Сергей Колесников: Мы играем на опережение

Сборы – чрезвычайно ответственная пора для спортсменов. При этом уровень их готовности к футбольным стартам зависит не только от них самих, но и от тех, кто им помогает. В немалой степени – от медицинской службы. Большинство читателей «НЗ» достаточно четко представляют себе, в чем заключаются обязанности врачей. А вот работа массажистов, которые, словно шаманы, «колдуют» над мышцами игроков, окутана ореолом тайны. Некоторыми секретами с нами поделился Сергей Колесников.
Сборы – чрезвычайно ответственная пора для спортсменов. При этом уровень их готовности к футбольным стартам зависит не только от них самих, но и от тех, кто им помогает. В немалой степени – от медицинской службы. Большинство читателей «НЗ» достаточно четко представляют себе, в чем заключаются обязанности врачей. А вот работа массажистов, которые, словно шаманы, «колдуют» над мышцами игроков, окутана ореолом тайны. Некоторыми секретами с нами поделился Сергей Колесников. Компьютер в голове – Сергей Анатольевич, есть ли существенные отличия в работе с командой в сезоне и на сборах? – Конечно. Во время межсезонной подготовки ребята намного чаще обращаются к нам. Ведь в основном проходит по две тренировки в день, и выдержать такие нагрузки без грамотного массажа практически невозможно. Футболисты больше устают, и им необходимо быстрее восстанавливаться, иначе риск получить травму резко возрастает. Так что работы у нас на сборах очень много, ведь все игроки массируются практически ежедневно. – Другими словами, это профилактика травм? – Да. Мы уже знаем, у кого какая застарелая травма, и стараемся предупредить ее повторение. Поскольку лечить всегда сложнее, чем, говоря футбольным языком, сыграть на опережение. – И все же на первом сборе наряду с механическими травмами зафиксированы и мышечные повреждения у Алехандро Домингеса, Павла Погребняка и Ким Дон Чжина. С чем это было связано? – Они новые люди в команде, и мы еще не очень хорошо были с ними знакомы, недостаточно информации собрали. Например, у Домингеса ранее возникали аналогичные проблемы, из-за них он пропустил два последних тура чемпионата. Однако он не сказал нам об этом. Возможно из-за языкового барьера. Естественно, прогнозировать вероятность нового микронадрыва мы в данной ситуации не могли. Сейчас у него все нормально. – На каждого футболиста составляется база данных или вся информация хранится в голове у массажиста? – (Смеется.) Конечно в голове. Я, например, по тому, как человек бежит, часто могу спрогнозировать, какого рода травмам он подвержен. – Может, и всех своих подопечных с завязанными глазами на ощупь сумеете узнать? – (Смеется.) Безусловно узнаю, даже тех, кого массировал много лет назад, когда работал с легкоатлетами… Любой футболист уже в курсе, сколько раз ко мне надо приходить и за какое время до тренировки или игры. У одних этот распорядок определился в процессе нашей совместной работы, другие знали его из предыдущего опыта. Ведь у каждого свои особенности мышечной системы. Вот у Паши Погребняка обнаружились проблемы со спиной, но мы вместе с ним быстро определили, в чем дело, и проблема ушла, он оперативно вернулся к работе. Правда, чтобы рецидив не повторился, он выполняет сейчас определенный комплекс упражнений. А для Домингеса мы подобрали специальную методику растяжки. В этом нет ничего необычного – подобные индивидуальные программы наши массажисты разработали многим игрокам. Все разложено по полочкам: сколько повторений и в какой ситуации. Кроме того, прощупав мышцу, я могу определить, надо ли продолжать курс, или необходимо изменить его интенсивность. Все-таки я почти 30 лет работаю в этой области, накоплен огромный опыт. После тренировки – в море – Работа с легкоатлетами и футболистами на сборах чем-то различается? – Принципиальных различий нет. Начинал я работать с барьеристами – там такие же скоростно-силовые упражнения. Вот с теми легкоатлетами, которые больше внимания уделяют выносливости, есть свои нюансы. А так, те же движения: рывки, прыжки, ускорения. И предстартовый массаж, и восстановительный – почти такой же, как для футболистов. Правда, нагрузки у массажистов в легкой атлетике более высокие. Например, во время работы на Олимпиаде мне даже некогда было в столовую сходить – еду мне приносили прямо на рабочее место. – Однако на сборах ваш рабочий день начинается задолго до подъема игроков… – Да. Рано утром нам приносят результаты вчерашних медицинских проверок. Главный врач команды Сергей Владимирович Пухов проводит компьютерные тесты, по результатам которых принимает решение, могут ли все тренироваться в общей группе, кому какие нагрузки сегодня предлагать. Потом завтрак, и сразу же начинают приходить на массаж футболисты. Это своего рода разминка перед утренней тренировкой. Игроки поняли полезность данного мероприятия, оценив, что лучше потратить некоторое время на подготовку, нежели потом полгода сидеть на лавочке, наблюдая, как другие играют. – И сколько времени уходит на массаж? – Опять-таки все индивидуально. Одним достаточно четырех минут, другим – десяти-двенадцати. – Неужели футболисты к вам в очередь стоят? – Нет. Когда процесс повторяется изо дня в день, то каждый ориентировочно знает свое время. Впрочем, мой номер всегда открыт, некоторые зенитовцы, наоборот, приходят пораньше, чтобы поговорить, вместе телевизор посмотреть, – этакий клуб по интересам. Жизнь кипит (смеется). – После тренировки не все футболисты торопятся в раздевалку… – Они выполняют свои специальные комплексы. Одни на спину, другие на пресс, третьи идут в тренажерный зал... Когда возвращаемся в отель, то, если на море нет шторма, предлагаем игрокам зайти по колено или по пояс в холодную водичку. Данная процедура очень хорошо снимает усталость. Многие, кто не знал об этом, спрашивают: где ж ты Анатольевич раньше был? – Перед второй тренировкой все повторяется в том же порядке? – Да. Абсолютно аналогично. А основная работа начинается вечером. Все приходят со своими болячками, со своими неудобствами. У одного где-то тянет, у другого усталость навалилась. Вместе ищем выход из положения. Андрюха позвонил – я прилетел – Умелые руки, безусловно, помогают, но вы ведь и за словом в карман не полезете. Шутки, байки, анекдоты – это ведь тоже создает настроение, помогает снять стресс… – Я просто уверен, что это так и есть. Иногда, кажется, футболисты приходят не столько на массаж, сколько послушать какую-нибудь историю, даже просят об этом: «Ну хоть совсем короткую, маленькую». Конечно, я рассказываю, они смеются. А когда человек смеется, он отдыхает морально и быстрее восстанавливается физически. – Раньше считалось, что в сауну ходить перед игрой нельзя. Сейчас взгляды на это изменились? – Конечно, непосредственно перед матчем нельзя: сауна слишком расслабляет. Однако во время сборов все иначе. Накануне контрольных встреч проводятся две тяжелейшие тренировки. Хочется пойти погреться, расслабиться, сделать контрастную ванночку. В этом случае ничего страшного. – Домингес вернулся в строй в рекордно короткие сроки. Оказал ли влияние на время восстановления предложенный ему комплекс упражнений? – Травма оказалась не столь серьезной, как предполагалось в первый момент. Уже к началу второго сбора он был почти готов к работе, но решили подстраховаться – вели его по индивидуальному плану, предложили специальные упражнения и массаж. В общем, пришлось изрядно потрудиться с ним и до, и после тренировок. Оказало ли это влияние на сроки восстановления? Может быть. Главное – конечный результат: в среду Алехандро с врачом съездили на обследование в местную клинику, и снимок показал, что можно возобновлять тренировки в общей группе. – Другими словами, быстрое возвращение Домингеса – плод титанических усилий всего медицинского штаба «Зенита»? – Конечно. У нас подобралась очень хорошая бригада. Думаю, сильнейшая во всей Премьер-лиге. Это не только мое мнение, об этом говорят бывшие зенитовцы, выступающие сейчас в других командах. Они время от времени приезжают на консультации. У нас очень сильный главный врач, с таким специалистом не приходилось работать раньше. А Михаил Юрьевич Гришин столько лет в «Зените», что для него вообще никаких секретов нет. Очень сильные массажисты Валерий Редкобородов и Александр Рязанцев. Если я не успеваю кому-то сделать массаж, то со спокойной душой отдам своего подопечного любому из них. С Сашей мы учились в одной группе в институте, потом работали в сборной СССР по легкой атлетике. Правда, жизнь нас затем разбросала, но снова свела вместе. – А это правда, что когда в ноябре прошлого года Андрей Аршавин, находясь в сборной России, получил травму спины, то вы полетели в Сочи и вернули в строй лучшего футболиста страны к матчу с Македонией? – Да, так и было. Андрей позвонил мне и рассказал, что не может играть, а в сборной никто не в силах ему помочь. Я на следующий день уже был в Сочи и осмотрел Аршавина. Гус Хиддинк пригласил меня на собеседование, а доктор сборной решил показать мне еще и Игнашевича. Я сразу же сказал, что Андрюха сыграет с македонцами, знаю, что для этого надо предпринять. С защитником ЦСКА ситуация сложилась более тяжелая, ему и тренироваться-то было рано… Так что сделал я свое дело и вернулся в Питер.


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться