Андрей Аршавин. Cолнце в «Зените»

Нападающий «Зенита» и сборной России Андрей Аршавин признан лучшим отечественным футболистом 2006 года.
Задушила жаба — Ну что, Андрей, будем считать, год 2006-й сложился для вас удачно. — Я бы не сказал, что год был самым выдающимся в моей карьере. В прошлом сезоне я играл куда ярче. — Но лучшим тогда все назвали бразильца Карвалью… — Заслужил, наверное, раз назвали. Хотите порассуждать на тему, что нельзя легионера в своём Отечестве называть лучшим? Ерунда. Надо смотреть на игру футболиста, а не на паспорт. Если бы Жо летом не получил травму, вряд ли с ним кто-то смог бы конкурировать. — Говорят, секрет успеха бразильцев — нищета. Для большинства из них футбол — единственный способ выбиться в люди. Вы тоже не от хорошей жизни в игру подались? — Я не нищенствовал. Ну жили мы в коммуналке, ну спал я на раскладушке — и что? Обычные для Питера условия. Велосипед и прочие радости имел в достатке. Правда, времени на какие-то нефутбольные развлечения не хватало. Но ощущения, что «жизнь проходит мимо», не было. Ведь я делал то, что нравилось больше всего: играл в футбол. Секрет успеха — в работе. Ты можешь обладать талантом, с тобой могут заниматься великие наставники, но без работы ничего не будет. А по поводу того, чтобы выбиться в люди: уверяю вас, ещё лет десять назад никто и предположить не мог, что футболистам в России будут платить такие деньги. — Такие, как ваши 3 миллиона долларов в год? — Цифры, которые муссируют в прессе, отличаются от действительных. В принципе все эти разговоры, касающиеся моего дохода, реально надоели. Когда приезжали иностранцы, половина из которых толком играть не умели, а зарабатывали миллионы, — это никого не волновало. А вот когда стали платить большие деньги своему, отечественному игроку — всех почему-то сразу жаба задушила. В оппозиции — Андрей, вы всегда так прямолинейны? — Приходится отстаивать своё мнение, и многим это неприятно. Знаете, руководство не любит, когда игрок много говорит. Тем более не то, что оно хочет слышать. Поэтому я всегда как бы в оппозиции к любому начальству. — А профсоюз Аршавина зачем создавали? От кого игроков собирались защищать? — В первую очередь — от работодателей. Ведь ситуации, когда клубы вовремя не рассчитываются со своими футболистами, — не редкость. К тому же необходимо оберегать интересы талантливых молодых игроков, которые, не находя себе места в командах высшей лиги, попросту теряются. И конечно, немаловажно, чтобы футболисту, которому приходится заканчивать свою карьеру в 30–35 лет, была положена какая-то пенсия. — И каковы результаты деятельности организации? — А деятельности нет. Чтобы профсоюз функционировал, ему надо войти в состав РФС, но, по-моему, профсоюз Аршавина Виталий Леонтьевич (глава РФС В. Л. Мутко. — Прим.) не хочет видеть в своём ведомстве. — Вы ему так не нравитесь? — Я не знаю, с чем это связано, поэтому не могу судить. Выберу иностранца — А за что футболиста Аршавина так любят голландские тренеры? — Лично мне в любви никто не признавался. — Не скромничайте. И Хиддинк, и Адвокаат отзываются о вас исключительно в восторженных тонах. — Думаю, их устраивают мои профессиональные качества. Пока качества на хорошем уровне — я играю. Буду показывать другой результат — никто меня просто за любовь в состав не поставит. — Большинство российских наставников считает, что тренеры-легионеры, приезжая к нам, думают о своём кошельке, а не о развитии футбола. — Могу сказать только, что, если у меня будет выбор: в двух командах предлагают одинаковые условия, только в одной работает наш специалист, а в другой — иностранец, пойду во вторую. Почему? Просто я считаю, что иностранцы более образованные и дают футболистам больше свободы. — Свобода — это когда в шлёпанцах на командный завтрак приходишь с опозданием на полчаса и тебя никто не пилит? — Свобода — это когда чувствуешь себя комфортнее. Всё остальное — вопрос личной интеллигентности. Понимание того, что нельзя в тапочках разгуливать в отеле, где помимо футболистов есть и обычные люди. Это просто неуважение к ним. — Тренер Владимир Федотов не устаёт повторять, что «Спартак» — самая весёлая команда, а его коллега Валерий Газзаев называет арбитров клоунами. Что общего между футболом и цирком? — Иногда игра действительно превращается в цирк, и вовсе не обязательно, что роль главных клоунов достаётся арбитрам. Впрочем, футбол принимает разные обличья. Тем он и хорош, что никогда не знаешь, на что ты попадёшь: на комедию, драму или триллер. — И какой же у вас жанр доминировал в этом году? — Романтика с хорошим концом.


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться