Радек Ширл: Влюбленный в футбол

Радек Ширл: Для меня самое главное – футбол. От него зависит все остальное: взаимоотношения с ребятами, с которыми, кстати, тоже познакомился через футбол. Родителями, друзьями в Чехии… Все так или иначе касается футбола.
У меня всё хорошо!!! – Радек, как у тебя сейчас складываются дела? – Хорошо! (Улыбается. Ширл спешит в аэропорт, чтобы встретить брата. Но у него еще есть 50 минут для того, чтобы спокойно пообщаться.) – Тебя часто навещают родные? – Брат приезжает 3–4 раза в год. И пару раз – родители. – А твоя девушка к тебе приезжает? – У меня уже нет девушки. (Широко улыбается.) – Судя по твоему выражению лица, ты из-за этого не очень переживаешь. – Да. Мы поговорили с ней и решили, что не имеет смысла продолжать отношения. Сейчас мы просто друзья. – Ты сказал о том, что твое сердце свободно. А можешь ли ты создать портрет идеальной девушки Радека Ширла? – Эта девушка просто должна меня заинтересовать. Потом я хочу с ней поближе познакомиться, узнать, что у нее в голове… (Смеется.) – А где, на твой взгляд, лучше всего найти свою вторую половину? На стадионе и на базе тебя осаждают фанатки, берут автографы. Может, лучше познакомиться, гуляя по городу? – Лучше так. На стадионе я не обращаю внимания на девушек. Да и на базу приходят совсем молоденькие девочки, лет по 15–16. Это большие фанатки, а мне это не очень нравится. – То есть нарисуем такой собирательный образ твоей виртуальной подруги – это должна быть девушка старше 15 лет, которая не должна слишком яростно болеть за «Зенит» и увлекаться футболом… – Ну да! (Смеется.) Для меня главное – футбол – В 2003 году твои родители говорили, что провожают тебя в Россию, как на войну. За это время изменилось ли их отношение к нашей стране? – В Чехии я не был на войне. Я жил только дома с родителями. И только тогда, когда я приехал сюда, я стал самостоятельным человеком. – Что в России – ну, естественно, помимо футбола – вызывает у тебя радость? – Это тяжелый вопрос (вздыхает). – Почему же? – Для меня самое главное – футбол. От него зависит все остальное: взаимоотношения с ребятами, с которыми, кстати, тоже познакомился через футбол. Родителями, друзьями в Чехии… Все так или иначе касается футбола. Правда, сейчас, когда я поеду в отпуск в Чехию, буду отдыхать от футбола. Хотя мой отдых все равно связан со спортом – я буду играть в хоккей, кататься на лыжах. Люблю играть в теннис. Иногда играю в боулинг. - Кто станет чемпионом мира по хоккею в 2007 году? – Конечно же, сборная Чехии! (Смеется.) – Когда ты приезжаешь в Чехию – в отпуск или просто на выходные, – вспоминаешь о России? – Да, конечно. Разумеется, я очень скучаю по Родине. Но когда я провожу там длительное время, то начинаю скучать уже о Питере. Здесь я живу четвертый год, и очень привык к вашему городу. В Чехии мне хватает двух-трех недель. Пообщаюсь с родителями, поговорю с друзьями, и меня уже тянет в Санкт-Петербург. Я боялся, что попаду на трансфер – Давай вспомним лето позапрошлого года. В июле в Омске, в матче с «Иртышом» ты получил тяжелейшую травму – разрыв крестообразных связок. И вот если бы тогда тебе сказали, что осенью 2006-го года ты будешь основным игроком «Зенита» и дебютируешь в национальной сборной Чехии, ты бы поверил? – Конечно же, нет. Тот год для меня вообще был очень тяжелым. Я трижды травмировал одно и то же колено. А ведь еще и отбывал несправедливую дисквалификацию! Я тренировался, только-только начинал восстанавливаться, как опять получал травму. Я себя так плохо чувствовал и даже боялся, что это колено у меня никогда не пройдет. Но сейчас мое здоровье в полном порядке, колено не беспокоит, и в этом сезоне, можно сказать, мне повезло. Я обошелся без травм. – А тогда не было мыслей о том, что можно вообще закончить с футболом? – Может быть, чуть-чуть было. Но я старался не думать об этом. – А не хотелось все бросить и уехать домой? – Нет. Я надеялся, что все будет в порядке. – Сейчас ты являешься основным игроком «Зенита». У тебя все получается, тебе доверяет тренер и партнеры. С чем связано такое чудесное перевоплощение? – Это вопрос для тренера. Самое главное, что в этом сезоне я здоров. А когда я в порядке, то и тренируюсь нормально, и играю хорошо. Я не хочу себя оценивать. Просто пришел новый тренер, и нужно ему было доказывать, что я хороший футболист. Когда ушел Властимил Петржела, я боялся, что мне тоже придется уйти. Поэтому я так усердно работал на тренировках. – Вы, футболисты из Чехии, после ухода Петржелы действительно оказались в очень сложной ситуации. Из команды ушли Флахбарт и Несвадьба, перестал играть Мареш. Что вы чувствовали в тот момент? – Я боялся (вздыхает). Летом мы уехали в отпуск, и Ян Флахбарт сказал мне, что его выставили на трансфер. Я тоже испугался, что мне позвонят. Потом я вернулся назад и на сборе в Австрии очень упорно тренировался. Было важно зарекомендовать себя с лучшей стороны. – Тогда с командой работал Корнелиус Пот. И, видимо, он передал Дику Адвокаату, что ты вписываешься в игровую модель «Зенита». – Можно сказать и так (улыбается). Хотя я его об этом не просил. В сборной замечательная атмосфера!!! – У тебя недавно состоялся дебют в национальной сборной Чехии. Расскажи о своих ощущениях? – Конечно, я очень доволен. Все ребята, играющие в сборной, очень хорошие. В команде замечательная атмосфера. Против сборной Дании я сыграл один тайм. Оценивать себя не буду, но думаю, что выглядел неплохо. Перед игрой у нас был трехдневный сбор. Я жил в номере с голкипером «Либереца» Мареком Чехом. Некоторых ребят я знал еще по молодежной сборной, а некоторых футболистов, таких как Томаш Уйфалуши и Марек Янкуловски, видел только по телевизору. Конечно, я больше общался с теми, кого знаю по «Спарте», – Григерой, Блажеком, и чемпионату России, – Йеранеком, Ковачем. Но в сборной все ребята хорошие: Плашил, Полак… Все, все!!! Честно говоря, в сборной я больше смотрел и слушал, так как был здесь всего в первый раз. Мы много шутили, говорили о чемпионатах, в которых выступают чешские футболисты. Все было хорошо! – С Йеранеком и Ковачем не обсуждали положение дел в российской лиге? – Нет. Немного поговорили лишь о последних матчах чемпионата России. Проблема всего мира – Сейчас мы поднимем очень сложный вопрос – так называемые «странные игры». Во-первых, как ты считаешь, была ли случайна желтая карточка, которую показал тебе Станислав Сухина в матче с «Москвой»? В результате ты пропустил решающую игру с ЦСКА! – По-моему, эта карточка не была случайной. – Нам тоже так кажется. – Ну да. Я бросал аут и не знал, кому отдать мяч. До конца матча было 10 минут, и я не пытался тянуть время. Наверное, судья мог бы сначала предупредить меня, но он сразу показал мне желтую карточку. Мне кажется, он знал, что у меня уже 7 предупреждений. – Так есть ли, по-твоему, в России договорные матчи? – Мне кажется, это проблема не только России. Эти игры есть во всем мире. Вот в Чехии, например, это связано не с игроками, но с судьями. На футбольном поле на любом языке можно найти взаимопонимание – Чем «Зенит» Дика Адвокаата отличается от «Зенита» Властимила Петржелы? – Это сложный вопрос. У каждого тренера свое видение игры. Тренер Петржела работал в Санкт-Петербурге 3 года и, по-моему, работал хорошо. Мы успешно играли в Кубке УЕФА, завоевали серебряные медали чемпионата страны. У Петржелы была своя модель игры. Пришел Дик Адвокаат и придал команде новый импульс. Мы играем другую систему, 4–4–3. Стали другие тренировки, изменился характер игры. – Но ты ведь очень быстро приспособился к требованиям Дика Адвокаата. Более того – голландец сейчас использует тебя не как линейного хавбека, а как центрального полузащитника. Где ты чувствуешь себя более комфортно – слева на фланге или в середине поля? – Можно сказать, что в центре. Потому что когда мы играем в 3 центральных полузащитника, я больше владею мячом, и поэтому чувствую себя более уверенно. – Нет проблемы в том, что люди говорят на разных языках? Раньше, когда ты был в связки с Марешем, вам было легче взаимодействовать друг с другом. Сейчас же Риксен и Джин говорят по-английски, Радимов по-русски… – Нет. На футбольном поле на любом языке можно найти взаимопонимание. – Когда в «Зените» тренером был Властимил Петржела, в команде было две ярко выраженных группы – русские и чехи со словаками. Сейчас же, когда пришел Адвокаат и другие футболисты, команда стала более интернациональной. Как складываются взаимоотношения между игроками? – Да, раньше нас, чехов, в команде было много. И общались мы в основном на чешском. Сейчас же, когда мне что-то надо спросить на тренировке, я обязательно спрашиваю по-русски. У нас есть англоговорящие футболисты, но… я не знаю английского. Да и русский только чуть-чуть. Но во время тренировки разговаривать-то некогда! Надо тренироваться (улыбается). – А в обычной жизни ты общаешься в основном с чехами? – Нет, нет. И с остальными игроками тоже разговариваю. Два раза в неделю…Это, конечно, не так часто, но все же. Я общаюсь с Денисовым, Аршавиным, Анюковым, Пановым… Мы не понимаем друг друга с Риксеном (смеется)… Но все равно как-то общаемся! Например, гуляем по городу, сидим в кафе. «Зенит» – чемпион! – Как ты считаешь, «Зенит» в этом чемпионате мог сыграть лучше? – Не знаю…По-моему, мы играли неплохо. Просто в некоторых играх потеряли много очков. Мы неудачно сыграли с «Томью», «Москвой» и «Спартаком». Если бы в этих матчах мы выиграли, то смогли бы стать чемпионами. – Как ты считаешь, чего не хватило «Зениту» для того, чтобы одержать победу в этих поединках? Только ли везения, как во встречах со «Спартаком» и «Москвой»? И только ли судейские ошибки предопределили неудачу в матче с ЦСКА? – Мы играли лучше, чем «Спартак». У нас было больше моментов. Но мы не забили, а в конце встречи произошел несчастный случай. Как и в поединке с «Москвой». – То есть это все-таки невезение? – Да, это так! – В следующем году «Зенит» сможет бороться за чемпионство? – Да. – А что для этого надо сделать? – Хорошо потренироваться на сборах. – У вас будут о-о-очень тяжелые сборы. – Ну, ничего страшного. Все равно самое главное – это хорошо работать на сборах. Потому что впереди будет трудный сезон.


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться