Стадион для «Зенита»: «катастрофически уникальный объект»

На минувшей неделе в редакции «Санкт-Петербургского строительного еженедельника» состоялась пресс-конференция, посвященная строительству новой футбольной арены на Крестовском острове. В ней приняли участие японский архитектор Кисе Курокава, генеральный директор ООО «Авант» (компании-подрядчика) Григорий Фельдман и начальник строительного управления комитета по строительству Герман Елянюшкин.
На минувшей неделе в редакции «Санкт-Петербургского строительного еженедельника» состоялась пресс-конференция, посвященная строительству новой футбольной арены на Крестовском острове. В ней приняли участие японский архитектор Кисе Курокава, генеральный директор ООО «Авант» (компании-подрядчика) Григорий Фельдман и начальник строительного управления комитета по строительству Герман Елянюшкин. Взаимопонимание достигнуто Кисе Курокава: В последний раз я был в Петербурге в январе. За это время произошло довольно много важных для меня событий. Было открыто последнее мое произведение – здание Центра национального искусства в Токио. Кроме того, прошла выставка моих работ. Одновременно с критиками и редакторами ведущих мировых изданий на ней присутствовали премьер-министр России и представители российских деловых кругов, в том числе господин Фельдман. С его компанией был подписан договор. Причиной нынешнего визита стало то, что наконец определены местные проектировщики, которые будут заниматься этим проектом. Мы встретились и решили все проблемы, которые между нами были. И я рад, что работы ведутся так, как мы и планировали. Герман Елянюшкин: Дело заказчика самое простое – своевременно заключить контракт, своевременно оплачивать работы, контролировать сроки их выполнения. Проект неординарный и в рамках Петербурга, и в рамках всей России. Но хочу отдать должное генеральному подрядчику и проектировщику: серьезных претензий к нашим контрагентам нет. На последнем объезде объектов губернатор задачу поставила однозначно: стадион сдать в срок. Григорий Ефимович пообещал, что так и будет, за что ему была обещана как минимум правительственная награда (смеется). Григорий Фельдман: Подписание договора с архитектурным бюро доктора Курокавы проходило в рамках Второго российско-японского экономического форума в присутствии делегации правительства России, которую возглавлял Михаил Фрадков. Что касается строительства, сейчас ведутся работы по срытию земляного вала. Предстоит вывезти около 600 тысяч кубических метров земли – это, мягко говоря, немало. Из них примерно треть останется на месте для последующей обратной засыпки. В связи с тем что пропускная способность моста (единственного, по сути, ведущего на Крестовский остров) недостаточна, сейчас ведутся подготовительные работы, и летом будет построен причал длиной около 200 метров. Соответственно, в период навигации через него будет завозиться максимальное количество инертных материалов и строительных конструкций. На самой стройплощадке мы установим два бетонных завода. На сегодняшний день напряженный график выдерживается, но основные работы еще впереди. Нами выбран лучший, на наш взгляд, проектировщик – ЦНИИСК им. Кучеренко. За короткие сроки разработана архитектурная концепция по материалам доктора Курокавы, параллельно ведется рабочее проектирование, а в конце месяца начнутся свайные работы. Уже известно, кто нам будет делать крышу, – это субподрядчик немецкой фирмы. Травяным покрытием поля занимаются голландцы. Две недели назад большая делегация, состоявшая из представителей города, нашей компании и генерального проектировщика, посетила четыре стадиона в Германии, в том числе арену «Шальке-04», имеющую выдвижное поле. Так что все идет по плану. По словам губернатора, можно вести разговоры на любую тему, кроме сроков. Они должны соблюдаться – на это мы и нацеливаемся. Никаких проблем с финансированием нет. Технический надзор городом ведется – совещания проводятся еженедельно. Также достигнуто полное взаимопонимание между доктором Курокавой и институтом им. Кучеренко. За два часа беседы все противоречия были сняты. Это очень важно. «Невское кольцо» реконструируют – Господин Курокава, известно, что с иностранными архитекторами у Петербурга отношения складываются непросто. Вы не боитесь повторить судьбу Доминика Перро? К. К.: С господином Перро мы друзья – я знаю его со студенческих лет. Поскольку я не участвовал в конкурсе на строительство второй сцены Мариинки, информации об этом проекте у меня нет. А судя по слухам, чертежи, представленные Перро, каким-то образом не соответствовали российским стандартам. Большой проблемой стало и то, что этот проект не входил в рамки отведенного бюджета. Что касается меня, то я считаю очень важным диалог между архитектором и клиентом. Именно он позволяет решить все потенциальные проблемы. Считаю также, что во многом обезопасил себя, очень осторожно отнесясь к выбору проектировщика. Когда начинаешь работать в незнакомой обстановке, в новой стране, это также очень важно. И у меня нет никакого беспокойство по поводу того, что мой проект может повторить судьбу проекта господина Перро. – Клиентом заказчика является «Зенит». Может ли руководство клуба влиять на процесс? Г. Е.: Конечно. Создано несколько рабочих групп в зависимости от направления рассматриваемых проблем. Они собираются еженедельно и обсуждают вопросы, возникающие в ходе строительства. Вы сами знаете, как нелегко отремонтировать квартиру: нужно все детали обсудить. Здесь же деталей намного больше, и все они имеют принципиальное значение. На сегодняшний день никаких разногласий в нашем большом коллективе, к счастью, нет. Претензий ни от комитета по физической культуре и спорту, ни от ФК «Зенит» нет. Г. Ф.: Когда я побывал в Германии, то убедился, что работы мы ведем в соответствии с международными стандартами. Лично я завел контакты с «Зенитом», будем мы советоваться и с болельщиками. Когда немцы строили «Фелтинс-арену», с болельщиками договорились о том, что увеличат количество VIP-лож, которые приносят наибольший доход, но зато сделают два сектора со стоячими местами для фанатов. По правилам УЕФА только на еврокубки их необходимо оборудовать креслами. Сегодня я попросил генерального директора «Зенита» предоставить нам эксперта по цветовой гамме сидений. При этом во всех вопросах обязательно нужно соблюдать процедуру. Есть рабочая группа, в которую входят представители и заказчика, и РФПЛ, и «Зенита». Возникает у генподрядчика вопрос – следует письмо заказчику. Тот рассматривает его в рабочей группе и дает ответ. Любые личные контакты хороши, но процедура все равно соблюдается. Также, кстати, решался вопрос по выдвижному полю. Окончательное решение приняла губернатор, но в рабочей группе рассматривались несколько вариантов. – Какова будет цветовая гамма сидений? Г. Ф.: Сейчас этот вопрос рассматривается, но цвета обязательно будут зенитовскими. Я просто хочу сказать, что такие важные вопросы не решаются единолично ни подрядчиком, ни даже заказчиком. – Какие изменения внесены в проект по сравнению с первоначальным планом? Г. Ф.: Есть две зоны внутри стадиона, которые вызвали у нас вопросы и по которым мы сегодня выработали общее мнение. Первое – это японский центр, который станет подарком господина Курокавы городу. Второе – аквапарк. Дело в том, что согласно российским нормативам любой бассейн обязательно должен иметь наружное естественное освещение (на Западе такого правила нет). Решить этот вопрос на новой арене технически невозможно, а потому эта зона будет как-то перепрофилирована. Господин Курокава с нами согласился. – Первоначальный проект предполагал наличие на Крестовском острове нескольких парков. Запланированы ли они? И какова судьба «Невского кольца»? Г. Е.: Комплексное благоустройство парковой зоны будет проведено. Наши коллеги из комитета по благоустройству и дорожному хозяйству рассматривают, как это лучше сделать. Вероятно, их проект будет доступен для всеобщего обозрения. Трассу «Невское кольцо» реконструируют, и она станет современным спортивным сооружением. Конфигурация трассы будет изменена, но на спортивные результаты влияния это не окажет. Г. Ф.: Поскольку поле стадиона будет выдвижным, «Кольцо» придется немного перенести, но его спортивные характеристики сохранятся. Технические сложности – Раньше много говорили о том, что при строительстве новой арены будут сохранены какие-то части стадиона имени Кирова, в частности холм… Г. Ф.: Холм сохранится, но если не убирать обваловку, мы получим не просто «Космический корабль», а «Космический корабль», который сел в яму. То есть его не будет видно. Кроме холма мы сохраним широкие лестницы (они будут демонтированы, но затем восстановлены) и два павильона. – Входит ли в концепцию стадиона беговая дорожка на случай, скажем, парада олимпийцев? Г. Ф.: Никакой беговой дорожки не будет – это не олимпийская, а футбольная арена и многофункциональный развлекательный комплекс: задвинули поле – стадион; выдвинули наружу – концертная площадка и так далее. – Каким образом будет реконструирована система подъездных путей? Г. Е.: Разумеется, на Крестовский остров ляжет серьезная нагрузка. Вопрос находится в стадии решения. Съездов со скоростного диаметра, скорее всего, не будет. – Каковы технические сложности проекта? Г. Ф.: Их много, поскольку это самый северный стадион Европы такого класса. И по своим техническим характеристикам он сложнее других арен. В Гельзенкирхене под потолком такое переплетение поддерживающих металлических конструкций, что, когда крыша убрана, нет ощущения, что ты находишься на открытом воздухе. У доктора Курокавы красивейшая архитектурная концепция: у человека, находящегося внутри, создается впечатление, что гигантский купол висит и ничем не поддерживается. А когда крыша раздвигается, возникает ощущение открытого неба. Поскольку арена будет находиться на берегу Финского залива, очень большой окажется ветровая нагрузка. Кроме того, необходимо поднимать уровень, поскольку поле будет выезжать к самому заливу. Учесть предстоит и снеговую нагрузку, и еще множество факторов. Генеральный проектировщик все это знает. Сейчас изготовлена физическая модель стадиона, и она проходит продувку в аэродинамической трубе. Окончание этой работы позволит проектировщику к концу месяца дать нам проект первой части свайных полей. – А каковы технические сложности, по мнению господина Курокавы? К. К.: Первоначально я думал, что не буду принимать участие в конкурсе, поскольку у меня не хватит возможностей проект осуществить. Одна из главных проблем – географическая широта Петербурга. В мире нет стадионов с естественным покрытием под крышей, которые располагались бы в северных городах. Но наличие естественного газона – это один из признаков высококлассной арены. У меня есть друзья в японских футбольных командах, в «Милане», я знаком с Зинедином Зиданом. Все эти люди говорили мне, что на искусственном покрытии играть плохо, спортсмены не могут действовать в полную силу из-за возможных травм. Поэтому делать стадион с естественной травой – правильное решение. С другой стороны, это главная проблема при проектировании. Я советовался с двумя лучшими специалистами по естественным покрытиям (один живет в Германии, второй – во Франции). Они сказали, что натуральный газон в Петербурге – это возможно, но чрезвычайно трудно. Необходимо смешать 12 различных видов трав, чтобы достигнуть нужного эффекта. Кроме того, эта трава будет расти, если получит достаточное количество солнечного света – не менее четырех часов в день. К сожалению, в Петербурге, особенно зимой, солнечные дни бывают нечасто. Во время конкурса я предложил два варианта решения проблемы. Первый – поставить газон на рельсы и вывозить его на воздух за пределы стадиона. Второй – разделить газон на двухметровые модули и выносить по частям. С точки зрения финансовых затрат второй вариант мне представляется предпочтительным. Что касается смешения сортов трав, этот вопрос еще не решен окончательно и им предстоит заняться в будущем. Г. Ф.: Нам предстоит решать массу таких вопросов, какие не решались нигде. Например, в том же Гельзенкирхене на «Фелтинс-арене» зимой холодно. Наша задача – плюс восемнадцать, притом что на улице не минус десять как в Германии, а минус тридцать может быть. Если снаружи холодно, а внутри тепло, возникает проблема конденсации. Если все закрыть, поле не будет дышать, а ему кроме солнца нужен еще и воздух... Все эти вопросы мы решаем, что делает объект просто катастрофически уникальным. – Решите? Г. Ф.: А как же! Когда вы придете, вам не будет холодно, а футболисты будут играть на естественном газоне. – То есть 30 ноября 2008 года… Г. Ф.: Формально по контракту мы должны уложиться в эти сроки. Губернатор, правда, сказала фразу, которая вызвала у меня некий вздох облегчения: «Зенит» должен сыграть здесь первый матч в марте 2009-го. Я быстренько подсчитал, что дополнительные четыре месяца у нас есть. Первый камень мы изначально хотели заложить ко дню рождения «Зенита» – 25 мая. Но времена сейчас не советские, и нарушать технологический процесс, чтобы успеть к какой-то дате, было бы неправильно. Но летом закладка обязательно произойдет. – Следует ли из слов господина Курокавы то, что поле будет модульным? Г. Ф.: Нет, оно будет выдвижное. Это решение уже принято. Возможно, кому-то оно кажется комичным. Но, находясь в Германии, я спросил, сколько раз на «Фелтинс-арене» меняли покрытие. Оказалось, только к чемпионату мира, да и то по распоряжению УЕФА – оно и так находилось в хорошем состоянии. А на «Аяксе» в Голландии газон меняют восемь раз за год – солнца недостаточно. Что уж тогда говорить о Петербурге. – Господин Курокава, на какой стадион, уже построенный вами, будет похожа арена для «Зенита»? К. К.:На «Тойоту» в Японии. Он будет похож не внешне, а по структуре.