Игорь Денисов: «Доставлять удовольствие своей игрой!»


Он молчал несколько лет, категорически избегая общения с прессой, хотя интерес к личности Игоря Денисова — одного из лидеров «Зенита» и сборной России, обладателя Кубка УЕФА и Суперкубка — огромен.
Он молчал несколько лет, категорически избегая общения с прессой, хотя интерес к личности Игоря Денисова — одного из лидеров «Зенита» и сборной России, обладателя Кубка УЕФА и Суперкубка — огромен. Сказал однажды, что не будет давать интервью, — как отрезал. Человек слова, он и на сей раз долго колебался. Предупредил, что это интервью будет первым за несколько лет, но и последним. Сделал два заявления, оговорив, что они должны появиться на газетной полосе.— Почему вы приняли решение не общаться с прессой? — Я по характеру закрытый для посторонних, незнакомых мне людей человек. Я не люблю рассказывать о себе, мне это претит. Я делаю свою работу, отдаюсь ей. Все околофутбольное мне не очень нравится. Я не публичный человек. — По вашей карьере складывается впечатление, что вы идете по жизни как по лест­нице, не пропуская ступеней: юношеская сборная, молодежная, национальная; из игрока основного состава «Зенита» вы превратились постепенно в его лидера. Вы основательный человек по характеру, как вам кажется? — Я уверен, что у меня сильный характер. Я максималист по натуре. Если что-то не получается, я не пасую, не останавливаюсь, через трудности все равно стараюсь достичь желаемого. Пока, по крайней мере, мне это удается. — Вы славитесь универсализмом на поле. Но есть ли позиция, на которой вам больше всего нравится играть? — В середине поля. А где конкретнее — опорного полузащитника или чуть выдвинутого, — мне все равно. Люблю играть! — Вы как-то сказали, что вам очень нравился Алессандро дель Пьеро. Встретились в очном поединке. Он по-прежнему ваш любимый футболист или появились другие? — Ну, после очной встречи в Италии я на него обиделся, так что он больше моим любимым игроком не является. И вообще кого-то одного выделить не могу. Классных игроков много. — Простите, Игорь, а за что обиделись? — Он нам гол забил (улы­бается). — Вы тяжело переживаете поражения? — Очень. — Долго отходите? — Долго. До следующей игры. — Что вы испытали, забив в финале Кубка УЕФА? Можете описать свои чувства? — Удовлетворение от сделанного испытал точно. Понимал, какой празд­ник будет для Питера, если выиграем. Я на 73-й минуте забил, подустал к этому времени, так что на какую-то бешеную радость сил не оставалось. Если б на первой минуте забил, наверное, ликовал бы больше (улыбается). — Вы никогда не заявляли о желании покинуть «Зенит» и перебраться в престижный европейский клуб. Даже среди коренных петербуржцев это не так уж часто встречается. Это любовь к городу или к клубу? Или просто вам не присуща охота к перемене мест? — Про охоту к перемене мест пока сказать не могу, я ведь еще никуда не уезжал. Но если «Зенит» пойдет, что называется, правильной дорогой, достроит стадион, будет развиваться, улучшать инфраструктуру, усиливать состав и бороться за высшие награды в чемпионате России и европейских клубных турнирах (а я верю, что так и будет), и такой «Зенит» будет заинтересован в футболисте Денисове, с радостью буду играть в этой команде. Это родная команда родного города. — Вы живете в пригороде. Пока снимаете дом, строите свой. Цените домашний, семейный уют? Любите природу? — По большому счету, лет 5 назад, когда я был холост, меня вполне устраивала городская квартира. Женился, появились дети, и сейчас я думаю, что в значительной мере ради них я начал снимать загородный дом. Потом и свой строить. Собственно, свой дом я уже почти достроил. А теперь, после пяти лет жизни за городом, я уже плохо представляю, как можно жить в городе. В нем можно проводить свободное время, встречаться с друзьями. А жизнь на данный момент я представляю только в пригороде. — У вас две собаки… — У меня их три. — Виноват, Игорь. Не знал. Два южноафриканских бурбуля. А третья какая? — Среднеазиатская овчарка. — Тоже мощный сторожевой пес. Но вернемся к бурбулям, если позволите. Порода редкая, своеобразная. Почему вы остановили свой выбор на этой не самой распространенной в России породе? — Один мой знакомый, тоже проживающий в загородном доме, привез такую собаку. У нее очень устрашающий вид. Если что-то меня пугает, это вызывает сильное желание перебороть страх, мне даже интересно это. Честно говоря, увидев тогда впервые бурбуля, я испугался. Эти собаки хорошо, в принципе, относятся к людям. Испугался я по незнанию и отсутствию опыта на тот момент. Но порода понравилась. Поднял литературу. Много прочитал о бурбулях, советовался со специалистами. И выбрал эту породу. Уж очень она меня заинтересовала. Захотелось научиться вести себя правильно с мощными, сильными псами, добиваться послушания. — Игорь, вопрос собачника — собачнику. Говорят, собаки похожи на своих хозяев характером. Бурбуль — спокойный, непоколебимо уверенный в себе пес, любящий самостоятельно принимать решения. Азиаты, в принципе, характерологически примерно такие же. Так вы похожи чем-то на ваших питомцев? — На эту тему я могу говорить ­долго… — Я с удовольствием с вами на эту тему побеседую сколь угодно долго, жаль лишь, что читатели не все подробности узнают, место на газетной полосе ограничено. — Я категорически не согласен с тем, что собаки самостоятельно принимают какие-то решения. Не для того я несколько лет ежедневно с ними занимаюсь. Сам занимаюсь и еще инструктора приглашаю, он мне помогает. Собаки, как и люди, в определенных ситуациях тоже подвержены страху. Только совсем уж «безбашенные» собаки ничего не боятся. С собаками нужно постоянно заниматься и вырабатывать определенную модель поведения. Что до сходства, то мои собаки отображают меня. В каждой моей собаке — и в бурбулях, и в азиате — есть что-то от меня. — Любите прогуляться с вашими собаками? — (Улыбается.) Странный вопрос, конечно люблю! Я и гуляю с ними, тренирую их, ставлю им лапы, занимаюсь постоянно. Я им уделяю огромное внимание, постоянно уделяю. Я очень хорошо знаю, что с большими, сильными собаками нужно очень много работать, чтобы не возникало проблем из числа тех, о которых в последнее время нередко рассказывает телевидение. — Как вы вообще любите проводить свободное время? — Если скажу, что вообще никогда не выпиваю, значит, совру, а зачем это нужно? Могу иногда погулять с друзьями, посидеть, немного выпить. Сейчас, когда дом практически достроен, мне особенно нравится проводить время с семьей. Собственно, мне это всегда очень нравилось, просто стало еще приятнее от того, что там у меня большой участок, все сделано так, как я хотел и задумывал. Получаю огромное удовольствие, возясь там с детьми. Так что больше всего люблю проводить время дома, с семьей. Но если еще и друзья подъедут, вдвойне замечательно! — А когда подъезжают, можете сами что-нибудь приготовить к столу? — Нет. Этим занимается жена. — Для вас имеет значение одежда? Любите модно, стильно одеваться? — Нет. Для меня это несущественно. — Есть ли у вас музыкальные предпочтения? Какую музыку предпочитаете? — Предпочтений нет. Музыку подбираю под настроение. — Я знаю, что вы увлекаетесь шахматами и очень прилично играете. Кто привил вам любовь к этому виду спорта? — Отец. Он начал учить меня играть, когда мне было четыре года. Довелось познакомиться со знаменитым питерским шахматистом Петром Свидлером — замечательный человек. Рад буду продолжить с ним знакомство. — У вас дочь и сын. Хотели бы вы, чтобы они стали спортсменами, а Игорь Игоревич Денисов, скажем, сыграл за «Зенит»? — Я мечтаю о том, чтобы сын играл за «Зенит». Мечтаю, чтобы мой малыш играл в питерской команде и стал лучшим футболистом, чем я. Чтобы мои минусы превратились в его плюсы. Вот девочка и спорт… На эту тему я пока думаю, пока не нашел ответа. Думаю, что девочка должна быть умна и широко образованна, знать несколько языков. — Вы много внимания уделяете воспитанию детей? Какие качества вы хотели бы им привить? — По возможности. Когда я дома, стараюсь уделять им побольше времени. Где-то я, возможно, и строг. Я бы хотел, чтобы то, что недопустимо для меня, стало бы недопустимым и для моих детей. Поэтому и бываю строг. Не хочу, чтобы о них плохо говорили. Достаточно часто вижу, какими вырастают дети в хорошо обеспеченных, скажем так, семьях, и мне это не нравится. — Какие качества в людях вам не нравятся, могут оттолкнуть? — В первую очередь нечестность, предательство. Но это очень тяжелый вопрос. Каждый эту самую нечестность судит со своей колокольни. Может, для кого-то поступок, расцененный мной как нечестный, кажется нормальным и порядочным. И он даже не думает, что сделал кому-то плохо. Если человек хочет идти на контакт, надо стараться с ним договариваться. Но если меня обманут, мне с таким человеком дальше уже будет сложно. Я всегда всем говорю то, что думаю. — Вы производите впечатление спокойного, взвешенного человека. Не секрет, что многие спортсмены — люди азартные, любят погонять на машинах, превышая скорость, благо в Петербурге работники ГИБДД их узнают и относятся снисходительно. Вы этим увлекаетесь? — Меня тоже иногда останавливают. А со скоростью у меня, как и с музыкой, — под настроение. В среднем раз в месяц испытываю потребность в дополнительном адреналине за рулем, тогда могу погонять. Но чаще всего мне нравится спокойная езда. — Вам исполнилось 25 лет. Это какой-то рубеж. У вас много нереализованных планов, мечтаний? Каковы цели на ближайшие, скажем, 5 лет? — Выиграть Лигу чемпионов с «Зенитом» и чемпионат мира со сборной. Об общении с прессой Я даю это интервью исключительно по просьбе Давида Исааковича Трактовенко, к которому испытываю чувство огромного уважения и благодарности. Только для принадлежащего ему издания, однократно. К журналистам и их работе отношусь с уважением. Я не хочу, чтобы они на меня обижались. Также не хочу, чтобы обо мне думали, будто я не даю интервью, потому что «корона на голове» мешает. Нет. Просто не мое это дело, не любимое мной. Я не люблю рассказывать о себе. Хочу доставлять людям удовольствие своим футболом, буду стараться это делать. Это — мое. Надеюсь, люди меня поймут. О ситуации с Владимиром Быстровым Не хочу никого защищать и никого обвинять. Просто хочу, чтобы люди получили возможность узнать, как было дело, и объективно разобраться. Тяжелая была там ситуация. Петржела выставил Володю на трансфер, и он ушел в «Спартак», так получилось. Сразу перевожу на себя. Если бы меня выставили на трансфер, я бы тоже ушел. Если я перешел в другой клуб, это же не означает, что я предал город. Когда тренер сказал про Быстрова, что он неперспективен, что у него регресс, а не прогресс, как человеку надо было поступать?! Когда болельщики говорят, что он показывал определенный оскорбляющий их жест, это неправда. Он показывал большой палец, и все прекрасно знают, что это означает. А когда Влад Радимов сказал ему не делать этого, он больше вообще ничего не показывал. Я близко знаю Быстрова и могу засвидетельствовать: он очень хочет играть за «Зенит». Отсюда и иностранцы-то уезжать не хотят, потому что Питер — прекрасный город, с лучшей в России атмосферой. Если какие-то нюансы возникают, клуб пытается их исправить. Что ж говорить о коренном питерце Володе Быстрове?! Я на сто процентов точно знал, что Быстрый хочет вернуться. У него жена и двое детей, он профессионал и уже доказывает игрой, что его возвращение оправданно и неслучайно, и будет доказывать. Мой друг заслуживает права играть за «Зенит» и заслуживает нормального к себе отношения. Многие не знают, как и почему тогда все это произошло. Повторяю, это могло произойти и со мной, и со многими, которых Петржела тогда выставил из «Зенита».


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться