Александр Бокий: Пока наш приоритет – главная команда

Селекционная служба "Зенита" – молодая, только что организованная структура, но входят в нее опытные специалисты, много повидавшие на своем веку. А возглавляет ее Александр Бокий, еще год назад работавший в нашем клубе заместителем генерального директора. Именно с него "НЗ" начинает представление зенитовских селекционеров.
Селекционная служба "Зенита" – молодая, только что организованная структура, но входят в нее опытные специалисты, много повидавшие на своем веку. А возглавляет ее Александр Бокий, еще год назад работавший в нашем клубе заместителем генерального директора. Именно с него "НЗ" начинает представление зенитовских селекционеров. Двукратный чемпион СССР – Александр, во всех справочниках значится, что вы родились в белорусском Щучине… – На самом деле это не так. Я родился в городе Лида Гродненской области, а в Щучин мои родители переехали, когда мне исполнилось три года, там я и начал заниматься футболом. Играл за сборную области, за юношескую сборную Белоруссии, а потом меня пригласили в команду "Химик", выступавшую во второй лиге. Затем пришла пора служить в армии, и я два года отыграл в ставропольском "Динамо", но меня высмотрел на каком-то турнире наставник столичных "бело-голубых" Александр Севидов и пригласил в Москву. Первый сезон сложился так, как и не мечталось: я был включен в список 33 лучших футболистов СССР, получил звание "мастер спорта", вызывался в олимпийскую сборную страны… – В ту пору вы носили длинные усы… – (Смеется.) Кроме усов я отрастил бакенбарды и длинные волосы. Так в те годы было модно… Через год я получил тяжелую травму и был вынужден очень долго лечиться. Возвращение в большой футбол состоялось в Ставрополе, но затем поступило приглашение от московского "Локомотива", где я провел несколько неплохих сезонов, и меня даже выбирали капитаном команды. И все же предложение Константина Бескова о переходе в "Спартак" было, скорее, неожиданностью. В 1987-м я впервые стал чемпионом страны, а в следующем сезоне больше времени проводил в запасе, однако в 1989-м с приходом к руководству "красно-белых" Олега Романцева вновь стал часто попадать в "основу", мы опять завоевали "золото". И все же омоложение состава было неизбежным, в команде появилось много новых футболистов. Я начал выступать за коммерческую команду ветеранов "Спартака", и тут подвернулся вариант поиграть в Чехословакии. Конечно же, не знал тогда, что задержусь в этой стране столь надолго. Но мне удалось на хорошей ноте завершить игровую карьеру, поскольку с "Сигмой" мы дважды доходили до четвертьфинала Кубка УЕФА. – Вы все эти годы выступали на позиции крайнего защитника? – Нет. Пришлось поиграть на различных местах. Например, в "Локомотиве" переместился в середину поля, а уже в Чехословакии выступал на позиции "либеро" – тогда еще все играли со свободным защитником. Петр Чех россиян не заинтересовал – Переход из футболистов в тренеры у многих получается весьма болезненным. Как он складывался у вас в Словакии? – Я отдавал себе отчет, что не каждый хороший игрок становится хорошим тренером. Тем не менее, решил попробовать, и, на счастье, у меня получилось. Пусть я начинал на невысоком уровне – примерно нашей второй лиги, – но все задачи, поставленные перед командой, решались. Не только по турнирным успехам, но и по воспитанию футболистов, которые регулярно переходили в высшую лигу. С каждым годом уровень моих команд рос, и удалось даже попробовать силы в элитном дивизионе. – Кто из ваших воспитанников стал классным футболистом? – Я брал ребят, по существу, из деревенских команд, и они вырастали до вполне солидного уровня. Например, Патрик Сигл был капитаном молодежной сборной, выступал за "Брно", за пражскую "Спарту", а затем уехал в Израиль. Стоит упомянуть и Павла Заводила, которого я привлекал в состав, когда ему исполнилось лишь 16. Он также играл за "Спарту" в Лиге чемпионов, а сейчас выступает где-то за границей. Лангер был чемпионом Чехии в составе "Слована" из Либерца. Честно говоря, еще мог бы назвать несколько фамилий, но эти ребята слишком рано отправились в зарубежные клубы: не хотели расти, а торопились заработать деньги. Петра Чеха я, конечно, не считаю своим воспитанником, но он провел за "Блшаны" несколько матчей в то время, когда я возглавлял эту команду. Он тогда тренировался за старших юношей, а игровую практику получал у нас. Такого трудоголика приходилось встречать нечасто, его буквально выгоняли с тренировок. Кстати, тогда я рекомендовал его двум российским клубам ("Спартаку" и "Локомотиву"), но ни один из них не отозвался. – Начиная с 2003 года, в России наметился серьезный интерес к чешским и словацким игрокам. Почему раньше его не было? – Думаю, что одновременно совпали и рост уровня российского чемпионата, и значительный рост благосостояния клубов, выступающих в нем. Раньше футболисты из названных стран чаще рвались на Запад, да и в силу некоторых политических мотивов не торопились в Россию. Скажем так: до определенного времени этот рынок был нашему футболу не по зубам. Можно сказать, вернулся из командировки – Как состоялось ваше возвращение на родину? – В 2000-м году я находился в межсезонье в Москве, и ко мне обратился президент "Спартака" из Щелково, предложивший поработать в его команде. Я был тогда востребован в Словакии, пусть не в самых именитых клубах, но в этой стране великие команды могут тебе доверять, лишь когда посчитают достаточно опытным. В основном все наставники этих команд перешагнули рубеж 50-летия, поэтому я решил вернуться домой. Год в российской второй лиге дал мне очень много: и шишек набил достаточно, и опыта набрался. Я твердо понял, каким стал российский футбол: каким образом проходит подготовка команд, какие существуют взаимоотношения, да и многие другие нюансы стали полностью ясны. Вскоре меня пригласили в "Зенит", где я стал в основном заниматься селекционной работой, а по возвращении в 2005-м в Москву я получил приглашение на аналогичную работу в "Спартаке". – Год назад ваш уход из "Зенита" доставил вам, скорее, отрицательные эмоции. Тем не менее, возвращение в Петербург состоялось. Почему? – Это жизнь. В футболе необходимо всегда быть готовым, что тебя в любой момент «попросят» с занимаемой должности. Так получилось, что, уходя из "Зенита", я ни с кем не прощался, можно сказать, уезжал на некоторое время в командировку (улыбается). Даже мой номер телефона никому не отдали – как чувствовали... Хотя, не скрою, приглашение вернуться в "Зенит" стало для меня довольно неожиданным. Честно говоря, было несколько вариантов продолжения трудовой деятельности, но после размышлений я принял предложение Константина Сарсании возглавить только что сформированный селекционный отдел "Зенита". За прошедшее время в клубе произошло немало перемен: сменились спонсоры, стали другими условия работы. Так что я не сказал бы, что вернулся к тому же положению дел, от которого уходил. После беседы с Сергеем Фурсенко не сомневаюсь: нынешнее руководство сделает все возможное, чтобы работа в "Зените" велась по-футбольному правильно. Начиная cо школы и заканчивая главной командой. – Какие результаты за предыдущий период работы в "Зените" вы считаете своими лучшими достижениями? – В то время мои обязанности были более простыми: просмотреть игрока, дать ему характеристику и либо рекомендовать в команду, либо сделать вывод о его ненужности. Далее уже начинался процесс покупки. Подобным образом обстояло дело с трансфером Эрика Хагена. После просмотра я резюмировал, что, при всем уважении к Мартину Гораку, защитника, равного по классу норвежцу, в "Зените" нет. Тогда был нужен лидер, который стал бы опорой команды в обороне, и Эрик оказался именно таким. Несколько иначе развивалась ситуация с Мартином Шкртэлом – его я хорошо помнил по чемпионату Словакии. Тогда он играл на позиции опорного хавбека и при проблемах с первым пасом не казался перспективным. Однако смена амплуа оказалась ему явно на пользу. Он и сейчас продолжает прогрессировать – не зря им интересуются клубы в Европе. Кроме того, я считаю удачей приглашение в дубль Маюса и Касаева. Оба со временем вполне могли пробиться в основной состав, но получили очень серьезные травмы, стремились как можно скорее вернуться в строй, и у них произошли серьезные рецидивы. Надеюсь, что они все же восстановятся, по своему потенциалу оба могут играть в Премьер-лиге. У нас подобрался боевой коллектив – Произошло ли распределение обязанностей в отделе? Кто будет отвечать за европейский рынок? – (Улыбается.) Распределение обязанностей, конечно, необходимо. Однако мне кажется, что эффективнее мы сработаем командой. Необходимо, чтобы каждый был в курсе всего происходящего и в случае необходимости мог помочь, подстраховать товарища. – Кампоро также будет членом команды? – Безусловно, ведь он находится под моим подчинением, но в его работе есть своя специфика, поскольку он постоянно живет в Южной Америке и редко будет приезжать в Россию. У него богатейшие связи в футбольном мире и мы, конечно же, будем их использовать. Вообще должен констатировать, что коллектив у нас подобрался боевой, активный и профессиональный. – Вы уже успели посмотреть и дубль "Зенита", и команды разных возрастов "Смены". Каковы ваши первые впечатления? – Не хватает перспективных форвардов, но их везде не хватает, даже на уровне Премьер-лиги. Однако сказать легко – необходимо их воспитывать. Возможно, надо внести какие-то изменения в методику подготовки. Этот вопрос будем обсуждать. Кроме того, как и во всей России, наблюдается дефицит защитников. Ведь даже в национальную сборную мы еле набираем четырех человек этого амплуа! Это в такой огромной стране! Опять-таки, у нас любят жонглировать этим фактом, но мало кто задумывается о причинах. – Вас можно было часто встретить на Кубке Содружества, вы хорошо знаете ситуацию в постсоветском пространстве. Почему перестали появляться в российских клубах выходцы из бывших союзных республик? – На Украине есть три-четыре клуба, которые контролируют ситуацию и забирают к себе всех лучших в стране, но и они вынуждены покупать иностранных футболистов. Что касается остальных стран, то там уже давно не вырастают игроки высокого уровня. В первые годы после распада СССР сколько грузинских футболистов попали в серьезные европейские клубы! Сейчас интереса к представителям этой страны уже нет. То же можно сказать и о других самостоятельных государствах – лишь один Шевченко поддерживает марку бывшего Советского Союза. Раньше у нас в стране разрабатывались научные программы подготовки игроков, поэтому и появился такой тренер, как Лобановский. Сейчас прежние методики устарели, а новых нет. Да и с тренерскими кадрами, прежде всего молодыми, наметились серьезные проблемы. Я за последние три-четыре года объездил практически все юношеские турниры, но не видел ни одного игрока, из которого может стопроцентно получиться звезда. Чтобы и быстрый, и техничный, и умный. С каждым необходимо еще работать и работать. Тренеры же, которые обязаны доводить молодежь до основного состава ведущих клубов, зачастую лишь указывают на проблемы в подготовленности юных футболистов, не желая сделать все возможное, чтобы ликвидировать или свести к минимуму его слабые стороны. Но ведь идеального игрока, тем более молодого, в принципе не существует. Например, тот же Бесков частенько брал футболистов из низших лиг и доводил их до уровня своей команды и национальной сборной. Что касается ближнего зарубежья, то там всегда несколько отставали от нас, а сейчас это отставание с каждым годом только увеличивается. Хотя определенных успехов все-таки достигли белорусы. – Этой осенью приоритетным направлением будет поиск футболистов в главную команду, и все остальные направления работы окажутся вторичными? – В любом клубе приоритет отдается первой команде. Когда в ней спокойно, остается время на все остальное. Если же начнет лихорадить основной состав, то все будут работать только на него.


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться