Послематчевая пресс-конференция тренеров ФК "Зенит" и ФК "Амкар"

Дик Адвокаат: Первые двадцать пять минут в исполнении нашей команды были довольно хороши, единственное, не было остроты, не было опасных моментов. После этого в остальное время игры это была борьба сами с собой, даже не с соперником, которые имеют на бумаге более слабых игроков, чем мы. Но сегодня я не смог увидеть этой разницы. Вот те причины, по которым я остался недоволен, остался расстроенным этой игрой.
Главный тренер ФК «Амкар» Рашид Рахимов: Я думаю, вы все тоже специалисты, видели, как складывалась игра. Мы не дали создать «Зениту» никаких шансов для взятия ворот. Играли очень хорошо, организовано. Если вспомнить всю игру, то в первом тайме мы даже не пускали в штрафную «Зенит». Я могу сказать, что радоваться этой ничьей также как ничьей от «Динамо» я не могу. Каждую часть игры, которая должна быть цельной, мы, к сожалению, не использовали. Я говорю о тех моментах, когда мы имели достаточно много ситуаций, могли разыграть быструю контратаку и реализовать те моменты, которые мы создавали после отбора мяча в центре поля. К сожалению, здесь мы допустили очень много технического брака, и не довели до логического завершения те моменты, которые могли привести к взятию ворот. Нет у меня полного удовлетворения результатом игры. Если говорить откровенно, это был с точки зрения зрителей и журналистов самый плохой матч, который мы видели за последние годы. Я понимаю, у тренера своя точка зрения, потому что ему очень важен результат. Чем можно объяснить такое большое количество ошибок? В два часа дня играли. Такое ощущение, что количество ошибок и с той, и с другой стороны было выше нормы. РР: Что для вас хороший футбол? Это атака, в которой три-четыре передачи со смыслом и без потерь мяча. Слишком много комбинаций было, когда было много неоправданных потерь мяча, а ударов по воротам было мало. РР: Это зависит от того, как играют команды. У этого есть две стороны медали. Если бы команды играли в тот футбол, о котором вы говорите – атаки и быстрые передачи пропускали – вы бы сказали, что играют как крестьяне в обороне. Здесь вы можете взять другую сторону медали и сказать, что играю очень хорошо обе команды, компактно играют, не дают создавать опасные ситуации у своих ворот. Говорить, что игра не зрелищная и не понравилась зрителям, могут не специалисты, а просто любители футбола, которые хотят придти на футбол и увидеть открытый футбол со множеством опасных ситуаций, с голами. Но я думаю, что если все игры будут такими или большинство таких игр, то нам надо будет готовить новую генерацию тренеров, потому что все остальные от инфарктов умрут. Делать этого нельзя. Для того мы, тренеры, работаем, чтобы команда была организована, показывала в тактическом плане очень хороший футбол. Все остальное зависит от исполнителей. Если оно на высоком уровне, значит исполнительское мастерство высокое. Есть ситуации, в которых можно забивать, нужно играть в одно касание, где нужно играть в скоростной футбол. Если такого исполнения нет, повышается количество технического брака. То есть иными словами, вы тоже испытываете недостаток ярких исполнителей в полузащите и в атаке? РР: Почему тоже? Как любой тренер. РР: Естественно, как любой тренер, я хочу приобрести футболистов, которые из одного, из двух моментов реализуют один. У меня есть футболисты, которыми я доволен, которые подходят нашей команде. Вы вспомните игру с «Динамо», которую мы провели и должны были выиграть, ту игру, которую мы играли со «Спартаком» дома, должны были выиграть. Сегодня по большому счету мы могли бы рассчитывать на три очка. Вот это мне и не нравится. Здесь я могу много анализировать, но не реализуем мы эти моменты, что делать? Я уже и бутсы себе купил, может, я буду играть. Мне трудно говорить. Еще раз тот момент, что нет цельной игры, когда есть хорошая организация в обороне, когда компактная игра, но нет реализации, не приносит удовлетворения. Замена всего одна была произведена. Вы не хотели рушить тот ансамбль, который был на поле? Вышел Савин – это была ваша надежда на то, что он свежий и сможет что-то сделать? РР: Вы правильно говорите, ломать игру я не хотел. Никто по большому счету не выпадал из игры. Менять Волкова мне пришлось только потому, что он уже наелся. Это можно назвать и тактической заменой, когда свежий игрок будет напрягать впереди защитников, будет стараться принять мяч и придержать его, либо быстро сыграть в контратаку. Савин – один из самых ярких игроков вашей команды. Почему вы не выпустили его раньше, или может быть, в стартовом составе? РР: Такой вопрос можно задать по любому футболисту. Почему Солдевиллья играл в «Эспаньоле», приехал и сейчас не выходит? Почему Волков несколько игр сидел в запасе? Футбол таков. Та ситуация, которая происходит с Женей сейчас… Ему нужно успокоиться психологически. Я с ним поговорил. Я думаю, он ситуации понимает. Я понимаю его, наверное, ему хочется перейти в клуб с именем, где можно играть. То, что он не попал в состав сегодня или в прошлой игре, не значит, что он запасной игрок. Он игрок основного состава и в любой момент может выйти на поле. Здесь нет никаких проблем. Ему главное успокоиться психологически. Я и ему сказал, и журналистам говорил. В футболе так. У него есть предложения из ЦСКА. Это большой клуб. Пока клубы не договорились, и так как он на контракте, ему надо забыть, тренироваться и играть. Это не его дело. Уйдет он в ЦСКА, захочет купить его лондонский «Арсенал», и не смогут договориться они с ЦСКА, ему тоже можно обидеться и сломаться психологически или что? Так можно всю жизнь обижаться. Так можно и дальше в «Манчестер» не уйти, не отпустят, и в «Реал» не пойти. Надо работать. Уровень, на который он вышел… Я ему сказал, опускаться нельзя. Если он опустится, тогда уже не будет интереса к нему. Много сказано о проблемах в нападении. У нас известно, что подписан нападающий. Почему его не было? РР: Он тренировался с нами в Перми. Я надеялся, что мы успеем все сделать и с бумагами, и здесь он сможет сыграть за дубль. К сожалению, не успели. Успели только перед вылетом, поэтому я его оставил в Перми с тренером, дал индивидуальную программу. Эти два дня он будет работать. К следующей игре мы уже посмотрим, может быть, будет готовиться. Вас с Черчесовым связывают дружеские отношения. Вы ему не обещали побороться, ведь «Спартак» и «Зенит» ведут чемпионскую гонку? РР: Я никому не обещаю. Я же Адвокаату не обещал, что я буду бороться против «Спартака» в Перми. Вы что думали, я не боролся? У нас такие моменты были, которые надо было забивать. Эту игру мы не должны были никак проигрывать. Никак. Вообще я считаю, что нет такого в футболе: друг или не друг. Да, мы друзья за пределами поля, знаем друг друга за пределами поля хорошо, знакомы двадцать лет уже, но если я выхожу против него, я хочу откусить ему ногу. Я не хочу проигрывать. Тоже самое наверное и он. Здесь я не хотел проигрывать и в Москве не хотел, и против ЦСКА не хотел, и против «Спартака» я не хочу проигрывать. Но я не могу все выиграть. Так не бывает. С поражениями надо жить. Главный тренер ФК «Зенит» Дик Адвокаат: Обычно у меня нет проблем с тем, что в начале пресс-конференции сказать. Но я буду сегодня честен с вами, мне не понравилась игра нашей команды. Первые двадцать пять минут в исполнении нашей команды были довольно хороши, единственное, не было остроты, не было опасных моментов. После этого в остальное время игры это была борьба сами с собой, даже не с соперником, которые имеют на бумаге более слабых игроков, чем мы. Но сегодня я не смог увидеть этой разницы. Вот те причины, по которым я остался недоволен, остался расстроенным этой игрой. Почти двадцать туров позади. Может ли «Зенит» играть более сильно, чем он играет, или это предел? Предел этих футболистов, предел этой команды. ДА: Нет сомнений, что мы должны играть лучше. Мы должны играть лучше, но получается, что на пресс-конференции я так часто говорю, потому что я бываю ими не доволен. Однако каждый раз мы пытаемся что-то исправить в этой игре. По систему 4-3-3 мы играли достаточно открыто. Мы решили использовать систему 4-4-2, поскольку мы уже использовали ее год назад. Существует такая проблема, что когда некоторые игроки не выходят в основном составе, они не могут смириться с этой мыслью. Нет никаких сомнений, что мы должны улучшать свою игру. Каждый член команды должен улучшать свою игру. И это произойдет. Иначе мы должны будем находить другие решения. Почему всего три удара в створ ворот нанесли футболисты «Зенита» в домашней игре с не самым сильным соперником? ДА: Во втором тайма матча со «Спартаком» мы тоже играли по этой схеме 4-4-2, и мы создали несколько хороших моментов для взятия ворот. В этом матче мы начали с самого начала играть по этой систему, но ничего не создали. В таком случае я должен найти другое решение. Вчера было такое впечатление, что вы не очень довольны игроками. Может, это было ошибочное впечатление, но складывалось такое ощущение. Сегодня вы сказали, что может быть придется искать другие решения, чтобы игроки играли лучше. Какие это другие решения? Увеличение нагрузки? Штрафы определенные? Имеете ли вы право наказывать футболистов, материально в том числе? ДА: В плане увеличения тренировочной нагрузки, я так не думаю. Мы и так тренируемся пять – шесть раз в неделю. Этого достаточно. С другой стороны, если посмотреть на игроков, которые не выходят в основном составе и их отношение к этому… Это высокооплачиваемые игроки. К такому отношению спокойно относиться нельзя. Лучше тогда иметь дело с игроками, которые обладают меньшими игровыми качествами, но хотят больше играть и стараются это делать. В перерыве матча вы общались с Денисовым. По ходу второго тайма тоже был эпизод, когда вы ему что-то объясняли по ходу игры. Если не секрет, что? Почему именно он обратил на себя ваше внимание? ДА: Игорю пришлось играть во втором тайме центрального полузащитника, потому что справа вышел Домингес и играл на этой позиции, поэтому я ему сказал, что есть два игрока «Амкара», которые играют в этой зоне – это 18-й и 22-й. Игроки, за которыми нужно приглядывать. Игорь любит подключаться к атаке, но здесь еще и оборонительные задачи стояли. Как раз я ему и сказал, чтобы он следил за этим. Прокомментируйте замену Хагена на Крижанаца. ДА: Причина была в том, что он получил желтую карточку. По его манере игры… Он всегда играл на грани. Мы не могли допустить, чтобы он получил вторую. Почему такое похоронное настроение? Очко, 0:0. Улыбнитесь. Вопрос такой: раньше говорили, что «Зенит» с Аршавиным и «Зенит» без Аршавина – это две разные команды. ДА: Можно ли сейчас сказать, что «Зенит» с Тимощуком и без Тимощука – это две разные команды? Насколько вам не хватало Тимощука? Нам не хватало в этой игре не только Тимощука, но и Текке. Тимощук привносит необходимую мощь, силу в действия полузащиты, он за двоих может работать. Нам этого не хватало сегодня. Он настоящий профессионал. Но даже без этого мы должны были выигрывать эту игру дома. Это меня расстроило. Мы и до начала сезона говорили о некоторых трансферных проблемах. В это трансферное окно мы купили только Ломбертса и по всем заявлениям, никого больше не будем приобретать. Не возникло ли у вас желания обратиться к руководству команды, чтобы усилить Зенит одним – двумя, может быть, рядом игроков? ДА: Может, лучше в первую очередь отделаться от некоторых игроков? От кого? ДА: Вы говорите о покупке новых игроков, но у нас достаточно сильных игроков в команде, которые могут выполнить задачи, поставленные перед сезоном. Поэтому в том сезоне мы поднялись с 10 места на 4. Мы усилили команду такими игроками как Домингес, Погребняк, Зырянов и Тимощук. Мы четырех игроков подписали. Меня и расстроило то, что мы ждали, что будет лучше, а получается так, что мы играем даже хуже, чем в прошлом году. Покупка игроков – это не всегда решение проблем. Может надо вводить свежую кровь? Например, полузащитника Лебедева. Мы заметили, что когда вы ставите новых игроков, игра становится свежее, ярче, увеличивается конкуренция. Не пора ли более резко вводить какие-то новые силы из тех, что имеется? ДА: Очень большая разница между уровнем дубля и главной команды. Это не так просто, если мы поставим игрока из дубля, потому что между уровнем игроков дубля, уровнем нашей команды и уровнем соревнования есть большая разница.