Громила и малыш

Провалив концовку очередного чемпионата, "Зенит" попрощался с надеждами на Лигу чемпионов, но убедил болельщиков в том, что с такими финансовыми, кадровыми и административными ресурсами в следующем году питерцы обязаны бороться за первое место. PROспорт встретился с самым маленьким и самым большим игроками команды и понял: в сезоне-2007 чемпионскими мыслями в "Зените" будут жить все – от мала до велика.
Провалив концовку очередного чемпионата, "Зенит" попрощался с надеждами на Лигу чемпионов, но убедил болельщиков в том, что с такими финансовыми, кадровыми и административными ресурсами в следующем году питерцы обязаны бороться за первое место. PROспорт встретился с самым маленьким и самым большим игроками команды и понял: в сезоне-2007 чемпионскими мыслями в "Зените" будут жить все – от мала до велика. Эрик Хаген: Надо лишь выдавить защитника и пробить Вы решили переехать в Россию почти 2 года назад. Сейчас, по истечении этого срока, вы можете сказать, что было решающей причиной? Эх... На самом деле я могу сказать, что я очень рад, что сменил клуб. Потому что в своем прежнем клубе, в "Волеренге", мне было слишком спокойно. В то время как мне нужна борьба в каждом матче. Да и, вам, может быть, странно это слышать, но уровень российского чемпионата выше, чем в той же Норвегии. Ваши команды очень много внимания уделяют тактической работе. И "Зенит" – достаточно хорошая команда для того, чтобы решать самые высокие задачи. Вы же ушли из "Волеренги" за год до того, как она стала чемпионом? А вы уже были здесь, и что вы чувствовали? Это очень специфическое чувство для любого профессионального игрока – стать чемпионом. Болельщику это сложно понять. И это не зависит от чемпионата. Золотые медали везде золотые. Я знаю, что в России много хороших команд, и знаю, что чемпионами становятся только московские. Но я бы очень хотел быть частью той команды, которая нарушит эту традицию. Уверен, что в первые 6 месяцев сезона-2005 вы не раз были готовы сказать: "Все, спасибо, я поехал домой". Да. Это было очень сложный период для меня. Я впервые в жизни покинул пределы своей родины, сразу после перехода в "Зенит" мы отправились на сборы, в Испанию, по-моему. Я жил один в номере, я не говорил по-русски, было очень непросто. Я даже звонил в "Волеренгу", потому что деньги за мой трансфер шли из "Зенита" 2–3 месяца, и мы обсуждали возможность моего возвращения. Вы в итоге нашли специальный рецепт "Как стать русским"? Во многом моя адаптация шла столь медленно из-за меня же. Вот сравним меня с Крижанцем. Он куда более общительный парень. Мне же нравится сидеть в своем номере, мало говорить; конечно же, это моя вина, но вот такой уж я уродился – я очень стеснительный и застенчивый. У меня очень много времени уходит на то, чтобы привыкнуть к новым людям, игрокам, клубу и болельщикам. Но после шести месяцев, проведенных в "Зените", я понял, что это мой клуб и я сделаю все для его победы. С этого момента стало проще. Я хорошо помню: это был август 2005 года, когда вдруг все неожиданно поняли, что из копии Ковтуна в лучшие годы вы превратились в одного из самых надежных игроков на поле и кумира "Петровского". Да, где-то тогда это и произошло. Дело в том, что поначалу каждая игра, каждая тренировка – все это не доставляло мне ни малейшего удовольствия. Я чувствовал себя очень неуверенно во время матчей, и, конечно же, это очень меня нервировало. Но к августу я уже привык к Петербургу, и вернулась та игра, которую я демонстрировал в Норвегии. Вы сейчас, наверное, единственный норвежец, который был во Владивостоке. И как это было? Это был экстрим! Когда я рассказываю об этом людям, они отказываются мне верить. Смеются надо мной и показывают пальцем. После этого перелета я чувствовал себя, как будто попробовал наркотиков. Дика Адвокаата часто называют тренером мирового уровня. А что это значит? Объясните с точки зрения профессионального футболиста. Прежде всего мне очень нравится то, что он опытный тренер. В любой ситуации он знает, что делать. Двигаемся ли мы вверх в турнирной таблице или наоборот. А если сравнивать с тем, предыдущим тренером, мне нравится, что Дик всегда с нами. Здесь, на тренировочном поле – всегда. И в этом тоже заключается класс и профессионализм. "Зенит" при Адвокаате стал играть в обороне куда надежней. Если и пропускает, то с пенальти или в результате трагических ошибок, вроде мячей Быстровых, Володи и Петра. Дик вас бьет, что ли, если вы плохо играете? Ну, я думаю, в случае драки с Диком я могу чувствовать себя спокойно. Если говорить серьезно, то при Адвокаате вся команда играет в обороне иначе. Теперь оборона "Зенита" начинается с нападающих, а мы, игроки обороны, в свою очередь знаем, кто где находится в тот или иной момент и как защитники должны себя вести в той или иной ситуации. При этом защитники не выносят мяч с закрытыми глазами куда подальше, а стараются отдать точный пас игрокам полузащиты. Мы обороняемся и атакуем всей командой. Не то что четверо сзади и трое спереди. Рассказывали, что раньше вы могли не знать название команды противника. Это действительно так? Да, это смешно звучит, но это так. Но сейчас дела обстоят получше: теперь я иногда знаю, с кем мы играем. Вы купили в Петербурге дом. Это рациональный поступок с точки зрения коммерческой привлекательности. Вы рассчитываете со временем продать его подороже? В Норвегии я жил в очень маленьком городке. Я никогда в жизни не был в таких красивых местах, как Санкт-Петербург. Это очень необычное чувство для меня. И я очень горжусь тем, что я могу пригласить сюда своих друзей, показать им всю эту красоту. Я думаю, что, когда я уже выйду на пенсию, будет здорово приезжать в Петербург время от времени просто отдохнуть. Болельщики ценят ваше внимание к ним во время матчей. И удивляются тому, что вы чуть ли не единственный, кто всегда, вне зависимости от результата, благодарит болельщиков. Я говорил – не вам, но уже миллион раз – что без болельщиков мы были бы никем. Они заставляют нас чувствовать себя хорошо. Если бы мы играли на "Петровском" для десяти фанатов, не думаю, что нам было бы весело. Во многих выездных матчах у нас запредельная поддержка. А на "Петровском" такая атмосфера, что, выходя на поле, я начинаю чувствовать себя солдатом: иду и защищаю клуб. Вы здесь два года. Вам уже есть что сравнивать. Более того, этот сезон состоит для "Зенита" из трех частей: еврокубковая весна, сложный во всех отношениях апрель, строительство новой команды после чемпионата мира. Как вы переживали все эти перемены? Мы хорошо начали. Потом стали играть неважно. Вылетели из Кубка России, победа в котором гарантировала нам участие в Кубке УЕФА. В итоге занимаем не наше место в чемпионате России, потому что я уверен, что в итоговой турнирной таблице "Зенит" должен занимать место выше. Просто после поражения от "Севильи" мы не смогли переключиться на домашний чемпионат, это очень типичная ситуация. И, конечно же, непростыми были эти недели отпуска, когда никто не знал, что будет и что делать. Команда просто распадалась. Все чего-то ждали. А вы помните судью из Люксембурга, Алена Хамера, работавшего на матче с "Севильей"? У меня есть фотография в моем компьютере, где четко видно, как я играю в мяч, а не в ногу Кануте. Я не знаю, что сказать. Я сыграл в мяч, судья поставил пенальти, показал мне красную карточку и разрушил нашу европейскую мечту. В этом сезоне вы стали наконец забивать. На второй год вы поняли, как играют вратари в российском чемпионате? Просто когда я забил свой первый мяч, я понял: я могу. Почувствовал в себе силы. И теперь при стандартных положениях я знаю, как, куда и с какой мощью мне бежать в штрафной соперника. И если Аршавин с Ширлом хорошо подают, я знаю, куда прилетит мяч. Мне достаточно лишь выдавить противника и пробить. После матча с ЦСКА вы сказали, что российский чемпионат в десять раз коррумпированней итальянской серии А. Вы до сих пор так думаете? Я думаю, что в этой игре было слишком много странных ошибок, чтобы списывать их на некачественное судейство. Нельзя объяснить 6–7 ошибок, повлиявших на итоговый результат, лишь низкой квалификацией арбитра. В эпизоде, когда Вагнер ударил Риксена, в любом европейском чемпионате он получил бы красную карточку и дисквалификацию от 5 до 10 матчей, гарантированно. Этой зимой "Зенит" начнет готовиться к тому, чтобы в следующем сезоне стать чемпионом. Я готов. Я знаю, что собираются покупать еще одного центрального защитника, и это очень хорошо. Я всегда готов бороться за место в составе: если ты достаточно хорош, ты выходишь на поле, если нет – помогаешь тем, кто выходит. Я очень жду следующего сезона, чтобы прервать эту гегемонию московских команд. В следующем году у меня заканчивается контракт, но в настоящий момент я веду переговоры, чтобы остаться в "Зените" подольше. И я надеюсь, в клубе помнят, что я купил здесь дом. Александр Панов: "Сейчас беспредел красивее, чем раньше" Не так много игроков в российском чемпионате, которые в твоем возрасте еще играют. При этом игроков, которые отличаются какой-то головной зрелостью, не так-то и много. Откуда она берется? Это все от характера зависит. Может, это детство мое сказывается, когда я был очень неуравновешенным, с постоянным неудом по поведению. Прошло время, я пересмотрел на это взгляды, подуспокоился. Ну и потом дети, двое, взрослеют, и не хочется быть неадекватным человеком. Нужно в какой-то момент себя перестроить и воспринимать все не так близко к сердцу, а спокойно, делая скидку, не нужно кричать, что-то доказывать. Просто сформировать свою позицию, озвучить ее самому себе и окружающим. Отсюда же желание заняться бизнесом? Да, я сейчас вовсю занимаюсь бизнесом, поэтому вижу себя в этом направлении после окончания футбола. Надеюсь, у меня получится и там, потому что если есть голова, то везде можно что-то хорошее придумать. А откуда взялось решение сыграть за дубль?Обычно в дубле взрослые игроки оказываются, когда их туда ссылают из главной команды. Хотелось просто поиграть. Даже не то чтобы поиграть, а просто подвигаться немножко на футбольном поле. Я получил, может быть, не огромное удовольствие, потому что там и поле было так себе, и холодно было, да и с партнерами я был не особо знаком. Но мне было здорово оказаться в молодежной обстановке, когда душой ты молод и юн; мне всегда приятно с молодежью общаться, и я не вижу особых причин, почему я этого не могу. Конечно, когда тебя направляют в дубль без твоего желания, как в "Торпедо", это неприятно. Но надо находить в себе силы: потому что футбол не вечен, а перестраивать себя в любых ситуациях – это ценно. Спокойно работать, а там будь что будет. 28 августа 2006 года. Ты выходишь на поле "Петровского" на 85-й минуте. Стадион ревет. И что ты чувствуешь? Ты знаешь, вот в тот момент я действительно почувствовал, что вернулся домой, в Питер. И сильную ностальгию по тем временам, когда я играл за тот "Зенит", в то время, когда я радовал болельщиков своей игрой. Конечно, много изменилось с того времени. Мы все строили европейский клуб с Виталием Леонтьевичем; вот он уже есть, но, как всегда, не до конца – еще работать и работать, но уже видно направление, куда идет клуб. На рубеже веков команде свою помощь предлагал крупнейший криминальный авторитет Петербурга. Сейчас командой владеет крупнейшая газовая монополия мира. В этом и заключается движение к европейскости? Скорее всего, в развитии инфраструктуры, в привлечении своих воспитанников. Потому что посмотрите – по 11 легионеров на поле. Куда это годится! Тем более что в Петербурге две свои футбольные школы. И, конечно же, здесь очень не хватает второй команды в городе. Было то же "Динамо", ребята проходили обкатку первой лигой. Я считаю, что в таком городе, как Петербург, должно быть минимум две команды, минимум! "Петротрест" пока только строится, это все-таки вторая лига. "Зенит" же решает свои задачи, и здесь никто молодых игроков просматривать не будет. Опять же детьми мало кто занимается: как на "Смене" лежал ковер доисторический, еще древнего века (я на нем тренировался), он так и лежит. Как лежал там тот же паркет, еще я на нем коленки сшибал, – так ничего и не изменилось, только трещин больше стало. Конечно, прорываются таланты, но их очень мало. Так что работы тут еще много. Ты пока забил в "Зените" один мяч в кубковом матче с "Читой". У нападающего чутье не проходит с годами? Талант не пропьешь? Чем взрослее – тем умнее. Потому что на футбольном поле все ситуации на самом деле одинаковые. Ну, для тех, кто играет, конечно же; может, со стороны это и не так видно. Для футболиста каждый момент – это повторение предыдущих. И если ты не забиваешь, то делаешь потом анализ и в следующий раз ты забиваешь. Все это откладывается у тебя в голове, и когда ты оказываешься в таком же моменте, ты просто автоматически достаешь из головы файл; мозг, ноги – они уже знают, что делать. Хотя не всегда так бывает, есть еще вратарь и куча других, которые мешают тебе ударить. Но в целом мастерство – или оно есть, или его нет. Его не приобретешь. Тебе есть с чем сравнивать. Сейчас чемпионат России стал более коррумпированный, чем раньше? Или, наоборот, мы на пути верного очищения? Внутренний чемпионат настолько стал у нас гнилой за последние годы, что действительно, может, многим европейцам неинтересно сюда ехать. Тут уже заранее все знают, кто чемпион. Когда тебя убьют, когда тебе сдадут. Беспредел и тогда творился: помню, мы играли во Владикавказе, там ты всегда знал, что без вариантов. Но это один такой город был. Сейчас чемпионат в этом плане вырос, игроки хорошие приехали. Сам же чемпионат не сильно изменился. Сейчас к тому же убивают красивей, не так топорно, как раньше. Как нас в матче с ЦСКА. Петтай чист, он ориентировался на лайнсменов. Я вообще думаю, что обязательно должен быть четвертый судья, который будет сидеть на трибуне. Пускай это, кстати, будет главный судья, на трибуне, а судья на поле – его помощник. И судья на трибуне сидит с телевизором и смотрит, потому что такие моменты, как забитые голы, вылет из штанги – это предельно важно! Для хорошей команды иногда достаточно одного эпизода, чтобы выиграть матч. А то получается: Аршавин забивает один мяч, его отменяют, второй – тоже отменяют, пенальти, мяч в руку попал – тоже нет. В твоей карьере был матч, где арбитр действовал бы так же, мягко скажем, странно? "Балтика". 98 год. Уважаемый арбитр Хусаинов. Мы выигрывали 2:1. Он не засчитывает чистый гол Герасимца. Добавил сколько-то минут, но мы играли в итоге, пока "Балтика" не сравняла, минут 8, по-моему. Сыграли 2:2 и потеряли важные очки. Мне Казаченок рассказывал еще про твой колпинский период историю, когда он приходит на тренировку, а тебя нет. Находит тебя в ПТУ, а ты ему говоришь: мне не нужен футбол, я выбрал профессию, отстаньте от меня, пожалуйста. Ты чем тогда руководствовался? Да. Это в моем стиле. Руководствовался я тогда, конечно же, глупостью. И я очень благодарен тем людям, которые в итоге помогли мне дойти до команды мастеров. Детство, конечно, детство, хотелось хлеба и зрелищ, романтики какой-то, а футбол – ну что футбол... Я от него был далек, пинал мячик во дворе. Ситуация, когда в Питере любой игрок "Зенита" может открывать ногой любую дверь – она идет на пользу? Ну, безусловно, интерес к "Зениту" огромен. Но это все зависит от человека, я дверь ногами не открываю, постучу там или договорюсь. Люди помогают без вопросов, им за это спасибо. Нужно быть простым человеком, и тогда все к тебе будут тянуться. Это не мой лозунг, но я действительно простой парень, мне просто со всеми общаться – и с теми, и с этими, и с другими. Конечно, многие блатуют – звездная болезнь, думают, что весь мир под их ногами, но жизнь ставит на место таких людей очень быстро. Не успеешь оглянуться, и все: "из князи в грязи". Ты уходил из "Зенита", когда он был амбициозным, но выскочкой. Сейчас клуб стабильно на что-то претендует. Это как-то сказалось на ощущении самих игроков? Результат определяет и политику клуба, и инфраструктуру. "Зенит" – да, бьется, но вот уже три года, как команда в конце сдувается: бррр, резкий тормоз – и все. Я и из "Торпедо" за этим следил, пытался понять, в чем дело. Игра поблекла – а результата нет. Я считаю, дело в незаменимости тех людей, которых определил тренер. Ведь он, по сути, очень мало доверяет нам, игрокам скамейки. Причем не то чтобы мы там все скамеечные игроки, мы все много поиграли, у каждого своя статистика, в том числе и у меня, и даже побольше, чем у некоторых иностранных игроков, которые здесь пришли. 75 мячей за карьеру, я 30 мячей за "Торпедо" за два сезона забил. Это ж я не просто так забивал! Недоверие, боязнь что-то изменить, сыграть нестандартно – в этом дело. Почему даже тот же Романцев, когда позвал меня в свою сборную, доверил мне место на поле в матче с Францией? Я до сих пор не могу ответить себе на этот вопрос. Были Ширко, Юран, Бесчастных. В заявку попал только Бесчастных. Вот он сыграл нестандартно. Да, ребята играли-играли, они устали, безусловно, мотивация притупляется. Важно ротировать состав, по-любому. Когда я играл, я бился за место в составе с Поповичем, это личность была, танк, машина. А сейчас? Получается так, что мы работаем все вместе, играют одни и те же, результата нет, а ничего не меняется! Вот это-то самое обидное. Мы хотим, у нас есть это желание выйти и помочь команде в трудную минуту. Сложно доказать свою состоятельность, сидя в запасе. Нужно вносить коррективы в такие матчи, как с тем же ЦСКА. Ну что это за усиление – на 3 минуты выпустить на замену? Это просто смешно, даже несерьезно. Я 15 минут разминался, чтобы выйти на 3 минуты? Хаген хочет выиграть с "Зенитом" золотые медали. Ты чего хочешь с "Зенитом"? Эх… Ну конечно, медалей очень хочется, как любому игроку. Золотых нам никто не даст выиграть, это однозначно. Остаются серебряные и бронзовые. Остается надеяться, что когда-нибудь уже не мое поколение, следующее – они эти медали выиграют.


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться