Александр Дюков: «Год — на четыре с плюсом»

Выход в плей-офф Лиги чемпионов, новая трансферная кампания и новогодние предчувствия — президент футбольного клуба «Зенит» в беседе с корреспондентом «Спорт-Экспресса» Борисом Левиным подвел итоги уходящего года.

— «Зенит» завершил год участником плей-офф Лиги чемпионов и уверенным лидером чемпионата России. Значит ли это, что клубное руководство довольно 2011-м на все сто процентов?
— Столь категоричным я бы не был. Как вы помните, после победы в Суперкубке «Зенит» последовательно выбыл из Лиги Европы и Кубка России, а потом в чемпионате отпустил ЦСКА на семь очков. Летом удалось вернуть свою игру и завершить сезон успешно, но все же «пятерку» за год я нам не поставил бы. Скорее уверенную «четверку», может быть даже с плюсом.

— Существовала ли весной, после вылета из Лиги Европы и не самого удачного старта в чемпионате, уверенность в том, что ситуация будет исправлена?
— От подобных спадов не застрахован ни один клуб мира — избежать их в футболе просто невозможно. В таких случаях нужно продолжать работать, терпеть и верить в свои силы, что мы и делали. Сомнений же в том, что «Зенит» спад преодолеет, не было никаких — у нас как в команде, так и в тренерском штабе собраны люди волевые, амбициозные и опытные.

— Были ли в этом году какие-то решения, которые вы сейчас признаете ошибочными?
— Ошибку мы, конечно, допустили, когда не заявили «доморощенного» футболиста на матч с ЦСКА, но это отдельная история. Если же вынести ее за скобки, то каких-то серьезных стратегических или даже тактических просчетов я, в отличие от предыдущих лет, не нахожу.

— Какой футбольный эпизод 2011-го стал для вас лично самым запоминающимся?
— Безусловно, домашний матч с «Порту». Это был настоящий момент истины — и не только потому, что поражение от АПОЭЛ серьезно осложнило нам задачу выхода в 1/8 финала Лиги чемпионов. Игры с португальцами я с нетерпением ждал еще с момента жеребьевки — именно эта встреча должна была показать реальный уровень команды и обоснованность наших притязаний в главном европейском турнире. Дополнительный подтекст этого матча для меня заключался в том, что «Порту» исповедует близкую «Зениту» философию футбола и играет в схожем с нами стиле, причем весьма успешно.

— Как развиваются отношения клуба с Лучано Спаллетти? Поменялся ли как-то итальянец за прошедший год?
— Безусловно, Спаллетти сейчас гораздо лучше знает игроков и российский чемпионат, что позволило ему внести определенные коррективы в тренировочный процесс в целом и в подготовку к отдельным матчам в частности. Но если говорить о его человеческих качествах, то тут никаких перемен нет. Они по-прежнему исключительные.

— Как руководством «Зенита» была воспринята информация La Gazzetta dello Sport о том, что Спаллетти в ультимативном тоне потребовал купить нескольких высококлассных игроков?
— А вы знаете, что там было на самом деле?

— Нет, но с интересом узнаю.
— После матча с «Порту» на «Драгау» к Лучано подошел итальянский журналист и завел разговор в том ключе, что наш тренер добился в России многого, но при поддержке «Газпрома» сделать это, мол, не так уж и трудно. На что Спаллетти заметил, что это не совсем так: финансовые возможности «Газпрома» действительно огромны, но если говорить о футболе, то никаких безумных трат не было, и игроков за 50 миллионов евро ему никто не покупал. Все это журналист потом, мягко говоря, переформатировал нужным ему способом, что Лучано, знаю, очень расстроило. Неудивительно, что он сразу дал несколько интервью, где объяснил свою позицию.

— На днях Спаллетти, будучи в отпуске, приезжал в Россию и встречался с Алексеем Миллером. поднимался ли вопрос о продлении контракта итальянца? И готовы ли к этому обе стороны?
— Такая встреча действительно состоялась, но вопрос о контракте там не поднимался: обсуждались итоги года и планы на будущий сезон. Если же говорить о нашем договоре со Спаллетти, то могу сказать: клуб начал работу над его продлением.

— Почему 2011 год стал для «Зенита» таким необычно скудным в плане приобретений: команду пополнил один Кришито? Это новая стратегическая линия, сознательно взятая пауза или стечение обстоятельств?
— В летнюю трансферную кампанию мы ставили целью подписать трех новых игроков, но приобрели только Кришито — другие сделки сорвались по объективным причинам. Кого-то в итоге не отпустил клуб, за кого-то пришлось конкурировать с ведущими европейскими клубами, а в такой конкуренции деньги решают далеко не все: футболистам важны уровень чемпионата, наличие различной спортивной и бытовой инфраструктуры и так далее. А в этом нам с грандами из ведущих футбольных чемпионатов соревноваться, увы, пока тяжело.

— А чего ждать болельщикам «Зенита» в зимнее трансферное окно? Какие позиции будут приоритетны в ближайшей селекционной политике клуба?
— Задача — два-три приобретения.

— Переговоры уже идут?
— Да.

— В прессе всплыла кандидатура Глушакова. Что-то за этим стоит?
— Мы не ведем никаких переговоров по Денису. Это, безусловно, талантливый футболист, один из самых способных в своем возрасте, но информация в прессе действительности не соответствует.

— Входит ли в число ваших трансферных целей Аршавин, вокруг которого сейчас так много разговоров?
— Андрей — игрок лондонского «Арсенала», и, насколько мне известно, менять свой статус у него сейчас желания нет.

— Считаете ли вы, что в селекционной деятельности клуба в предыдущие годы случались ошибки? Оправдывают ли, в частности, потраченные на них деньги Бруну Алвеш, Бухаров, Лумб, Лукович?
— А каковы, по-вашему, критерии удачной или неудачной покупки?

— Наверное, в каждом клубе они свои.
— Их много. И не все могут быть количественно измерены. А это означает, что окончательный вывод в любом случае будет субъективным. Обычная ситуация, когда мнения уважаемых футбольных специалистов в отношении одного и того же игрока расходятся. Поэтому по большому счету объективным критерием является спортивный результат, которого добивается команда.

— Несет ли кто-то в клубе ответственность за неудачные покупки?
— Я уже говорил по другому поводу: людей, не совершающих ошибок, нет. Тем более в таком тонком деле, как трансферы. Мы, естественно, свои ошибки знаем. И делаем из них выводы, с тем чтобы в будущем допустить их как можно меньше. Для этого, в частности, провели определенные изменения в клубной структуре, отвечающей за селекцию. Впервые в «Зените» сформирована и уже начала работать система международного скаутинга.

— Сколько в ней людей?
— На данный момент четверо: трое — по регионам Европы и один — в Южной Америке.

— У нынешнего спортивного директора «Зенита» Игоря Корнеева заканчивается контракт. Он будет продлеваться?
— Мы хотим, чтобы Игорь остался в клубе, но в другом качестве и на другой должности. Хотели бы привести организационную структуру нашего спортивного блока в соответствие со сложившимися реалиями. Вообще, говоря об организации трансферной деятельности «Зенита», надо отметить: в последние годы получалось так, что с командой работали специалисты, которые по своему опыту и масштабу своей личности были больше чем тренеры. Поэтому де-факто и Адвокат, и Спаллетти играли основную роль в принятии трансферных решений и, по сути, выполняли функции спортивного директора в части селекции. За редким исключением именно главные тренеры называли совету директоров тех игроков, которые нужны клубу.

У этой схемы есть и преимущества, и недостатки, но в принципе она логична, поскольку как раз главный тренер несет всю ответственность за спортивный результат. Который, как мы уже говорили, и служит основным мерилом качества трансферов. Победы «Зенита» в двух чемпионатах России, завоевание Кубка, двух Суперкубков страны, Кубка и Суперкубка УЕФА, выход в плей-офф Лиги чемпионов за последние пять лет в принципе подтверждают эффективность данного подхода. Хотя, как я уже сказал, были и у нас ошибки, но от них не застрахован ни один клуб.

— Почему в «Зените» перестала появляться яркая питерская молодежь? Где новые Аршавины, Кержаковы и Денисовы?
— Мне кажется, есть две причины. Первая заключается в том, что названные вами футболисты были подготовлены еще советской системой футбольных школ, которая в силу известных причин была практически полностью самортизирована на рубеже двух столетий. Сейчас ведущие клубы, и «Зенит» в том числе, отстраивают новую систему подготовки, но для того, чтобы она заработала, нужно время.

— Долгое?
— Давыдов, Радимов и Горшков обещают, что уже через пару лет у нас в основном составе будут два-три воспитанника своей школы.

Что же касается второй причины... Малафеев, Аршавин, Кержаков, Денисов, Быстров дебютировали на стыке веков, когда для «Зенита» даже выход в финал Кубка Интертото, где, если вы помните, всего лишь разыгрывалась путевка в Кубок УЕФА, был фантастическим событием. Город тогда на ушах стоял! А теперь даже выход в плей-офф Лиги Европы никого в Санкт-Петербурге не возбудит. «Зенит» за прошедшие десять лет существенно изменился, уровень первой команды вырос, и вырос значительно. К счастью для всех, но не для молодых футболистов: с ходу попасть в состав команды, ставящей сейчас перед собой такие цели, как «Зенит», крайне сложно.


Мы это прекрасно понимаем, поэтому и пошли по пути передачи игроков в аренду клубам премьер-лиги и первого дивизиона, где они могут получать необходимую практику. Кого-то вообще продаем, но с правом обратного выкупа. Кроме того, достаточно серьезно думаем над тем, чтобы получить питерскую команду в первой лиге, куда «Зенит» мог бы отправлять молодежь на обкатку. Естественно, под нашим контролем, с нашим тренером, работающим по принципам главного клуба и с возможностью тренироваться рядом с главной командой.

— Кто-то из отданных в аренду имеет шанс вернуться в «Зенит» уже зимой?
— Думаю, на первый тренировочный сбор будет приглашен Канунников.

— Как часто вы обсуждаете с игроками «Зенита» те или иные вопросы? Случаются ли встречи в неформальной обстановке, насколько раскованно они проходят?
— Мы, естественно, общаемся и, как мне кажется, достаточно неформально. В новом сезоне такое общение будет происходить чаще, потому что главный офис компании «Газпромнефть» переезжает в Петербург.

— Как относитесь к твиттер-популярности Романа Широкова? Что лучше для клуба — подобная активность игрока или стремление к полной непубличности, что характерно, к примеру, для Игоря Денисова?
— Для клуба прежде всего важно то, как Широков и Денисов выглядят на поле. А выглядят они блестяще. Что же касается публичности, то мне активность Романа в интернете нравится. Но в непубличности Игоря свой шарм тоже есть. Очень хорошо, что футболисты у нас не похожи друг на друга.

— Есть ли в публичных выступлениях футболистов «Зенита» какие-то вещи, которые регламентируются или, может быть, вообще запрещаются?
— Естественно, недопустима взаимная критика. Проблемы всегда должны решаться внутри.

— Довольно ли вообще руководство клуба уровнем контактов команды с внешним миром?
— Для меня в этом смысле важно мнение ваших коллег. Те, с кем общаюсь, говорят, что «Зенит» — открытый клуб.

— А насколько вы довольны работой клубного менеджмента? Какие, скажем, выводы сделаны из истории с техническим поражением от ЦСКА из-за отсутствия в заявке «доморощенного» игрока? А ведь было еще и превышение числа легионеров на поле...
— Выводы, безусловно, сделаны, и я уверен, что ничего подобного больше не повторится. Что касается клубного менеджмента в целом, то он хорошо справляется с выполнением основных задач. Прежде всего, созданы все необходимые условия для команды и игроков. Обеспечение тренировочного процесса и организация проведения сборов, перелеты, транспорт, размещение команды, медицинское обслуживание, решение огромного количества бытовых вопросов для игроков и тренерского состава и так далее — все это организовано на достаточно высоком уровне. В порядке стадион. Да, он совсем не новый и с серьезными инфраструктурными ограничениями, но тем не менее газон у нас в отличном состоянии, а для зрителей сделано все возможное, чтобы их пребывание на стадионе было максимально комфортным. Хорошо налажено информационное обеспечение СМИ и болельщиков, которые также получают помощь в организации выездов, имеют возможность приобрести и спортивную одежду с нашим брендом, и всю необходимую сувенирную атрибутику.

— Если уж мы заговорили о болельщиках, то нельзя не вспомнить самый неприятный инцидент, связанный с ними: дымовую атаку на матче с АПОЭЛ. Не кажется ли вам, что политика заигрывания наших клубов с той частью фанатов, которую Роман Широков не без оснований назвал «дебилами», ничего хорошего не приносит и не принесет? Не стоит ли ужесточить отношение к тем, кто приходит на стадион не футбол посмотреть, а себя любыми способами показать?
— Давайте договоримся сразу: среди болельщиков «Зенита» дебилов нет. Роман высказался на эмоциях. Заигрывания, о котором вы говорите, тоже нет. В действиях болельщиков во время игры с АПОЭЛ никакого злого умысла не было, болельщики не хотели создать клубу проблемы. Но вышло так, как вышло: они помешали команде и подставили нас под санкции, которые могли быть более серьезными, не оцени инспектор УЕФА все остальные аспекты организации того матча на твердую «пятерку». Безусловно, необходимые выводы из этой истории будут сделаны, и дополнительные меры для предотвращения подобных инцидентов в будущем мы предпримем.

— Вы считаете, все эти «перфомансы» с дымом и петардами украшают футбол?
— «Перфомансы», безусловно, нужны, но в рамках правил, определенных УЕФА и РФС. А для борьбы с нарушением этих правил должна быть принята четкая правовая база, как, например, в Англии.

— Отношения команды с фанатами были подпорчены еще и историей с Владимиром Быстровым. Сейчас вы довольны взаимодействием клуба с питерскими ультрас?
— История с Быстровым уже в прошлом. А что касается взаимодействия, то в целом оно достаточно отлажено.

— Знаю, что болельщиков «Зенита» за пределами Санкт-Петербурга становится больше благодаря футболу и результатам вашей команды. А есть ли у вас какая-нибудь целенаправленная имиджевая программа завоевания душ иногородних болельщиков?
— Такая программа, безусловно, есть. В этом году мы провели масштабное исследование аудитории, заказав его у авторитетной исследовательской компании «Нильсен». И результаты нас порадовали — сегодня у «Зенита» 12 миллионов болельщиков, и даже в Москве он является третьим по популярности клубом. Все это, безусловно, расширяет наши возможности в части работы со спонсорами и развития бизнес-составляющей клуба, но и накладывает большую ответственность. Мы должны идти в регионы, стараться налаживать контакты с нашими региональными болельщиками и делать для них «Зенит» максимально доступным. Но в любом случае главный инструмент любого клуба в завоевании болельщицких сердец — спортивные результаты и качество игры.

— 2011-й был отмечен рядом громких препирательств на контрольно-дисциплинарном фронте. В «Зените» не жалеют, что в свое время присоединились к требованиям дать оценку проступкам спартаковца Веллитона, которые прямого отношения к вашему клубу не имели?
— Хочу еще раз подчеркнуть: мы не требовали наказания Веллитона, мы просили дать оценку ситуации, ставшей уже, к сожалению, регулярной, и выработать единую позицию и отношение к тем случаям, когда полученные игроками травмы вызваны жесткой, иногда даже жестокой игрой их коллег. Любой подход в футболе должен быть унифицированным, чтобы никто не страдал от того, что, скажем, в одном случае назначают пенальти за попадание мяча в прижатую руку, а в другом не обращают внимания на куда более явный контакт. То же самое — с наказаниями за стыки, в которых наносятся травмы. Именно этого мы и хотели, в конфликт же ЦСКА и «Спартака» по поводу конкретного столкновения Веллитона и Акинфеева никто не вмешивался, и ни в коем случае мы не пытались использовать эту ситуацию в своих интересах.

— А как вообще вы и ваши коллеги из других клубов относитесь к заявлениям спартаковских руководителей о заговоре против их клуба?
— Мне о подобном заговоре ничего не известно.

— Теперь — вопрос по судейству. Как вы оцените работу наших арбитров?
— Определенный прогресс очевиден. Хотя, с другой стороны, судейских ошибок в пользу наших соперников было в этом году, на мой взгляд, больше, чем в пользу «Зенита». Однако я по понятным причинам не могу быть объективен.

— Насколько объективны данные о том, что «Зенит» больше всех клубов премьер-лиги зарабатывает самостоятельно?
— Мне трудно сравнивать с другими клубами, поскольку полной информацией не владею, но по разговорам с коллегами могу судить, что мы здесь действительно среди лидеров. В 2012 году клуб должен заработать самостоятельно, без участия Группы «Газпром», порядка 75 миллионов долларов.

— Какова ситуация со строительством нового стадиона в Санкт-Петербурге?
— Стадион, как вы знаете, строит город. Роль «Зенита» в строительстве арены — содействие в проведении экспертизы проектных решений на соответствие требованиям УЕФА и ФИФА. В настоящий момент закончено перепроектирование стадиона, и мы совместно с международными футбольными организациями приступили к оценке проектных решений.

— Изменилась ли ситуация (и в какую сторону) после того, как был назначен новый губернатор Петербурга?
— Стадион у него, что называется, «на радаре». Реализация проекта продолжается.

— Пока идет строительство на Крестовском острове, не возникало ли у вас идеи построить другую арену в другом месте — ведь за то время, что тянется долгострой, это можно было успеть?
— Строительство стадиона — удовольствие недешевое. Если бы можно было обойтись 15-20 миллионами долларов, мы, возможно, так и сделали бы, но требуется, к сожалению, значительно больше.

— Какова ситуация с модернизацией базы «Зенита»?
— Построен новый тренировочный корпус, ведется строительство двух новых полей. Всего мы планируем довести количество полей до семи, а также построить новое административное здание.

— Что представляется самым интересным для вас в футбольном 2012-м?
— С нетерпением буду ждать дебюта «Зенита» в плей-офф Лиги чемпионов. Крайне интересным должен получиться весенний турнир первой восьмерки. Ну и конечно, впереди чемпионат Европы.

— Предчувствия оптимистичны?
— Сейчас, как мне кажется, делать прогнозы преждевременно. За ближайшие месяцы многое может измениться.

— На чемпионат Европы собираетесь?
— На игры нашей сборной выберусь обязательно. Команда сейчас в хорошей форме, и, думаю, у нее должны быть неплохие перспективы на европейском чемпионате.

— Под Новый год принято загадывать желания. Чего пожелаете себе и «Зениту»?
— У нас прекрасные футболисты и очень хороший тренер, поэтому пожелаю прежде всего удачи — без нее в футболе никуда. Как, впрочем, и вообще в жизни.

Полная версия интервью доступна сайте газеты «Спорт-Экспресс».



1 комментарий

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • olia
    0.1
    27 12 2011 в 02:00           
    Училка поставила мне четыре с плюсом и сказала, что четыре с плюсом - это всё равно, что пять с минусом. Так лучше бы она поставила пять с минусом, чем четыре с плюсом. ( к/ф Приключения желтого чемоданчика ).