Защитник «Зенита» Николас Ломбертс:

Мы идем от Мойки к Дворцовой площади, и бельгиец с кем-то разговаривает по мобильному телефону. Вникать в суть разговора, вообще-то, неэтично, а в данном случае так и вообще невозможно: Ломбертс ведет беседу на родном для него голландском языке, да еще и с фламандским диалектом. И все равно можно догадаться, что новоиспеченный зенитовец восторженно рассказывает о Коре Поте, о Фернандо Риксене, который известен Николасу по матчам за «Глазго Рейнджерс», об Анатолии Тимощуке, о корейских легионерах.
Мы идем от Мойки к Дворцовой площади, и бельгиец с кем-то разговаривает по мобильному телефону. Вникать в суть разговора, вообще-то, неэтично, а в данном случае так и вообще невозможно: Ломбертс ведет беседу на родном для него голландском языке, да еще и с фламандским диалектом. И все равно можно догадаться, что новоиспеченный зенитовец восторженно рассказывает о Коре Поте, о Фернандо Риксене, который известен Николасу по матчам за «Глазго Рейнджерс», об Анатолии Тимощуке, о корейских легионерах. Здесь так любят футбол? – Сейчас вы можете ходить по улицам города спокойно, но пройдет буквально месяц, и автограф-сессии начнутся на каждом углу, – говорю я Ломбертсу, когда он заканчивает телефонную беседу. – Неужели здесь так любят футбол? – Дело даже не в футболе. В Петербурге обожают «Зенит». – Замечательно, – расплывается в улыбке Ломбертс. Только мы выходим к Зимнему дворцу, как тут же девушки в гусарских костюмах, принимая Николаса за обыкновенного туриста, предлагают ему сфотографироваться на память. Но как только красавицы узнают, что парень не просто зевака, а новичок «Зенита», то забывают о собственном доходе, и протягивают корреспонденту «Спорта» уже свой телефон с фотокамерой: – Сфотографируйте нас с ним! – Здорово, – восклицает Николас. – У меня уже появились первые питерские болельщики. – Да, но пара-тройка неудачных матчей – и эти же болельщики предложат вам возвращаться домой, – предупреждаю я. – Настолько быстро?! Ну я надеюсь, что таких игр у меня в «Зените» не будет. Хоть и не тренировался последние две недели, хотел бы выйти в составе уже в ближайшем матче, чтобы показать свое мастерство. – Шанс наверняка представится. У команды есть проблемы в обороне… – Я знаю, что пять человек дисквалифицированы. Возможностей забивать было мало – Что еще вам рассказали про «Зенит»? – интересуюсь я, уже когда мы садимся в холле отеля на Мойке, где пока остановился бельгиец. – Еще десять дней назад не знал о клубе практически ничего. Зато читал о самом российском первенстве, о том, что его уровень постоянно прогрессирует, что в Москву едут футболисты с громкими именами. А относительно «Зенита» слышал только об Анатолии Тимощуке, которого питерский клуб купил за 20 миллионов долларов. Такая новость и до Бельгии быстро долетела. Но когда появилось предложение переехать в Петербург, залез в интернет и прочитал информацию как о самом клубе, так и о том, что здесь хотят построить стадион на 62 тысячи мест. Такие арены есть только у избранных европейских команд. – А о том, что за последние месяцы в команде сменилось четыре капитана читали? – Нет, первый раз слышу. Но сейчас все нормально? – Да, команда даже выиграла первый круг чемпионата. – Блестяще! Мне кажется, что пройдет не так много времени и «Зенит» сможет конкурировать с серьезными клубами из Англии, Испании, Германии. – Расскажите, как представители «Зенита» вышли на вас? – Большое впечатление на руководство команды произвела моя игра на молодежном чемпионате Европы в Голландии и десять дней назад мой агент собщил, что «Зенит» предлагает заключить контракт. По приглашению мистера Константина (Сарсания. – «Спорт») я приехал в Петербург вместе с родителями и любимой девушкой Каролиной, чтобы посмотреть город, и уже здесь меня ждало соглашение в письменном виде, которое я довольно быстро подписал. Правда, перед этим еще встретился с Диком Адвокатом, ездил к нему домой в Голландию. В общем все произошло очень быстро, буквально за одну неделю, и неожиданно. – Какое впечатление произвел на вас новый главный тренер? – Очень хорошее. Это большой профессионал. Впрочем, вы и сами знаете, что Адвокат успешно работал как с ПСВ, так и с «Глазго Рейнжерс». Но больше всего мне понравилось, что это человек с отличным чувством юмора. Мне такие люди близки: когда надо – он говорит со всей серьезностью, но находит время и для шуток. В этом мы с ним похожи друг на друга. – На какой позиции Адвокат видит вас в «Зените»? – В «Генте» я действовал на левом фланге обороны, а в молодежной сборной Бельгии выступал в центре защиты. Последний варинат мне нравится больше, и Адвокат сказал, что я должен играть именно в центре. Но если потребуется, выйду и на фланг. – В 76 матчах за «Гент» вы забили один гол. Тренеры не доверяли вам участвовать в атакующих действиях команды? – В «Генте» довольно много высоких футболистов, и поэтому меня даже при розыгрыше угловых просили оставаться в обороне. Поэтому возможностей забивать было совсем не много. – Однако вас уже призывают в национальную сборную… – Да, я вышел на замену в товарищеском матче против Саудовской Аравии и просидел на скамейке запасных весь отборочный матч Евро-2008 с Португалией. Кстати, в плане личного опыта последний поединок оказался гораздо более полезным, нежели совершенно не важная встреча с Саудовской Аравией. «Кельн» мне не интересен – Месяц назад вами активно интересовался немецкий «Кельн»… – Да, был такой вариант, но без конкретного предложения. Хотя я и сам не хотел играть во второй бундеслиге, потому что считаю интересным выступление только в главных чемпионатах европейских стран. К тому же «Зенит» оказался гораздо более настойчив в своем предложении, чем все остальные команды. – А киевское «Динамо»? – В данном случае «Зенит» предложил больше денег – как «Генту», так и мне лично. – Финансовые условия имели для вас решающее значение? – Это не единственное, что привлекло в «Зените», но в то же время важно. Футбол – это все-таки работа. Если появляется возможность зарабатывать больше, чем в Бельгии или в других странах, то почему нет? Но, повторю, деньги не самое главное. На данный момент прежде всего мне хочется играть на высоком уровне, бороться за медали и выступать в еврокубках. А «Зенит» после «Гента» – это, безусловно, шаг вперед. – В Петербурге будете жить один? – Нет, сюда должна переехать Каролина. Она улетела обратно в мой родной город Брюгге, чтобы уволиться со своего места работы, она продавец в обувном магазине. Как только она уладит все дела, то сразу вернется в Россию, а родители останутся в Бельгии. – Если не секрет, чем они занимаются? – Папа – юрист, мама – домохозяйка. Причем я сам в будущем хочу пойти по стопам отца. Уже начал обучение в юридической школе, но из-за футбольной карьеры пока отложил образование. – Не могу не поинтересоваться у вас как у бельгийца, слышали ли вы про матч чемпионата мира 1986 года, когда ваша сборная обыграла в дополнительное время советскую? У нас все уверены, что бельгийцам тогда помогли судьи... – В тот год мы добились самого большого успеха в истории бельгийского футбола, вышли в полуфинал чемпионата мира. Но ни про какие судейские скандалы никто у нас не говорил. А что произошло в поединке с СССР? – По версии советской прессы, бельгийцы дважды забили из положения вне игры. – Ничего подобного не слышал.