Берт ван Линген: «Часто спорим с супругой об игре»


Помощник Дика Адвоката Берт ван Линген в интерью газете «Наш Зенит» откровенно ответил на многие вопросы о футболе и о жизни в целом.
Помощник Дика Адвоката Берт ван Линген в интерью газете «Наш Зенит» откровенно ответил на многие вопросы о футболе и о жизни в целом.
Россия – на правильном пути – Вы работаете в России уже чуть больше полугода. Самое время, чтобы подвести какие-то итоги. – В прошлом году «Зенит» нашумел в Европе, из-за чего в какой-то мере и пострадал – ведь на континенте за говорили о наших футболистах и двое из них теперь уж не защищают цвета «Арсенала» и «Баварии». Планку, которую мы подняли довольно высоко, надо держать. Поэтому хотелось бы, чтобы вместе с командой росла и клубная инфраструктура: скаутинг, молодежный департамент, стадион. Радует, что уже какие-то шаги сделаны: строится новая арена, работать с молодежью пригласили такого авторитетного специалиста, как Арно Пайперс. Но останавливаться на этом ни в коем случае нельзя. Нужно еще создать селекционную службу, чтобы были люди, которые следили бы за международными турнирами в возрасте от 16 лет в самых раз ных регионах. Ведь в этом возрасте за игрока платить много не надо, тогда как за 19-летних конкурировать становится гораздо сложнее. Нельзя упускать из виду и местных ребят. В Питере живёт пять с половиной миллионов человек, и нельзя допустить, чтобы в «Динамо» или как ом-либо другом местном клубе играли более талантливые футболисты, чем в «Зените» или «Смене-Зенит». – Какое мнение у вас оставил российский чемпионат? – Я ожидал, что в России он очень сильный. Все-таки, когда люди инвестируют свою энергию и средства, это приносит какие-то плоды. Главное, россияне поняли, каким нормам нужно следовать для успехов на международной арене. Ваши руководители серьезно взялись за детский футбол, приглашают специалистов из-за рубежа. Считаю, Россия на правильном пути. – Я общался с Реми Ренирсом директором тренерских курсов в Голландии, и он сказал мне, что не верит в резкий подъем российского футбола за счет его соотечественников. После ухода голландцев, мол, все в России станет снова как обычно. По его словам, именно так произошло в Корее. – Как было в Корее, не знаю. Знаете, в свое время мы тоже приглашали немало специалистов из-за рубежа: итальянцев, англича н и немцев. Тот же Жерар Улье пару раз приезжа л с консультациями. В этом случа е нуж но понять простую вещь: никогда нельзя просто что-либо копировать. Ведь в кажд ой стране раз ные менталитет, политика , религия и так да лее. Можно посмотреть, как раб отают твои коллеги из других стран, пообщаться, сделать как ие-то выводы, что-то перенять... А Голландия всем доказа ла, что мы играем важную роль: сейча с наши люди работают в Америке, Австралии, Азии – и везде это приносит какие-то плоды. В системе «весна – осень» больше минусов, чем плюсов – Берт, в вашей стране футбольная инфраструктура почти идеальна, но ведь вполне результатов Голландия не намного впереди России. – Вы действительно так считаете? – Если посмотреть на клубные достижения... – (Переьивая) Нужно смотреть на национальные команды всех возрастов и общую организацию в детско-юношеском футболе. Именно это дает самую объективную оценку положения дел с футболом в стране. – Хорошо. Но в рейтинге ФИФА Россия находится уже на 6-й строчке... – А Голландия в этом рейтинге вторая, и надо отметить, что из десятки мы не выпадаем уже на протяжении двадцати лет. В России живут в десять раз больше человек, а значит, здесь просто колоссальный потенциал. Но, чтобы его раскрыть, нужно усердно работать. Клубы в Голландии сталкиваются с той же проблемой, что и в России. Они играют в первенстве, которое с коммерческой точки зрения очень сложно продать за рубеж. Чемпионаты Испании, Италии, Англии, Германии и, в меньшей степени, Франции транслируют по всему миру – поэтому логично, что дела у представляющих эти лиги клубов идут лучше, чем у российских или голландских. Телевидение не только популяризирует лиги, но и приносят огромные доходы. Поэтому России и Голландии сложно конкурировать с этими странами в плане борьбы за игроков, о чем история с Аршавиным и Тимощуком наглядно говорит. – Что в этой ситуации делать? – Нужно создать условия для болельщиков, в которых они бы с превеликим удовольствием рвались на трибуны. Для футболистов – создать благополучную для игры обстановку, чтобы они боролись не с ужасным качеством газона, а с соперником. В России потрясающие театры, попасть в некоторые из них почти нереально. Значит, в той сфере ваши люди работают гораздо лучше. Чтобы создать интересный продукт, нужно работать сообща: одни клубы решить этот вопрос не в состоянии. Если у одного клуба будет хороший стадион и поставлена работа с болельщиками – этого недостаточно. Вопросы подобного уровня нужно решать глобально, и для этого, возможно, потребуется вмешательство национальной федерации. В России любят футбол, он здесь очень популярен. Но, судя по всему, пока делается недостаточно, чтобы местные игроки отсюда никуда не стремились, а иностранцы без проблем переезжали в русский чемпионат. – У Голландии по сравнению с нами есть огромное преимущество. В небольшой стране легче устроить и кон тролировать реорганизацию любого процесса... – Давайте будем откровенны. Несмотря на огромную территорию России, большинство клубов элиты находится в Москве или в Московской области. Премьер-лиге нужно работать в связке с руководителями клубов и начать с каких-то простых вещей, куда не надо вкладывать много энергии или средств. Договориться с какой-нибудь авиаком- панией, которой перемещались бы все команды и болельщики. Это сэкономило бы не только средства для клубов и фанатов, но и время, которое тратится, чтобы организовать поездку. Улучшать скаутинг для сборных. Мне кажется, в молодежные сборные России не попадают много талантливых ребят, остаются незамеченными.
– Второе преимущество вашей страны над Россией я вижу в климате. Это играет роль? – И там, где холодно, нужно создавать условия – искусственные поля, крыши... Вариантов множество! Молодежь хочет играть в футбол каждый день, но в той же Сибири из-за снега это очень сложно, и отсутствие условий для игры – уже, по сути, неправильно. Я уже не говорю про провинциальные города! У меня сердце начинает болеть, когда я смотрю, в каких условиях там порой занимаются дети... Надо понять, что дети – это будущее. Клуб может провести неудачный или удачный сезон, но молодежь должна готовиться в нормальных условиях, ведь молодежь – это база, хребет клуба, которую никаким кризисом не сломаешь. – В России немало дискуссий ведется по поводу необходимости перейти на другую систему проведения чемпиона- та. Ваше мнение? – Думаю, в системе «весна – осень» больше минусов, чем плюсов. Летом в России классная погода – логично, что многие хотят поехать куда-нибудь отдохнуть. Людям в это время не до футбола. Мы теряем болельщиков, а они пропускают какие-то интересные матчи. В большинстве европейских стран чемпионат начинается в другое время, поэтому функциональное состояние команд на европейской арене всегда разное. Правда, этот факт иногда мо- жет сыграть россиянам на руку – даже с коммерческой точки зрения. – Что вы имеете в виду? – Мне вот недавно звонили с голландского телевидения с вопросом, какой матч чемпионата России лучше всего транслировать. Футбольные каналы хотят показывать футбол, а сейчас чемпионат страны идет только в России. – Что можете сказать о ситуации с Петром Быстровым? Многие ее приводят как еще один аргумент, чтобы перейти на другую систему проведения чемпионата. – Думаю, там были и какие-то другие причины, не только жара. Посмотрите на велосипедистов: по восемь и более часов они трудятся в более тяжких условиях, чем футболисты. Или вспомните чемпионат мира-1994 в Америке. Чтобы подстроиться под европейского зрителя, команды должны были играть в 12 часов дня при 40 градусах тепла! Помню, Райкаард тогда сбросил 4 килограмма за один матч! Но никто в обморок не падал. Если мяч катается по газону – значит, играть в футбол можно. Стать голкипером сын не захотел Ваша супруга, насколько мне известно, тоже тренер – возглавляет женскую сборную Нидерландов. Дискутируете ли вы с ней о футболе? – Безусловно. Команда моей супруги играет по похожей системе, что и клуб «Челси» при Хиддинке. Когда кто-то из игроков «Челси» совершает классное действие, я ей могу сказать, что нечто подобноa она должна требовать и от своих подопечных. Иногда она со мной даже соглашается (смеется). – А сын в футбол не играет? – Нет, сейчас он военный пилот. Он пробовал быть голкипером, но ему это оказалось не слишком интересно. Он иногда поворачивался спиной к происходящему на поле... Уже в детстве моего сына больше волновали самолеты и прочая техника. – А с супругой как познакомились? – Я был ее тренером. Она тогда была капитаном женской сборной Голландии. После того как я ушел из женского футбола, мы стали чаще общаться, а в 1994 году поженились. – С Гусом Хиддинком, с которым работали в сборной, контакт поддерживаете? – Конечно. Мы вместе учились в школе физкультуры, с нами был и Лео Бенхаккер. Там же, в школе, и ночевали – с Гусом спали на двухярусной кровати, он на верхней полке, я на нижней (смеется). Гусу и Дику Адвокату нравится в вашей стране, так как руководители хотят делать шаги вперед, стремятся прогрессировать, а в такой атмосфере работать всегда приятно. Правда, еще по-прежнему кое в чем чувствуется дух прежних времен. Люди в России по сей день не всегда охотно идут на контакт. Бывает, очень сложно вытянуть из русского человека его собственное мнение по какой-то проблеме. Есть некая закрытость, сомнения... Необходимо немного времени, чтобы переломить эти черты, и тогда все в России будет в порядке. Я уверен.


1 комментарий

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • Лесник
    0.2
    16 02 2013 в 03:15           
    tongue.gif