да, это действительно имеет экономический эффект. Я двадцать пять лет занимаюсь футболом профессионально и давно знаю, повторюсь, что за молодежью будущее. В «Барселоне» сейчас восемь воспитанников, в «Шальке» - шесть, в «Фейенорде» - пять. Многие стали говорить про то, сколько «своих» игроков в основе. В Санкт-Петербурге пять миллионов жителей, а в «Зените» три игрока в основе. В таком городе должно быть двадцать.

- Поедет ли кто-то из молодежного состава на сборы с основной командой?
- Это решение главного тренера. И я, и Игорь Корнеев будем обсуждать это с главным тренером. Хотим видеть своих воспитанников в основной команде.

- Насколько совместим итальянский взгляд на футбол на голландский футбол?
- Основная наша задача - радовать болельщиков. Итальянский футбол стал лучше и интересней.

- ФК «Смена-Зенит»… Расскажите о судье клуба?
- У меня есть определённая информация, что этого клуба, скорее всего, не будет. Будет большая команда, с семи лет до двадцати, в Академии. Это главное сейчас.

- Как относитесь к вертикали, которая есть в российском футболе? Своя собственная школа «Смена», есть основа, есть молодежный состав, есть команды, выступающие на уровне города.
- Вам самим тяжело объяснить. Мы хотим, чтобы была Академия, которая поставляет игроков в основную команду. Первая, вторая, уровень города, школа, вы сами запутались. (Улыбается). Структура очень простая должна быть. В клубе есть люди, которые знают, что делать. Но в клубе все подразделения разные. Мы хотим свести все те все структуры, отделы, чтобы все работали вместе. Если это удастся, то через несколько лет у нас будут хорошие результаты. Мы хотим сделать сеть школ-спутников. Академия будет одна. Город очень большой, не все смогут заниматься в Академии, ездить часами на метро. Мы хотим построить во всех крупных районах школы, в которых будут заниматься дети. В семь, восемь, девять лет дети могут заниматься, под нашим видением, и потом мы их можем просматривать, отбирать в Академию. Главное чтобы дети могли заниматься в разных районах, и заниматься под именем «Зенита».

- Каждый ли юный голландей рассматривается как потенциальный футболист?
- В Голландии каждый молодой игрок играет в футбол. Главное другое - за всеми игроками наблюдают. Если он в девять лет не может показать уровень, чтобы пойти в академию, то, быть может, к одиннадцати сможет.