Николаю Ларионову - 50!

Во времена СССР слово «правофланговый» означало «образцовый», «примерный», «передовой». Именно на правом фланге «Зенита» и сборной выступал в 1980-е годы образцовый игрок, являвший собой пример отношения к делу даже для «передовиков» футбольного цеха - Николай Ларионов. Сегодня мы вспомним главные вехи его карьеры, а поможет нам сам Николай Евгеньевич.
Во времена СССР слово «правофланговый» означало «образцовый», «примерный», «передовой». Именно на правом фланге «Зенита» и сборной выступал в 1980-е годы образцовый игрок, являвший собой пример отношения к делу даже для «передовиков» футбольного цеха - Николай Ларионов. Сегодня мы вспомним главные вехи его карьеры, а поможет нам сам Николай Евгеньевич. Ларионов-форвард Первые шаги в футболе Ларионов делал в родном Волхове. В составе местного «Металлурга» он участвовал во всесоюзных детских и юношеских соревнованиях, причем действовал на острие атаки. Благодаря своей яркой игре он, футболист из областной команды, пробился в состав юношеской сборной СССР - случай по тем временам уникальный! «Только после этого мной заинтересовался «Зенит»: никому не известный парень из области играет в сборной, где нет ни одного представителя Ленинграда». «Самородок» Ларионов был вызван на просмотр и зачислен в дубль, где проявил себя настолько хорошо, что в первом же туре чемпионата-1975 дебютировал в «основе» в неполных 18 лет, выйдя на замену в выездном матче против ташкентского «Пахтакора». Однако возглавлявший «Зенит» Герман Зонин не очень-то доверял форварду Ларионову. В 1975 году Николай вышел на поле лишь трижды, столько же игр провел он и в весеннем первенстве 1976 года, а в середине сезона и вовсе был отправлен в ленинградское «Динамо» взамен переведенного в «Зенит» Владимира Клементьева. Впрочем, нет худа без добра: с его помощью динамовцы решили задачу выхода в первую лигу, а в 1977 году закрепились во втором эшелоне. Тренер Анатолий Васильев создал очень симпатичный коллектив, в котором рядом с многоопытными Стрепетовым, Хромченковым, Зинченко, Гончаровым принимали «боевое крещение» Герасимов, Желудков, Афанасьев. «Считаю, что мне очень повезло: бок о бок с этими незаурядными футболистами я получил огромный опыт и на поле, и в жизни». Одним из лидеров команды стал и Ларионов. Впрочем, уже тогда было ясно, что он способен на большее… Ларионов и Морозов «Второе пришествие» Николая в «Зенит» состоялось благодаря Юрию Морозову. Всегда доверявший молодым футболистам наставник почувствовал огромный потенциал Ларионова, и в 1979 году вернул его в главную команду города. Увы, и на этот раз все пошло не так уж гладко. Действовал Ларионов нестабильно, иногда просто теряясь на поле, чем выводил экспансивного Юрия Андреевича из себя. Морозов даже грозился отчислить Николая из команды, пока не попробовал поставить Ларионова на правый фланг полузащиты, где он заиграл так, что его место в «основе» больше не оспаривалось. «Каким бы сложным человеком он не был, Юрию Андреевичу я обязан всем, чего добился в футболе». В дальнейшем их пути-дороги разошлись, порой сходясь лишь в сборной СССР, где Морозов работал помощником Валерия Лобановского. Но когда «Зенит» в 1989-м вылетел в первую лигу и год промаялся там, спасать команду поручили именно Юрию Андреевичу. Тот обратился с призывом к чемпионам-1984 помочь ему отвоевать для «Зенита» место в элите. Игравшие в это время в Скандинавии Желудков и Ларионов, получали там неплохие по советским меркам деньги, но тем не менее бросили все и вернулись в Питер. «Отказать Морозову я не мог». Увы, потенциальные спонсоры обманули и тренера, и игроков, и в той безнадежной ситуации «Зенит» не спас бы даже Марадона. Третий альянс Юрия Андреевича и Николай Евгеньевича мог состояться в 2002-м году, но судьба распорядилась иначе. Завершивший в 1995-м карьеру игрока Ларионов не слишком удачно пробовал себя в качестве бизнесмена, а затем работал тренером футбольной школы «Зенит». Войдя в тренерский штаб главной команды по инициативе Виталия Леонтьевича Мутко, Ларионов сначала помогал Вячеславу Мельникову в дубле, а к «основе» присоединился лишь тогда, когда болезнь вынудила Морозова покинуть «Зенит»… Ларионов, Лобановский и сборная В незабываемом 1980-м «омолаживающая» революция, затеянная Морозовым, принесла плоды в виде бронзовых медалей. Уже тогда на Ларионова положил глаз тренер киевского «Динамо» Валерий Лобановский, в чью игровую концепцию Николай идеально вписывался: быстрый, техничный, умело подключавшийся к атакам, дисциплинированный, готовый закрыть любую позицию. Лобановский пытался переманить Николая в Киев вплоть до конца 1980-х, но Ларионов был предан Ленинграду и «Зениту». В начале 1983-го его вместе с Желудковым вызвали в олимпийскую сборную на матчи с Кувейтом, после которых наставник олимпийцев Владимир Сальков рекомендовал Ларионова в главную команду. Впрочем, Лобановский, возглавивший сборную в конце 1982-го, и так держал Николая в поле зрения. «Думал, что потренируюсь, на меня посмотрят, да и домой отпустят». Отнюдь! Дебют Ларионова пришелся на товарищеский матч со сборной Франции на легендарном «Парк де Пренс». Подумать только: нашим противостояли десять будущих чемпионов Европы! Однако сборная СССР добилась почетной ничьей 1:1, а Ларионов с ходу «застолбил» за собой место в основном составе. Вскоре состоялся отборочный матч ЧЕ, в котором были разбиты португальцы - 5:0, а Ларионов забил один из самых красивых голов в истории сборной. Мягко приняв длинную передачу из глубины обороны, он на высокой скорости продвинулся по правому краю в сторону ворот, сместился чуть к центру и, не замедляя бега, сильно пробил метров с 22-х. Вратарь Бенту не смог достать мяч, влетевший точно в дальнюю девятку. «Меня много раз спрашивали: «Почему в той ситуации решился на удар?» Вот, честное слово, не знаю. Чисто интуитивно пробил». И как же не хватало Николая в Лиссабоне, когда хозяева в последний момент «увели» у нас путевку в финальный турнир! Но об этом чуть позже. В 1985-м году Ларионов вместе со сборной завоевал путевку на ЧМ-1986. Правда, главный тренер Эдуард Малофеев редко выпускал Николая в «основе», но за месяц до мундиаля он был снят, и в сборную вновь пришел Лобановский. Ларионов же вернулся в стартовый состав и принял участие в двух играх ЧМ-1986: с Венгрией (невероятные 6:0 и голевой пас Николая) и Францией (1:1 с будущими полуфиналистами). Увы, досадная травма не позволила Ларионову выйти на поле в 1/8 финала, где изрядно напортачил сменивший его киевлянин Андрей Баль. Впрочем, проигрывает матчи не один игрок, а команда. «Никогда нельзя радоваться слабости предстоящего соперника. В стане же нашей сборной просто какая-то эйфория началась, когда узнали, что нам Бельгия досталась». Осенью 1986-го Ларионов участвовал в отборочных матчах к ЧЕ-1988, но потом проболел почти весь 1987-й. Тем не менее «Валерий Васильевич меня не забывал и даже включил в число кандидатов на поездку в Германию». Стать серебряным призером первенства континента помешала очередная травма. А их в карьере Ларионова было немало… Подвиг капитана 29 августа 1983-го года в Тбилиси Николай получил тяжелейшую травму колена в столкновении с динамовцем Тенгизом Сулаквелидзе. Об этом эпизоде писали многие, и большинство сходится во мнении, что грубость тбилисца была умышленной: не секрет, что Ларионов был его более удачливым конкурентом в борьбе за место в сборной. Впрочем, Николай Евгеньевич никогда не обвинял Сулаквелидзе: «Тенгиз всегда действовал очень жестко, это был его стиль игры. В этот раз я ему подвернулся». Вердикт врачей был буквально убийственным: ни о каком продолжении карьеры речи быть не может, более того, Ларионову пророчили пожизненную хромоту. Но Николай совершил настоящий подвиг: после сложнейшей операции и двух месяцев в гипсе он целый год самостоятельно тренировался, постепенно набирая форму. Лишь раз за это время, превозмогая боль, капитан команды вышел на поле - в заключительном туре первенства-1983, в котором «Зенит» одержал победу над «Жальгирисом» в Вильнюсе и занял 4-е место. В последние минуты той игры его присутствие на поле было особенно важным. «Я не слушал, что говорят врачи о перспективах, а был уверен, что вернусь в команду, и все будет нормально». И 9 сентября 1984-го года в разгар борьбы за чемпионство капитан «Зенита» вновь вышел в стартовом составе и отыграл матч с ростовским СКА целиком! Кстати, капитаном Николай был прирожденным: авторитетный, умевший воодушевить партнеров личным примером, корректный по отношению к соперникам и судьям он пользовался уважением и на поле, и за его пределами. Именно Ларионов открывал счет зенитовским голам в заключительных играх «золотого» сезона с «Шахтером» и «Металлистом». И пусть скромный и сдержанный Николай Евгеньевич всегда называл это «стечением обстоятельств», но мы-то знаем, что это было высшей справедливостью! Всего в 1975-76, 79-89 и 91-м гг. Николай Ларионов сыграл за «Зенит» 297 матчей, забил 15 голов (из них 25 игр, 1 гол в первой лиге). В сборной СССР он провел 19 матчей, забил два гола. Редакция «НЗ» поздравляет юбиляра и желает ему здоровья, бодрости и успехов во всех начинаниях!