Юрий Лебедев: Адвокат дает мне пороху понюхать

20-летнего Юрия Лебедева Дик Адвокат «выписал» из второй команды месяц назад. И теперь через свои тренировки постепенно подпускает игрока к серьезным сражениям.
20-летнего Юрия Лебедева Дик Адвокат «выписал» из второй команды месяц назад. И теперь через свои тренировки постепенно подпускает игрока к серьезным сражениям. Встречу корреспондентам «ССФ» Лебедев назначил водном из ресторанчиков на Ленинском проспекте.Наш разговор состоялся через сутки после ответного матча на Кубок России со «Спартаком», за которым защитник наблюдал с лужниковской скамейки запасных. – Юрий, у вас в «Спартаке» много знакомых? – Не очень. С Прудниковым, например, только на поле встречался: когда три недели назад мы играли в турнире дублеров, он мне палец на правой руке сломал! Теперь вот в гипсе хожу. А лично знаю только Шишкина и Дзюбу – в «молодежке» познакомились. – Завидуете им? В «Спартаке» ведь сейчас молодым пробиться в основу гораздо легче, чем в «Зените». – А чего завидовать? Парням дали шанс – они его использовали. – Но ведь вам такого шанса пока не давали… – Просто у Федотова и Адвоката разный подход: первый делает ставку на молодежь, а второй – на более опытных игроков. И каждый по-своему прав. Мне так вообще грех жаловаться: еще месяц назад с дублем тренировался, а теперь уже с основой занимаюсь. На данном этапе это для меня большой шаг вперед. Хотя видно, что Адвокат не рассчитывает на меня прямо сейчас. Пока он просто дает мне понюхать пороху. Хотелось бы, конечно, еще поговорить с тренером с глазу на глаз, услышать, над чем мне на- до больше работать. Вообще понять, что Адвокат думает обо мне, о моих перспективах. Но пока такого разговора у нас не было. – Зимой многие ваши ровесники из дубля уехали в аренду в клубы первого дивизиона. Допускаете возможность, что в скором времени сами покинете родной город? – Мне очень хочется доказать, что я могу играть именно в «Зените». В оже время я не готов поехать в любой клуб, который будет во мне заинтересован. В тот же Нальчик, например, где сейчас играют Самсонов и Роденков, я бы не стал переезжать. Ребята говорят что тяжело там. В команде 40 человек – очень большая конкуренция, да и не готов я жить на Северном Кавказе. ДЕДОВЩИНЫ В «ЗЕНИТЕ» НЕТ – Чему вас научил этот месяц вглавной команде? – Быстрее думать. На тренировках Адвоката – много упражнений на удержание мяча на ограниченном пространстве поля. Это хорошо развивает игровое мышление. – А в бытовом плане чему-нибудь научились? – Заметил, что в тренировочной форме все должно быть четко. Например,меня очень удивило, что все должны носить одинаковые «адидасовские» носки белого цвета. Вообще на тренировках можно заниматься только в экипировке нашего технического спонсора, а вот обувь – бутсы и кроссовки каждый подбирает себе сам. – С кем больше всего общаетесь? – Пока в основном сам по себе держусь. Когда с основой тренируются Илья Максимов и Миша Кержаков, то с ними общаюсь. А из старших еще ни с кем особенно не сблизился. Хотя перед кубковым матчем со «Спартаком» жил в одном номере со Спиваком. – В «Зените» есть дедовщина? – Нет. Кто-то из старших может прикрикнуть на тренировке, но так что бы бутсы заставляли мыть или еще что-то подобное – такого нет. – Вы были на том собрании, когда Адвокат объявило переводе в дубль Аршавина, Денисова и Анюкова? – Да. И так получилось, что именно благодаря этому я первый раз попал в заявку на матч основной команды – это была домашняя кубковая игра со «Спартаком». – Как команда отреагировал на слова тренера? – Когда Адвокат огласил свое решение, он поинтересовался, есть ли у кого-то вопросы. Только Крижанац сказал, что, на его взгляд, Аршавин, Денисов и Анюков нужны команде. Остальные сидели молча. – А в дубле были случаи нарушения режима перед матчем? – Ни разу. Мы ведь всегда заезжаем на карантин в Ольгино, а там, даже если очень сильно захочешь, никуда ночью не сходишь – глухомань. АДВОКАТ ХОДИТ НА ДУБЛЬ ЧАЩЕ,ЧЕМ ПЕТРЖЕЛА – Вы играли за дубль, когда «Зенитом» руководил еще Петржела. При чехе пробиться в главную команду было легче, чем при Адвокате? – Петржела в 2003 году взял четырех игроков из второй команды и больше о молодежи не вспоминал. Только Максимова потом еще стал подпускать к основе. В том же 2005-м ребята в дубле уже не чувствовали никакого внимания к себе со стороны тренерского штаба главной команды. Адвокат же наши матчи посещает гораздо чаще, чем Петржела. – Что еще изменилось в дубле за последний год? – Контракты стали больше. Еще выезды теперь организуют на более высоком уровне. Раньше мы летали в одном самолете с главной командой и прилетали сразу на игру. И нам было плохо, и основе – им из-за нас приходилось очень рано вставать. Помню, в прошлом году, когда летели на игру с «Лучом», должны были сесть в одном месте, а приземлились в совершенно другом. Четыре часа сидели в аэропорту, два часа ехали на автобусе. В гостинице поели, минут 40 поспали – и на матч. В Томске похожая ситуация бы- ла. Сейчас такое невозможно в принципе: мы хоть и рейсовыми самолетами летаем, зато прилетаем на выезд за день до игры. – У Чугайнова вы играли еще в юношеской сборной. Его назначение главным тренером зенитовского дубля восприняли с энтузиаз мом? – Мне хотелось поработать с Игорем Валентиновичем. Чугайнов может зажечь искру в глазах ребят. Да и тренировочный процесс у него построен интереснее, чем у его предшественника Алексея Стрепетова. – Чугайнова не очень вдохновляет ваша склонность к авантюре: можете пойти в обводку на троих нападающих и потерять мяч. – Да, есть такое. Это еще с детского футбола сохранилось. Я же в «Кировце» начинал нападающим, и только потом стал защитником. Поэтому и сейчас иногда хочется пофинтить. Но мне постоянно делают замечания по этому поводу, и, кажется, я исправляюсь. – А еще Игорь Валентинович считает, что ваша главная проблема – неспособность сыграть с полной концентрацией все 90 минут. Откуда это? – Мне кажется, здесь дело не в психологии, а в физике. К концу матча ноги уже устают, и голова начинает работать не так хорошо. – И как с этим бороться? – Выходить во двор и бегать. Но у меня пока так не получается: недавно переехал на новую квартиру – в районе Площади Мужества – и еще не прижился там. А раньше жил на Юго-Западе с родителями. В УНИВЕРСИТЕТЕ УЖЕ ДАВНО НЕ ПОЯВЛЯЛСЯ – Захотелось начать взрослую жизнь? – Так пора уже – 20 лет! Тем более живу не один, а с девушкой. Она у меня спортсменка бывшая – художественной гимнастикой занималась. Познакомились через общих друзей. А потом она сама узнала у своей подруги мой номер, позвонила, и мы стали регулярно общаться. Если бы не ее инициатива, вряд ли бы мы сейчас жили вместе. Я сам редко подхожу к девушке первым и беру телефон. – Играть в «Зените» – мечта детства? – Нет. Я никогда не был болельщиком, на «Петровский» ходил редко. Только когда ребят моего возраста стали подтягивать из «Смены» в дубль, я стал задумываться о «Зените». А до этого просто занимался футболом, потому что нравилось. – А в секции по шахматам и каратэ тоже по собственному желанию ходили, или папа заставлял? – Сам хотел. Мне тогда 8 лет было. Около года занимался одновременно футболом, шахматами и каратэ, по шахматам даже на паре турниров в призеры вошел. Но потом времени на все стало не хватать, нужно было выбирать что то одно. Выбрал футбол. – Из европейских клубов кому симпатизируете? – «Барселоне». Не могу сказать, что это какое-то серьезное увлечение. Просто нравится их игра. – Не общались на эту тему с самым известным поклонником «Барсы» в «Зените»? – Аршавина имеете в виду? Пока не приходилось. – Кстати, в Университет технологии и дизайна случай- но не по его совету пошли? – Нет, меня другой Андрей – Нагуманов – сагитировал туда поступать. Давненько, правда, я в университете не появлялся. – На каком курсе учитесь? – Вроде бы на третьем. Если, конечно, не отчислили уже.