Николай Воробьёв: «Тренер тоже должен быть профессионалом»

Чемпион СССР-1984, заслуженный тренер России и тренер основного состава «Зенита» Николай Воробьев в интервью газете «Наш «Зенит» рассказал о том, как заканчивал карьеру игрока и начинал карьеру скаута и о том, что он чувствует на предматчевых разминках.
Чемпион СССР-1984, заслуженный тренер России и тренер основного состава «Зенита» Николай Воробьев в интервью газете «Наш «Зенит» рассказал о том, как заканчивал карьеру игрока и начинал карьеру скаута и о том, что он чувствует на предматчевых разминках.
Финляндию не отпустили
– Позвольте начать наш разговор с такого вопроса. Карьеру игрока вы закончили в 30 лет, так никуда и не уехав из «Зенита» по примеру многих своих товарищей по «золотой» команде. Почему? – Карьеру я завершил осенью 1990-го. Летом у меня была возможность уехать в Финляндию, но тогдашнее руководство клуба выставило такие условия, что финны передумали. Ну а в конце года возникли проблемы со здоровьем, да и, честно говоря, устал я. С одной стороны, травмы замучили, с другой – психологическая атмосфера в клубе была не лучшей. В руководство приходили разные люди, решали собственные задачи, а «Зенит» в это время падал все ниже и ниже и фактически разваливался. В общем, к концу 1990 года физическая и эмоциональная усталость накопились настолько, что я решил заняться другим делом, которое к тому же мне очень нравилось. Во всяком случае попробовать очень хотелось. – Чем вы занимались до 1999 года, пока не вернулись в «Зенит» тренером, большинство справочников умалчивают... – Завершив карьеру игрока, я сразу ушел в спортинтернат № 62 на отделение футбола. Работа у нас была специфическая – мы брали 14-летних ребят не из спортивных спецшкол, а из городских коллективов и три года с ними занимались. В те годы у нас выросло немало хороших футболистов. Достаточно сказать, что потом серебряными призерами в составе «Зенита» в 2003-м стали Алексей Игонин, Константин Коноплев, Константин Лобов, Максим Астафьев. К слову, система подготовки, которую придумал Станислав Беликов, была очень интересной. Например, из самого первого выпуска тоже много ребят играли (или по крайней мере пробовали свои силы) в «Зените». Можно вспомнить хотя бы Олега Дмитриева, Лешу Наумова, Артура Белоцерковца, Игоря Зазулина, Юрия Мамонтьева. Правда, в 1994-м примерно на полгода мне пришлось прервать работу в интернате. – Почему? – Уже тогда была сделана попытка создать дубль «Зенита». Команду набирал не я, но большинство игроков в ней составили мои воспитанники по интернату. В итоге меня пригласили на должность главного тренера. Играли мы в третьей российской лиге. Но из-за финансовых проблем просуществовали в итоге, как я уже сказал, полгода. При этом случаи с нами происходили довольно интересные. Едем, например, на два подряд гостевых матча. Игроков при этом – всего 12 человек. И вот в первой же игре одного из наших удаляют, другой получает травму, и в итоге во второй встрече в Иванове изначально выходим на поле вдесятером, причем двое из этих десяти – вратари. Один – на воротах, другой – в поле. Или, помню, играем в Питере с командой из Гатчины. На этот раз 11 человек наскребли, но теперь с двумя вратарями в поле – Михайловым и Постновым. А третий – Березовский – на воротах играет. Так мы и просуществовали шесть месяцев, после чего команду «закрыли» и я вернулся в интернат. Потом, в январе 1998-го, перешел в школу «Зенит», поскольку от прежней работы удовольствия уже, если честно, не получал. Ну а затем, когда стало ясно, что с уходом Бышовца в сборную в «Зените» понадобится еще один тренер, меня и пригласили в главную команду помощником. Из-под носа у ЦСКА
– Уже вернувшись в «Зенит» в качестве тренера, вы потом какое-то время поработали в родном клубе и селекционером. – Да, поначалу я стал помощником Анатолия Давыдова, в мае 1999-го мы выиграли Кубок России. Но в 2000 году я действительно вынужден был на какое-то время перейти на работу селекционера.
– Почему? – Родился сын, и я не мог надолго оставлять жену с двумя детьми, один из которых был совсем маленьким. – Рассказывают, за то время, что вы были селекционером, на вашу долю выпало немало приключений... – Было дело. Например, в случае с приобретением Евгения Тарасова мы опередили одну из московских команд буквально на день или два. Поговорили с парнем, убедили, что надо лететь в Питер. Но самая забавная история вышла с Дмитрием Огородником, которым одновременно интересовались и «Зенит», и ЦСКА Павла Садырина. «Что будем делать?» – спрашиваю я у главного тренера Юрия Морозова и президента клуба Виталия Мутко. Они говорят – поезжай и привози. Я сел в свою машину, взял еще одного водителя и – в Могилев, где выступал футболист. При этом уже на месте выяснилось, что мы немного опоздали. И на игру с участием Огородника, которая уже началась, приехал и Садырин. Об этом даже по стадиону объявили, а после матча Павел Федорович с Эдуардом Малофеевым поехали на базу могилевского «Днепра». В общем, ситуация требовала быстрого принятия решения. В итоге мне удалось встретиться с президентом клуба, который был одновременно и главным тренером команды. Он дал добро, но при условии, если сам Огородник захочет ехать именно в Питер. Одним словом – мол, решайте вопрос с футболистом. На базе, где Садырин в это время ужинал, мы попросили Диму выйти за забор. Поговорили, а потом я просто сказал футболисту: «Если есть интерес играть за «Зенит», то собирай вещи – поехали». Через 15 минут Огородник выходит с сумкой, мы садимся в машину и всю ночь гоним в Питер, а там отправляемся прямиком на базу. Кстати, Юрию Андреевичу Дима и при личном знакомстве и просмотре понравился, после чего Морозов сразу сказал, что с Огородником надо заключать контракт. – А Павел Федорович Садырин на вас не обиделся за тот случай? – Может, и обиделся. Представляете, он приехал посмотреть на парня, а тот уже уехал. Впрочем, при встречах мы с Садыриным к этой теме никогда не возвращались. – Ну а вы в свою очередь потом вернулись к тому, к чему душа лежала больше, – тренерской работе. Так? – Да. Мне сразу было понятно, что работа селекционером – временная. Хотя тот год прошел не зря и свою пользу принес. Например, по части умения разглядеть потенциал игрока, общения с ним. Это тоже большой опыт. Ведь те же Огородник и Тарасов сразу влились в «Зенит», а Юрий Андреевич Морозов говорил: «У тебя хорошее чутье на футболистов». – В течение двух лет вы возглавляли «Тюмень», а потом вернулись в Питер и приняли фарм-клуб «Зенита». Это тоже был полезный опыт? – Та команда, что я принял, накануне еле-еле сохранила место во втором дивизионе. При этом предыдущий тренер говорил, что в коллективе мало опытных игроков, нет «дядек». Так вот я в первую очередь разогнал тех «дядек», что были, и набрал молодых ребят. В итоге самыми опытными у нас оказались двое 23-летних ребят – Сергей Кирилловых и Дмитрий Белоусов, плюс 22-летний Владимир Нагибин и 20-летний Сергей Васянович. Остальным оказалось по 18–19 лет. При этом двух нападающих – Евстафьева из «Приморца» и Никулина с «Кировца» – мы пригласили прямо с турнира на первенство города. И хотя начали турнир неважно, потом весь чемпионат держались рядом с тройкой лидеров. И это с учетом того, что Васяновича забрали в главную команду. Неудивительно, что потом многих ребят сразу стали «выхватывать»: Белорукова – в «Амкар», Евстафьева – в «Химки», кто-то оказался в первом дивизионе... С чувством юмора в «Зените» полный порядок – Кто-то подметил, что с вами связаны все успехи клуба – начиная с бронзы-1980 и заканчивая Суперкубком Европы-2008, ведь, когда «Зенит» что-то завоевывал, вы так или иначе работали в клубе. Символично получается? – Конечно, мне очень приятно оттого, что во всем, что выиграл «Зенит» за последние годы, – два чемпионства, Кубок УЕФА, Суперкубок Европы, Суперкубок России – есть доля и моего труда. – Свои чувства, когда «Зенит» выиграл еврокубки, помните? – Какие тут могут быть особые чувства, кроме одного – огромной радости. Я не стремлюсь жить прошлым. Наступает новый день, а с ним новая жизнь – и у тебя, и у команды. Вот и решаешь сегодняшние проблемы, а не думаешь о том, что было.
– Дик Адвокат по этому поводу как-то сказал, что на триумф у тренера есть только одна ночь после победы, а потом начинается новый рабочий день. Согласны? – Это зависит от ситуации. Помню, когда в 1999-м мы выиграли Кубок России, то уже через два дня нам предстояло играть календарный матч чемпионата в Нижнем Новгороде. И долго радоваться было некогда – рано встали, потренировались и поехали в Нижний. А вот после Кубка УЕФА в нашем чемпионате наступил перерыв – и победой можно было понаслаждаться несколько дней (смеется). – Довольны сейчас своей работой? – Однозначно тут не ответишь. Я все равно немножко скучаю по самостоятельной работе. Но с другой стороны, тружусь в «Зените», который занимает особое место в моей судьбе, жизни, душе. Поэтому не скрываю: «Зенит» – единственная команда, где я могу работать помощником. В других клубах этого не было и не будет. И потом, сейчас работать в «Зените» очень интересно, потому что перед командой ставятся большие задачи, твои коллеги – очень хорошие тренеры, собрано много классных футболистов, работать с которыми очень интересно. – На тренировках ваша часть занятий всегда насыщена самыми разнообразными упражнениями. Вы их придумываете и разрабатываете сами? – Первое время мы их согласовывали с Диком Адвокатом. Но теперь, когда познакомились поближе и я понял его требования, – мне чаще всего остается лишь уточнить время занятия и нагрузку. Особенно это касается работы на сборах. Скажу также, что у любого тренера есть набор любимых упражнений. Не являюсь исключением и я. Но в то же время понимаю – монотонность всегда утомляет футболистов. Поэтому и стараюсь разнообразить процесс. – А шутками на тренировочном поле часто пользуетесь? – Обязательно. У футболистов тяжелая жизнь, с большим количеством физических и эмоциональных нагрузок. Бывают и срывы. Шутка же только помогает разрядить обстановку. Хорошо, что в «Зените» у всех с чувством юмора все в порядке. – Именно вы проводите разминку полевых игроков непосредственно перед матчами. В этот момент чувствуется, с каким настроением будет играть команда? – Иногда уже на разминке действительно ощущаешь, что настрой на игру не такой, как хотелось бы. Как правило, эти предчувствия потом оправдываются. – Сейчас игроков часто спрашивают, влияет ли на них тот факт, что Дик Адвокат уже объявил о своем предстоящем уходе. А если задать тот же вопрос вам – представителю тренерского штаба? – Если мы говорим, что игроки должны быть профессионалами, то это тем более относится и к тренерам. Не стоит забывать и о том, что каждый тренер, подписывая с клубом контракт, взял на себя обязательства, которые должен выполнять. Помогает и жизненный опыт. Что касается ухода Адвоката... Наверное, это новое явление в нашем футболе, когда мы за полгода узнаем о том, что главный тренер уходит. Впрочем, на Западе это достаточно распространенное явление. Взять хотя бы случай с немецким «Вольфсбургом». Там все знали, что Магат уходит, но команда завоевала чемпионство. Главное – чтобы люди понимали: надо выполнять свои обязательства перед клубом, командой, болельщиками. Что бы ни случилось, задача одна – стараться как можно лучше делать свое дело.


1 комментарий

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • pups
    0.1
    31 01 2013 в 10:50           
    Спасибо