Вячеслав Малафеев: "Если увижу черную кошку, даже через плечо плевать не стану"

Лучшим игроком апреля по оценкам "СЭ" стал 28-летний вратарь "Зенита" и сборной России.
В Петербурге майский дождь сменялся снегом, снег - градом, но у ворот зенитовской базы все равно толпилось десятка полтора болельщиков. Одни, дожидаясь окончания тренировки, подкармливали уток в пруду - том самом, в который когда-то нырял Павел Садырин, спасая тонущего подростка. Другие молча курили и разглядывали стайку девиц в шарфах "Зенита", гонявших с грохотом в футбол консервной банкой. Банка и утки были разом забыты, едва Хаген и К° начали разъезжаться из Удельной. К каждой машине выстраивалась очередь. Игроки покорно притормаживали, из опущенного стекла появлялась рука и выводила на протянутых бумажках автографы. - Это еще ничего, - усмехнулся Малафеев. - Вот потеплеет, да в дни школьных каникул, тут вообще будет не протолкнуться. Это не какая-нибудь Тарасовка. До нашей базы от метро можно добраться минут за десять. * * * - Сезон стартовал не так давно, а скандалов с "Зенитом" связано уже немало. Драка Риксена и Радимова, временный перевод в дубль Аршавина, Денисова и Анюкова, новые выборы капитана, когда, по слухам, игроки проголосовали за Радимова, но Адвокат капитанскую повязку отдал Хагену... Вряд ли команда после таких историй становится сильнее? - Сразу скажу: впервые слышу будто все выбрали Радимова. Голосование было закрытым. И Хаген стал капитаном, потому что большинство проголосовало за него. А возвращаясь к вопросу... Если в команде ничего не происходит, значит, она умирает. Конечно, некоторые вещи у нас, мягко говоря, не поддаются объяснению, но в любом случае не считаю, что приключилось что-то экстраординарное. Поверьте, нет клуба, где бы царили тишь да гладь. Только в одном кто-то друг другу навалял, но за пределы команды это не выходит. А "Зенит" постоянно на виду. - Давит, когда все кругом твердят про газпромовские миллионы, про то, что "Зенит" самый богатый клуб страны, имеет суперсостав и обязан стать чемпионом? - Еще бы! Нам сейчас непросто. Народу ведь подавай все сразу - и игру, и результат. - Как же бороться с этим давлением? - Уйти в монастырь... Если серьезно, поменьше прессу читать. Легионерам легче - им-то до русских газет дела нет. - Все чаще говорят о том, что при Петржеле "Зенит" играл более зрелищно. Согласны? - Да, зрелищнее мы играли, авантюрнее. Тут свои нюансы. Теперь у нас и тактика другая, и набор исполнителей. Плюс сложно демонстрировать яркий футбол, когда ты уже два месяца не видел нормального поля. Дорогие болельщики, потерпите! Надеюсь, все наладится, и "Зенит" будет показывать тот футбол, которого от него ждут. Петржела много хорошего сделал для "Зенита". Но приходит время, когда пора что-то менять и двигаться вперед. - Читали его книгу? - Мельком пробежался в интернете. - Что-то новое для себя открыли? - Нет. Какие-то ситуации комментировать не могу, поскольку не был их непосредственным участником. А в остальном все, что написано, - правда. - В книге есть такой эпизод. Летом 2003-го Петржела вызвал вас со Спиваком и объявил, что собирается строить новую команду, в которой не видит места опытным игрокам вроде Игонина и Овсепяна. Спивак молча кивнул, а вы ответили: "Ничего у вас не выйдет. Вас уничтожат". Помните? - Дословно сказал ему следующее: "Вам очень трудно будет это сделать. Практически невозможно". Но я никак не ожидал, что вскоре в клубе полностью поменяется руководство. Если бы Мутко остался у руля "Зенита", затея Петржелы действительно была бы обречена на провал. - Часто вас Петржела к себе вызывал? - Сначала - часто. Затем перестал. Думаю, это была его ошибка. - Шутите? - Нет. Раньше он советовался не только со мною, но и с другими ребятами, пытался что-то улучшить. Все это шло во благо команде. Со временем так близко подпускать к себе игроков Петржела прекратил. Адвокат тоже держит дистанцию, но с ним всегда можно обсудить любые рабочие моменты. - Пару лет назад Петржела утверждал, что вы один из любимых его футболистов. В чем эта любовь проявлялась? - Если я не слишком удачно проводил матч, на разборе он в меньшей степени обвинял меня в пропущенных голах. Больше критиковал полевых игроков. Потом этот период закончился. - А что за разногласия возникли у вас с ним чуть позже? - В Казани перед матчем один наш футболист показывал в раздевалке другому, как надо лучше играть. Со стороны это выглядело настолько комично, что я не удержался и пошутил. На мой взгляд, безобидно. К тому же Петржела разрешал вести себя в раздевалке раскованно, смех и улыбки были там у нас в порядке вещей. Но на следующий день от Петржелы мне за мою шутку досталось. Может, повлияло то, что я в тот день сидел в запасе, может, то, что не выиграли у "Рубина". В общем, тренер наговорил в мой адрес очень неприятные слова. На собрании, при всей команде. Я оторопел. С трудом дождался конца собрания, сразу поднялся к нему в номер и выложил все как на духу: "Вы сильно заблуждаетесь, если считаете, что в Казани я сделал это с умыслом". Разговор получился нелегким, но на прощание мы пожали друг другу руки. * * * - Кержаков не скрывал досады, что никто из "Зенита" его не провожал и даже в Испанию не звонил. Неужели он настроил против себя всю команду? - Почти полгода Саша всем своим видом показывал, что не желает здесь играть. Ребята чувствовали, что в мыслях он уже не с нами, и отношение к нему выработалось соответствующее. Не хочу никого осуждать. Главное, сегодня у Саши в "Севилье" все замечательно. Рад за него. Мы созваниваемся, обмениваемся эсэмэсками. Он же крестный моей дочери. - Аршавин рассказывал мне, что в 2004-м в перерыве матча Кубка УЕФА с "Алеманией" вы серьезно поссорились и год не разговаривали. Кто тогда был не прав? - Не берусь судить. Матч для "Зенита" был решающий, складывался он тяжело. Все на взводе... Сказал бы мне Андрей это в раздевалке, я бы, возможно, не так отреагировал. А он все на поле выдал, и я, признаю, резко ответил. Два раза делал шаг к примирению - Андрей меня проигнорировал. Больше я не подходил... Но постепенно обиды сглаживаются. Сейчас у нас нет никаких проблем. - Теплые отношения у вас и с Чонтофальски, несмотря на конкуренцию. И с Бородиным вы дружили, когда он в "Зените" играл. А случалось, что с другими вратарями не удавалось найти общий язык? - Нет. Наверное, на партнеров мне везло. Мы, вратари, все про себя знаем и понимаем, что есть вещи, которые друг другу говорить нельзя. - Тот же Бородин назвал вас Профессионалом с большой буквы. И добавил: "Слава никогда не позволял себе ничего лишнего". Не преувеличивает? - Вряд ли. Я не идеальный футболист. Работа у нас такая, что волей-неволей становимся профессионалами. Чем раньше это поймешь, тем больше шансов добиться чего-то в футболе. - Хоть раз бывало с вами такое: три часа сна - и на тренировку? - Нет. - А что может заставить вас выпить, например, бутылку виски? - Ничто. Вот бутылку вина, если хорошее настроение, выпить могу. Пить надо с радости. Отрицательные эмоции глушить алкоголем никогда не стану. Не выход. - Когда Петржела сделал ставку на Чонтофальски и вы пять с лишним месяцев провели на скамейке запасных, в себе как вратаре не усомнились? - С такой психологией в футболе делать нечего. Нельзя идти только вверх. Белые полосы порой сменяют черные, и с этим надо уметь справляться. У второго вратаря - особая роль. Ему сложнее, чем первому. Ты не играешь, но расслабляться не имеешь права. Шанс-то рано или поздно представится. И если его не используешь - рискуешь потопить себя окончательно. Так что оставалось работать как ни в чем не бывало и ждать, ждать, ждать... Есть в этом отрицательном опыте своя польза. - Какая? - Голкиперу без отдыха никуда. Тогда и десять лет, и пятнадцать сможешь выступать на высоком уровне. Знаю вратарей, которые четыре года подряд играли безупречно, а потом не выдерживали напряжения и психологически ломались навсегда. Наступал момент, когда собственный же организм, наевшись футболом, говорил: "Стоп". - Именно в тот отрезок вас приглашал "Локомотив". Что удержало? - Был поначалу такой порыв - найти себе новый клуб, доказать, что в футбол играть не разучился. Но, обсудив все с родными, дергаться не стал. Это в 20 лет, когда семьи нет, переходить из команды в команду легко. А у меня двое маленьких детей, жена Марина тоже из Петербурга, здесь все родственники и друзья, дом рядом с базой... Понял, что не готов я к столь масштабным переменам в жизни. - В деньгах потеряли? - Я на ранней стадии свернул с "Локомотивом" переговоры, не уточняя, какую зарплату мне собираются положить. Потом снова туда звали, но я твердо решил: остаюсь. - А "Спартаку" на исходе 2002-го почему отказали? - Сезон тот для нас сложился неудачно, но Мутко пообещал, что "Зенит" со следующего года возглавит иностранец и в команде все изменится в лучшую сторону. Да и в "Спартак", где уже начинались смутные времена, особо не рвался. - Если всю карьеру отыграете в "Зените", похоже, не расстроитесь? - Ни в коем случае. Должно произойти что-то из ряда вон, чтобы по своей воле я захотел покинуть "Зенит". - Не задумывались, почему Адвокат сразу доверил место в воротах вам, а не Чонтофальски? - Сезон-2006 в основе начинал Камил. А перед тем, как пришел Адвокат, я неплохо провел два матча. Не исключено, поэтому и шанс получил первым. Ну и не забывайте об ужесточившемся лимите на легионеров. Был бы у Чонтофальски российский паспорт, мне бы, конечно, пришлось еще сложнее. - Из-за вашего удаления в матче с "Крыльями" Адвокат ругался? - Нет. "Все бывает, - сказал, - постарайся теперь не растерять форму". - Не уточняли, на сколько матчей вас могут дисквалифицировать? - В протоколе записано: "Удален за грубую атаку соперника при попытке сыграть в мяч". Максимальное наказание за это - два матча (на самом деле такая мера, как дисквалификация на два матча, регламентом не предусмотрена. - Прим. "СЭ"). - В премьер-лиге вы красную карточку заработали впервые. А прежде в карьере получали? - Один раз удалили в 98-м, когда во второй лиге играл за "Зенит-2" против питерского "Динамо". В конце игры нападающий явно умышленно прыгнул в меня двумя ногами. Я не выдержал и полетел на него с кулаками. За драку обоих выгнали с поля и влепили по пять матчей. * * * - После того как пропустили семь голов за сборную в Португалии, не было чувства, что жизнь рухнула? - Нет. Зря лишь не взял паузу в общении с журналистами. Тогда вообще никому в интервью не отказывал. - Вы даже в Лиссабоне вышли к репортерам в смешанной зоне - единственный из всей команды! - Да я не о том. Уже дома, вместо того чтобы вычеркнуть из памяти португальский кошмар, я в каждой беседе вынужден был к нему возвращаться. Мне не давали его забыть, и это усугубляло ситуацию. Допустил еще один просчет. Нужно было играть дальше. А Петржела посадил меня на несколько игр, объяснив, что боится за мою психику. Я не спорил, казалось, тренер поступает правильно. Однако через некоторое время понял: это была ошибка. - Зато другой матч за сборную - против Уэльса - наверняка пересматривали? - Да. В последний раз - совсем недавно, когда перегонял запись с кассеты на диск. - Что-нибудь удивляло? Может, испуганное выражение собственного лица? - Все прошлые матчи, особенно спустя три-четыре года, смотреть довольно забавно. Сидишь, ловишь себя на мысли: "Что-то на себя я не похож..." В Кардиффе же нервничал страшно. Такого со мною не было никогда. Каждую секунду - прилив адреналина и мурашки по коже, едва подумаешь о том, что ждет на поле. Дебют в сборной - и сразу в таком матче! Честно говоря, чувствовал себя человеком, которого приговорили к смертной казни. Успокоился, как ни странно, в ночь перед игрой. Выспался хоть. А то до этого пару дней заснуть не мог. - В минувшее воскресенье в Ростове Акинфеев получил травму колена и выбыл примерно на полгода. А сборную России 2 и 6 июня ждут матчи с Андоррой и Хорватией. Готовы заменить Акинфеева? - Конечно. В своих силах я уверен. А Игорю желаю выздоровления. - Из тренерского штаба сборной вам уже кто-нибудь звонил? - Пока нет. - В "Зените" вы всю жизнь играете под 16-м номером. Эти же цифры присутствуют и в вашем номере мобильного телефона, и в номере машины. Зачем? Есть, по-моему, в этом какой-то элемент пижонства. - Пижонство мне точно не свойственно. Просто это число всегда со мною в футболе, хотелось, чтобы и в жизни оно было рядом. Символично. Кстати, номер 016 на автомобиле не только у меня, но и у жены, тещи, тестя, близкого друга. И в телефонах у них также преобладают цифры 16. - Вы суеверны? - Нет. Если увижу черную кошку даже через плечо сплевывать не стану - спокойно пройду дальше. Суеверие - грех. Это объяснил батюшка, к которому мы с Мариной ходим в церковь. Он крестил наших детей, освящал дом, машину. Не хочу показаться очень набожным. Я верю в Бога, стараюсь не грешить. И все-таки мы мирские люди, трудно отказаться от всех соблазнов. - Смотрели "Остров"? - Да. Глубокий фильм, заставляет задуматься. Вряд ли кого-то "Остров" оставил равнодушным, хотя каждый, наверное, понял его в меру своей веры. - Среди болельщиков "Зенита" немало актеров, музыкантов. С кем-то знакомы? - С Боярским. Для питерской газеты как-то брали друг у друга интервью. Приятно было пообщаться. Человек прямой и в футболе неплохо разбирается. - А Лаврова знали? - Близко, к сожалению, нет. Здоровались только, когда он приходил на вечера, посвященные команде. * * * - Года три назад вы были единственным игроком "Зенита", кто ездил на продукции отечественного автопрома. Чем так была дорога вам эта "Нива"? - Разумеется, мог позволить себе что-нибудь посолиднее, но не видел смысла. Вот жена мечтала об иномарке - и я подарил ей "Инфинити". Для Марины, как и для многих женщин, машина - больше, чем средство передвижения. Про меня этого не скажешь. "Нива" вполне устраивала. Планировал даже ее "затюнинговать". К счастью, Марина отговорила от этой безумной идеи. "Нива" - чудесный автомобиль. Но уже через год там начинает все греметь и отваливаться, не успеваешь мотаться в сервис. Сейчас у меня трехрядный джип. Взял его в интересах семьи. В этой машине без труда разместятся и жена с двумя детьми, и, к примеру, родители. Согласитесь, удобно. - А квадроцикл зачем вам понадобился? - Я бы с удовольствием освоил мотоцикл, но на наших дорогах это занятие опасное. Четыре колеса понадежнее. В 2005-м на квадроцикле все лето, если не было дождя, на базу приезжал. От дома до нее - пять минут. Катишь с ветерком - класс! В жару приятнее сесть на квадроцикл, чем в раскаленный на солнце автомобиль. И по городу иногда ездил. Потом квадроцикл украли, когда никого не было дома. - Нашли? - Самое поразительное - да! Я, как полагается, написал заявление в милицию, но позже узнал, что в базу ГИБДД об угоне его почему-то не включили. Никто не собирался, видимо, искать. Нашли квадроцикл случайно. Какой-то парень перегонял его в Псковскую область. На посту тормознули - документов, естественно, не оказалось. Не знал он, что в бардачке они лежали. Так бы написал себе доверенность - и привет. В итоге квадроцикл изъяли и после долгой волокиты вернули мне. Я его продал, недавно купил новый. Летом катаюсь по пляжу вдоль залива, зимой - в лесу по сугробам. На Новый год с друзьями, помнится, здорово погоняли. А на базу на квадроцикле ездить перестал. Надоело. - Легко могу вообразить на квадроцикле Радимова, Денисова, не говоря уже о Риксене. Но вас... Вы ведь совершенно не производите впечатления человека, склонного к подобным авантюрам. - Всегда интересно попробовать что-то новое. Еще, допустим, коллекционирую оружие. Что тоже многих удивляет, поскольку я человек не воинственный. И даже не охотник. - Большая у вас коллекция? - Не очень. Лицензию на приобретение нарезного оружия получу через год. Пока у меня несколько видов пневматики, охотничьи ружья и оружие для самообороны. - Какое? - Пистолет, стреляющий резиновыми пулями. - Он у вас всегда с собой? - Напишите, что всегда. Дай бог, чтобы никогда не пришлось им воспользоваться... Раньше с Мариной у нас был уговор: если три матча подряд голов не пропускаю, она идет в оружейный магазин и покупает новый экземпляр для коллекции. - Стимул! - Да, раза три срабатывало. Но с появлением дочки и сына об этом пришлось забыть. Дети и оружие - вещи несовместимые. - Охотой пренебрегаете, потому что зверей жалко? - Если бы мне нечего было есть, я бы пошел с ружьем в лес. А так... Чем животных убивать, лучше пострелять по мишеням. - Правда, что в 13 лет вы сами починили дома телевизор? - Было дело. Когда он сломался, снял заднюю крышку, увидел, что там полно пыли. Пропылесосил, включил - и телевизор заработал! Секрет оказался на удивление прост... Но при необходимости я бы мог и предохранители поменять. В детстве обожал возиться с радиотехникой. Хлебом не корми, дай какой-нибудь приемник разобрать. Я и сейчас люблю изучать новые гаджеты. - Что-что? - Гаджет в переводе с английского - техническая новинка. Словечко это вошло в обиход с развитием мирового рынка электроники. МРЗ-плееры, мобильные телефоны, i-Pod, портативные компьютеры... Покопаться, выяснить, как они устроены, - это все вызывает у меня огромный интерес. * * * - Жена ваша, кажется, из футбольной семьи? - Верно. Ее отец, Юрий Иванович Безбородов, до сих пор инспектирует матчи второго и первого дивизионов. Брат, Владислав, судит первый дивизион, а с этого сезона включен в резерв арбитров премьер-лиги. Думаю, у него отличные шансы стать рефери ФИФА. Влад знает английский, сам играл в футбол за питерское "Динамо" и "Вентспилс". - И старший брат ваш в судьи подался? - Да, Сергей обслуживает матчи в ЛФЛ и на первенство города. Когда "Зенит" судят не очень квалифицированно, жена всю злость срывает на Владе и Сергее. Потешное зрелище. - Брат ваш прославился еще и тем, что в прошлом году был главным тренером команды, которая в ЮАР выиграла чемпионат мира среди бездомных. По правилам, участвовать в этих соревнованиях могли исключительно бомжи, гастарбайтеры, а также те, кто проходит курс лечения от алкоголизма и наркомании. Как в эту пеструю компанию занесло Сергея? - Для тренеров, видно, там делают исключения... Сергей не наркоман, не алкоголик и не бомж. Ручаюсь. Год назад он на время решил уйти из судейства, но совсем с футболом порывать не хотел. Знакомые предложили поработать с такой командой, зная, что впереди чемпионат мира. Это его и привлекло. - Как-то в интервью вы обронили, что и сами не прочь когда-нибудь стать арбитром. В самом деле? - Нет, судейство - последнее, что может соблазнить меня в футболе. Если уж не получится из меня ни тренера, ни менеджера. - Говорят, жена ваша домашних матчей "Зенита" не пропускает? - Она и выездные иногда посещает. Была в Москве на финале Кубка, на играх Кубка УЕФА. Летала с подружками на чемпионат Европы в Португалию, в Эстонию на матч сборной. Так повелось, что Марина всегда встречает меня в аэропорту, как бы поздно ни прилетела команда. Это уже что-то вроде традиции. Я в "Зените" с 99-го, за это время она не встретила меня от силы два-три раза, когда находилась на большом сроке беременности. - Были случаи, что вы отговаривали ее от похода на футбол, а она все равно отправлялась на "Петровский"? - Особенно ранней весной и поздней осенью, когда в Питере промозглая погода. Но Марину не переубедишь. Не запирать же ее дома? - Вы дважды присутствовали на родах жены. Она вас об этом попросила или сами решили? - Сам. Врачи предупредили, куда смотреть не стоит. Я сидел у изголовья, держал Марину за руку, а что происходит ниже - не видел. Да и не было желания. В психологическом плане для мужчины это тяжелое испытание... Конечно, я здорово волновался. Когда показывают твоего ребенка, который несколько секунд назад появился на свет, это потрясающие эмоции, их ни с чем не сравнить. Слезы на глаза наворачиваются. Вторые роды прошли легче - и для Марины, и для меня. Не было уже такого стресса. И утром, помню, я улетел с "Зенитом" на очередной сбор. - Вы спокойны и рассудительны. А что вас может вывести из себя? - Сложно представить. Я действительно человек уравновешенный. Если, например, с женой начинается разговор на повышенных тонах и вижу, что дело может кончиться ссорой, просто разворачиваюсь и ухожу. Кто-то же должен в такой ситуации сохранять холодную голову. Знаю, кстати, еще один отличный способ избежать семейных сцен: если твоя жена не права - попроси у нее прощения. Действует, поверьте, безотказно. - Да вы психолог... - Не напрасно, выходит, поступил в аспирантуру при Академии имени Лесгафта на кафедру психологии. Тема моей диссертации "Индивидуальный стиль психологической подготовки игроков высокого класса к матчам". - Защита скоро? - В следующем году. Когда интервью закончилось, будущий кандидат наук предложил подвезти до метро. Он сел за руль огромного джипа, в который запросто могло бы уместиться полкоманды, и я обратил внимание на тонкие пальцы Малафеева. Не вратарские. Скорее как у музыканта. - Так ведь у нас, вратарей, работа тонкая, - ответил он с улыбкой. - А кривые, переломанные пальцы... Это все с возрастом придет. К концу карьеры. Но до этого, несмотря на диссертацию, мне, надеюсь, еще далеко.


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться