Генеральный директор "Зенита" Максим Митрофанов: "От футбола отдыхаю на футболе"


К хорошему привыкаешь, как известно, быстрее, чем к плохому. А "Зенит" за короткий срок приучил болельщиков к победам. Приучил настолько, что уже и ничья с БАТЭ в рамках группового турнира Лиги чемпионов вызывает различные эмоции, среди которых преобладает, пожалуй, удивление. Как такое возможно? Но ведь и побеждать всегда тоже невозможно. Ситуация сложилась непростая, нуждается в коррекции. О перспективах развития клуба мы и беседуем с его генеральным директором Максимом Митрофановым.
К хорошему привыкаешь, как известно, быстрее, чем к плохому. А «Зенит» за короткий срок приучил болельщиков к победам. Приучил настолько, что уже и ничья с БАТЭ в рамках группового турнира Лиги чемпионов вызывает различные эмоции, среди которых преобладает, пожалуй, удивление. Как такое возможно? Но ведь и побеждать всегда тоже невозможно. Ситуация сложилась непростая, нуждается в коррекции. О перспективах развития клуба мы и беседуем с его генеральным директором Максимом Митрофановым. Через тернии к звездам - Максим Львович, я и в мыслях себе не представлял, что мне придется начинать наш разговор с подобного вопроса. Но теперь его не избежать. Каковы ощущения после матча с белорусами? - Есть определенная досада. Не все можно списывать на банальное невезение. Да, индивидуально у нас подобраны классные футболисты, но то ли связи какие-то игровые утрачены после матчей за сборные, то ли усталость поднакопилась… В субботу встреча в Нальчике и через два дня Лига чемпионов — тяжелый график. Конечно, обидно, мы надеялись на победу. Но не все потеряно, надо собраться и играть дальше. Надо смотреть в будущее. Это первый наш опыт в Лиге чемпионов. За год мы завоевали четыре трофея. Болельщики привыкли к победам и ничего иного от нас не ждут. Это тоже пресс, который давит на ребят. Ни одна команда не может постоянно побеждать. Сейчас наша задача — собраться, причем всем — и руководству, и тренерскому штабу, и игрокам, и постараться выправить ситуацию, прорвать эту цепь неудач. - У вас нет такого ощущения, что «Зенит» в рекордно короткий срок взобрался на европейский футбольный Олимп и зажил той жизнью, которой живут 8–10 клубов, играющих в аналогичном режиме, с февраля по декабрь, и за свои команды, и за национальные сборные? А жизнь эта интересна, но очень сложна и требует какой-то особой подготовки. - Отчасти именно это имел в виду Дик Адвокат, когда на своей пресс-конференции говорил, что ему с этим составом сложно постоянно добиваться высоких результатов. Мы уже говорили с ним о том, что команда нуждается в серьезном кадровом усилении. У нас есть скамейка, но на ней немало игроков, несомненно, заслуженных, однако на данный момент не способных сыграть на том уровне, который требуется. Я бы не рискнул сказать, что «Зенит» «зажил на Олимпе». Клуб к нему приблизился. Он стал уважаемым в Европе, узнаваемым, с «Зенитом» считаются. Но о «жизни на Олимпе» поговорим, когда успехи команды станут системой. Нам надо еще закрепиться на нем. В целом вы правы. Нам пока не хватает опыта сражений на несколько фронтов. Мы выполнили основную задачу сезона, выиграли Кубок УЕФА, но выполнили ценой переноса ряда игр чемпионата России, предельно усложнив себе задачу в национальном первенстве. И вот результат. Простой подсчет показывает, что возьми мы максимум очков в матчах против таких команд, как «Шинник» и «Спартак» из Нальчика, мы бы занимали сейчас второе место и боролись за первое. А теперь нам необходимо сражаться за медали, да и в Лиге чемпионов задачу никто не менял. Неудачи в главном европейском клубном турнире больно бьют по самолюбию игроков и тренеров, по их амбициям. Футболисты мечтают о победах и борются за них. Но на Олимпе (улыбается) жизнь налаживается не сразу. Адвокат, и только Адвокат - Итак, изменения в команде назрели. И проводить их будет Дик Адвокат? Ему готовить команду к следующему сезону? - Мы на это рассчитываем. - Неудачи в матчах с БАТЭ, кабардинцами уверенность руководства клуба не поколебали? - Я бы даже не назвал это неудачами, это результат на данном временном отрезке. Результат не радует, но при этом здесь нет ни вины игроков, ни тренерской вины. Просто нужна дополнительная работа по усилению команды. Адвокат — профессионал высочайшего класса, он найдет способы устранения возникших проблем. - Журналисты всех СМИ пока усиленно гадают на тему, что же такое шесть пунктов Дика Адвоката? - А тут и гадать нечего. Это просто корректировка некоторых действующих пунктов его контракта. Подчеркну, что зарплаты они ни в коей мере не касаются. Это в основном технические моменты. Ну, например, количество авиаперелетов, условия его проживания в Санкт-Петербурге, не более того. - Приобретение футболистов? - Это не может быть пунктом контракта тренера. Это обоюдное желание клубного менеджмента и наставника: усилить состав команды, ее боеспособность. Не стоит путать «Зенит» с командой-аутсайдером, в которую приходит тренер-спасатель и сообщает, что ежели ему купят нескольких игроков, он сохранит прописку в премьер-лиге. У нас принципиально иной менталитет. Жить на Олимпе мы, возможно, еще и не привыкли (смеется), но менталитет у нас победный. Поэтому нет и не может быть разногласий с тренером по поводу приобретения квалифицированных исполнителей. Мы ставим перед наставником команды высокие цели и понимаем, что для их достижения нужно покупать сильных футболистов. Если игроками интересуются, значит, клуб в порядке - Давайте еще поговорим о слухах, муссируемых в СМИ. Приобретения планируются, но возможны и потери. Наиболее часто обсуждаемая тема — перспективы Андрея Аршавина в «Зените», его возможный уход из клуба. Представитель футболиста Денис Лахтер сообщил, что вы, Максим Львович, рабовладелец, так что я к вам с опаской… - Господин Лахтер много интересного рассказал прессе. Я же вам могу сказать, что это человек с сомнительной репутацией в футбольном мире. Поэтому то, что он говорит по поводу трансферных перспектив игроков, нельзя воспринимать всерьез. Что касается «Зенита», то мы с ним никаких переговоров вести не будем. Это принципиальная позиция «Зенита»: мы ведем переговоры о продаже или покупке игроков только напрямую с клубами и в посредниках не нуждаемся. Что касается квалификации господина Лахтера, то она вызывает у нас большие сомнения, и именно его стратегия поведения сорвала переговоры по продаже Андрея в летний период. Аршавин вправе избирать любого представителя для защиты своих личных интересов и обсуждения условий личного контракта с новым клубом. И это же касается всех игроков. Но «Зенит» готов вести переговоры только с клубами напрямую, и никак иначе. Что же до гипотетического трансфера Аршавина, то мы сегодня не вполне понимаем (да и никто этого не понимает), какова будет ситуация на европейском футбольном рынке к зиме. Знаете, уже родился короткий анекдот: «О кризисе говорят только те, кого он коснулся». - Позвольте поинтересоваться: вас коснулся, Максим Львович? Я имею в виду «Зенит». - Россию кризис затронул в гораздо меньшей степени, чем европейцев, и наши клубы в частности. А вот в Европе только и делают, что говорят об этом кризисе. Акции крупнейших европейских компаний, традиционно спонсирующих футбол, падают, фирмы терпят огромные убытки, поэтому понятно, что и их рекламные бюджеты снижаются. У клубов английской премьер-лиги огромные долги, в чем руководство лиги честно признается. Контракты подписаны, но они не исполняются. У Аршавина по-прежнему есть желание покинуть «Зенит», но какие будут по нему предложения, совершенно непонятно на данный момент. У нас есть четкая, незыблемая позиция: мы готовы вести переговоры по этому футболисту, но мы знаем его реальную цену, хотя понимаем, что она может и измениться в связи с общими изменениями на рынке. Но это вопрос переговоров между клубами. Еще раз подчеркну: напрямую. - И, если я правильно понял, вы хотите выглядеть на рынке достойным участником переговорного и трансферного процесса и не согласны продавать свой бренд, а Аршавин сегодня именно бренд, по заведомо демпинговой цене? - Это правда. - И все же интерес европейских клубов к зенитовцам только возрастает. В сфере их внимания Тимощук, Аршавин, Малафеев, Погребняк… Это повод для гордости или для опасений растерять лидеров команды? - Это очень хорошо. Значит, «Зенит» укомплектован классными мастерами, значит, работали успешно. Судите сами, если ведущие клубы проявляют интерес к нашим футболистам, причем разных амплуа, выступающим в разных линиях, значит, нам удалось создать сбалансированную, сильную команду. А сам факт интереса ведь не говорит еще о том, что игрок уйдет, даже о том, что он хочет уйти. У нас партнерские отношения со всеми футболистами. Если игрок решил уйти, его не стоит держать, мы даже помочь в этом готовы. Но сделку нужно осуществить на выгодных условиях не только для футболиста, но и для клуба. Ведь в том, что игрок достиг международного уровня, заслуга не только его, но и «Зенита». Вверх по лестнице, ведущей в «Зенит» - Клуб сегодня - это в большей степени бизнес-проект или социальный проект для Санкт-Петербурга? - Для клубного менеджмента это бизнес-проект, имеющий большую социальную составляющую. Для Газпрома клуб - это и имиджевый проект, и социальный, но и бизнес-проект, правда, долговременный очень, отдача не может быть быстрой. Вспомните, как болельщики смеялись, когда была обнародована программа развития клуба, включающая в себя завоевание трех еврокубков за 10 лет, а два из них уже у нас в офисе. Без подобного программного документа никакое развитие невозможно. У нас есть долгосрочный план развития клуба. Наш основной спонсор понимает, за что он платит деньги. Он получает имиджевую рекламу. Ее сложно измерить деньгами. Владеть клубом, выигравшим Кубок УЕФА и Суперкубок Европы, очень престижно. Мало кто может похвастаться чем-то подобным. Вот господин Абрамович пока не может, а вкладывает-то денег гораздо больше. - Вы выстраиваете отношения с питерскими футбольными школами? - Очень актуальная тема для нас. В городских футбольных школах обучается много детей. А с другой стороны, Игорь Денисов - последний из выпускников питерских спортшкол, выступающий в «Зените». Это большая проблема. Провал нескольких выпусков. На сегодняшний день даже лучшие наши школы, такие как «Смена» и «Зенит», не в состоянии готовить игроков нужного нам уровня. Собственной школы у «Зенита» не было никогда. «Смена» клубу не принадлежала, хотя многие так полагали. Мы отказались от идеи создания школы в структуре «Зенита». Она могла возникнуть в Мистолове. Мы располагаем возможностью пригласить туда и лучших детских тренеров города, и их западных коллег, владеющих современными методиками, и собрать там наиболее одаренных детей. Это дало бы кратковременный эффект, а затем ослабило бы детский футбол в масштабах Питера. Упала бы конкуренция. И мы пошли другим путем. Мы берем на свой баланс «Смену», что позволит резко улучшить ее материально-техническую базу, направить тренеров на учебу в Европу. При этом имущество комплекса на улице Верности мы арендуем. Поможем мы и школе «Зенит». Но у нас в этом случае будет приоритетное право отбора лучших выпускников. - Есть и другая проблема. Не всякий выпускник школы может, подобно Аршавину, дебютировать в команде мастеров в столь юном возрасте. - И не каждый тренер доверяет талантливому юниору. Это следующий этап. Спортшкола - кстати, второй этап. Первый - программа «Школьный футбол». Факультативные уроки футбола в общеобразовательных классах, дабы не пропустить талантливого мальчишку, которого родители привести в секцию не догадались. В регионах эта причина проводится городскими силами, в Питере этим при поддержке мэрии занимаемся мы. И третий этап - команда резервистов, но и этого мало. Поэтому мы создаем фарм-клуб. Скорее всего, он с будущего года начнет выступать во второй лиге, а если не получится - пройдем через соревнования КФК. Задача, поставленная перед тренером этой созданной уже команды Владимиром Казаченком, - курс на первую лигу. Яд и противоядие в одном флаконе - Сколько времени длится рабочий день генерального директора «Зенита»? - Во-первых, у меня нет выходных дней и отпусков. Не получается. А рабочий день начинается в 9 утра и завершается в 23.30. Это в офисе. А вообще… У меня очень интересная работа, я живу ей. Помогает, наверное, молодой возраст, позволяющий выдерживать эти нагрузки. - А все-таки есть какая-то релаксация от таких перегрузок? - Футбол. - Яд и противоядие одновременно? - Так уж получается. На футболе иногда можно отвлечься. Когда мяч в ауте (смеется).