Николас Ломбертс: Я благодарен ребятам за поддержку!


Один из героев матча с "Вильярреалом", несмотря на травму, последний сбор провел вместе с командой. Естественно, ни о каких тренировках не могло быть и речи, но тренерский штаб посчитал, что защитник должен постоянно находиться под присмотром физиотерапевта и врачей "Зенита".
Один из героев матча с "Вильярреалом", несмотря на травму, последний сбор провел вместе с командой. Естественно, ни о каких тренировках не могло быть и речи, но тренерский штаб посчитал, что защитник должен постоянно находиться под присмотром физиотерапевта и врачей "Зенита". – Николас, после матча с «Вильярреалом» прошла неделя. Вы наверняка не раз прокручивали в голове тот эпизод, в котором получили травму, а «Зенит» забил гол. Как бы вы описали свои эмоции сейчас? Ведь во многом ценой вашей травмы команда вышла в следующий раунд Кубка УЕФА… – Я счастлив! (Смеется.) Если уж искать позитивные моменты, то делать это нужно до конца. Наверное, с определенной точки зрения хорошо, что все получилось так, как получилось: я помог команде. Было бы гораздо глупее, если бы я пострадал, например, во время тренировки. Или если бы та ситуация ни на что не повлияла и мы выбыли из розыгрыша Кубка УЕФА. А так мы выполнили задачу, пусть и такой ценой. Первоначально было опасение, что я могу выбыть из строя на шесть месяцев, но более тщательное обследование внушило оптимизм: на восстановление уйдет около шести недель. Но и это время будет для меня тяжелым, ведь играть-то хочется уже сейчас! – Вы не поехали домой в Бельгию и остаетесь с командой в Голландии… – Я немного расстроен этим обстоятельством, но это жизнь, и иногда мы должны мириться с той или иной ситуацией. Довольно необычное ощущение, когда дом вроде бы и рядом, а оказаться в нем нельзя. В Петербурге проще – он хотя бы далеко от родных мест. А не отпускают меня из добрых побуждений: тренерский штаб хочет, чтобы я не рисковал и постоянно был под присмотром врачей команды и физиотерапевта. В Петербург я также отправлюсь вместе с ребятами, без заезда на родину. А вот потом придется как-то мириться с одиночеством, ведь одноклубники улетят в Марсель, а затем в Москву. Заскучаю, наверное (улыбается). – Чем планируете заниматься в Петербурге? Будут ли проводиться какие-то специальные процедуры? – Насколько я понимаю, мы с нашим физиотерапевтом Робертом Одерлэндом будем заниматься по разработанному графику восстановления. Кстати, компания у меня все-таки будет: травмирован не я один, и дисквалифицированные игроки также будут с нами. Сейчас же, в Нордвейке, большую часть времени я провожу в отеле – мне не рекомендовано много ходить. Сижу в своем номере, обозреваю Интернет, смотрю телевизор или просто ничего не делаю. Это очень скучно! – Наверное, это можно перетерпеть ради здоровья? – Безусловно. – Вернемся к матчу с «Вильярреалом». Эпизод, в котором вы получили травму, трактуется неоднозначно. Что же все-таки произошло тогда и было ли соприкосновение со штангой? – Почувствовав, что голкипер не рассчитал траекторию полета мяча (он просто не успевал перехватить его), я подпрыгнул, чтобы скинуть снаряд партнерам. И честно говоря, меня в тот момент не волновало, что я могу удариться о штангу, – сам свою траекторию не рассчитал (смеется). Я полностью сконцентрировался на мяче и приземлился вроде бы до штанги, но нога все-таки зацепилась за нее и как бы обернулась вокруг. Отсюда и травма. – А каков диагноз? – Небольшое растяжение латеральной и медиальной связок. Никакого разрыва нет, поэтому, как я сказал, восстановление не должно занять много времени. – Ваши партнеры как-то поддержали вас после матча? – Да, ребята подходили и говорили, что им очень обидно, что все так вышло. Я-то ожидал, что выбыл из строя на месяцы, но уже тогда мои партнеры пытались обнадежить. «Держись, не думай о худшем», – подбадривали они, и я им очень благодарен. – А что бы вы сказали о судействе в этом матче? – Вне всякого сомнения, судья не контролировал ход игры. Он не был честен. А последние минуты матча… Мне показалось, что мы играли до гола «Вильярреала», ведь даже дополнительное время давно истекло, а матч продолжался. Я прекрасно понимаю нашего тренера: в такой ситуации трудно оставаться хладнокровным. – В матче с «Ден Хаагом» тоже виноват судья? – Тут сложно сказать. С одной стороны, никогда нельзя опускаться до откровенной грубости, и я не стремлюсь кого-то оправдать. В то же время судья мог быть не так суров, ведь футболисты не били друг друга, и в принципе в тех эпизодах можно было ограничиться меньшими наказаниями. Мне показалось, что игроки «Ден Хаага» тоже не выглядели невинными жертвами – в определенные моменты они провоцировали зенитовцев… Не стоит раздувать из случившегося трагедию. Это была товарищеская игра, все немного устали и давно не были дома.


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться