Броня его крепка

"Что этот костолом может на поле? Человека с таким лицом нужно отправлять не на футбольный газон, а сразу в тюрьму!" Примерно такой была реакция российских болельщиков, когда в начале 2005 года "Зенит" приобрел центрального защитника Эрика Хагена.
«Что этот костолом может на поле? Человека с таким лицом нужно отправлять не на футбольный газон, а сразу в тюрьму!» Примерно такой была реакция российских болельщиков, когда в начале 2005 года «Зенит» приобрел центрального защитника Эрика Хагена. Действительно, у тех, кто видит норвежца впервые, складывается впечатление, что перед ним не футболист, а вышибала в пивнушке. Однако стоит познакомиться с рыжим викингом поближе, и мнение о нем радикально меняется.«Более скромного, нежного и ранимого человека я в жизни не видела, - рассказывает одна из поварих на базе «Зенита». - Эх, была бы я лет на 20 моложе, он никогда не уехал бы из Питера!» Сам Эрик прекрасно знает, какое впечатление его внешность производит на окружающих. - Что, страшно? А я еще вот так могу! - смеется Хаген и делает такую жуткую физиономию, что, увидев ее, викинги времен завоевания Нормандии наверняка единогласно избрали бы Эрика своим конунгом. Довольный произведенным эффектом, Хаген обезоруживающе улыбается. Эрик Хаген появился в «Зените» в конце зимы 2005 года по требованию Властимила Петржелы. Тому после футбольного сезона 2004 года, когда «Зенит» занял обидное четвертое место, срочно требовались квалифицированные и опытные центральные защитники. Во-первых, потому, что именно из-за проблем в центральной зоне обороны сине-бело-голубой корабль получил массу пробоин. А во-вторых, Петржеле понадобился этакий шеф обороны, который возглавил бы защитников и подсказывал им, как в тех или иных ситуациях действовать на поле. Скоро стало ясно, что с шефом чешский специалист угадал на все сто. Очевидцы вспоминают: стоило Эрику в одной из первых «двусторонок» прикрикнуть на игравшего с чисто югославским разгильдяйством Милана Вьештицу, как тот начал выкладываться по полной программе. Еще больше авторитет норвежца вырос во французском Фон-Раме, где «Зенит» проводил ставший знаменитым первый предсезонный сбор. Тогда Петржела предложил изумленным футболистам встать на лыжи и пройти по пересеченной местности несколько десятков километров. - Для меня задание коуча стало сюрпризом, - вспоминает Хаген. – Я не ходил на лыжах уже много лет и, честно говоря, очень боялся ударить в грязь лицом. Точнее, упасть им в снег. Но, слава Богу, пронесло, откатал вроде неплохо. Тут он явно поскромничал. С завистью глядя на то, как норвежец мощными толчками катит по лыжне, менее искушенные в зимних видах спорта зенитовцы переименовали Хагена в Бьерндалена. Впрочем, если на партнеров по «Зениту» внешность Хагена действовала самым лучшим образом, то судей откровенно пугала. Когда форварды соперников падали после контакта с ним, люди в черном (они же – в желтом) без колебаний доставали из карманов «горчичники».В 2005 году в 28 играх чемпионата России Хаген получил 12 желтых карточек, и это просто выводило норвежца из себя. - Поначалу я был в шоке от судейства в российском чемпионате.У меня голова шла кругом. Как судьи могут верить таким картинным падениям? Бывает, к игроку только прикоснешься, а он уже падает, бедный... И рефери вместо того, чтобы показать ему карточку за симуляцию, дает ее мне. Первые месяцы в Петербурге дались Хагену настолько тяжело, что он даже начал подумывать о возвращении на родину. - Дело не только в судьях, - уверяет норвежец. - Мне было очень сложно привыкнуть к такому огромному городу, как Петербург. Постоянное движение, множество разных звуков, люди, снующие туда-сюда… Все это поначалу нервировало. Я никогда не жил в подобных условиях, был не в своей тарелке, не мог сосредоточиться. Может, поэтому у меня поначалу и в «Зените» не все получалось. О том, что я недостаточно комфортно чувствую себя в Петербурге, быстро узнали за пределами команды, меня звали «Русенборг», «Волеренга», несколько английских клубов. Но мне помогла моя девушка Бригитте. Она сказала, что была в хорошем смысле шокирована моим решением поехать в Россию, после чего я стал ее героем. А потом дала понять: если спасую перед трудностями, много потеряю в ее глазах. Такого я допустить не мог. К концу прошлой весны жизнь Хагена стала постепенно налаживаться. От темпа большого города Эрик отгородился, поселившись в небольшом коттедже в Удельной, который сдал ему попавший в опалу к Петржеле одноклубник Мартин Горак. А вскоре у Хагена в Петербурге появился первый настоящий друг. - Однажды перед базой «Зенита»я увидел бомжа, который тащил с собой щенка. У меня не было никаких сомнений, что он хочет его съесть! - вспоминает футболист. – Я тогда отбил собаку. Бродяга долго ругался, грозил мне палкой... Веселый щенок, породу которого, наверное, не смогла бы определить ни одна лаборатория по производству модифицированных продуктов, быстро стал любимцем всех зенитовцев. Учащиеся одного ПТУ смастерили для собаки Хагена конуру, где та на первых порах очень любила ночевать. Не проходило и дня, чтобы Кержаков, Радимов или Аршавин не скармливали ей кусок ливерной колбасы. Однако Эрик ревностно следил за щенком, которого назвал Джерри. Кормить - кормите, а играть - ни-ни. Норвежец мог часами забавляться с собакой: например, ходить по базе с Джерриком, вцепившимся ему в штанину. - Мы с моей девушкой несколько раз мыли Джеррика дома в ванной, отдраивали его от репейников и колючек, - говорит Хаген. - Я оплатил курс уколов у ветеринара от всяких инфекций и купил специальный ошейник от паразитов. Но идиллия продолжалась недолго. Собака подросла, на базе ей стало скучно, и она целыми днями носилась со стаей «шариков» у конно-спортивного клуба рядом с базой «Зенита». А два месяца назад пропала без вести. - Безумно жаль, - вздыхает Хаген. - Я к Джеррику очень привязался и даже хотел забрать его в Норвегию... Сегодня Эрика Хагена можно с полным правом назвать одним из лидеров «Зенита». Достаточно сказать, что в результате тайного голосования на выборах капитана норвежец занял почетное третье место, уступив только признанным авторитетам "сине-бело-голубых" Радимову и Аршавину. - Не открою Америки, если скажу, что в прошлые годы мы словно давали сопернику фору в один мяч. Все понимали, что хоть один гол, но обязательно пропустим, - говорит Аршавин. - Теперь «Зенит» может себе позволить играть от обороны, где есть Хаген. Впрочем, самому норвежцу не нравится, когда его клуб делает акцент на игру в защите. - «Зенит» любят за то, что он атакует, а не обороняется, - довольно резко говорит Хаген. - Когда у нас есть такие нападающие, как Шава и Керж, мы просто не можем позволить себе отходить назад. В таких случаях часто начинается паника, суета, а я все это ненавижу. В том, насколько Хаген ненавидит игру от обороны, убедилась… дверь в раздевалке «Петровского». Ее норвежец разломал после окончания первого матча группового этапа Кубка УЕФА с португальским «Гимарайншем». - Во второй половине матча мы играли безобразно. Нападающие и хавы словно забыли, что они тоже должны отрабатывать в обороне. Все закончилось кошмаром, только чудом нам не забили гол. Такой плохой игры в моей карьере еще не было, поэтому я сорвался. Кстати, за это с меня содрали штраф в несколько тысяч рублей. Но партнеры, видимо, настолько испугались, что теперь на произвол судьбы защиту не бросают. Сам Эрик Хаген утверждает, что, несмотря на брутальность, он всегда отличался миролюбивым характером. Даже в школе, когда остальные сверстники гоняли голубей, играли с собаками или просто дрались, Хаген предпочитал в одиночку прогуливаться по лесу или собирать мозаику. Правда, иногда сущность викинга все же брала свое. - Многие люди смотрят на меня и говорят: он, наверное, дерется каждый день. Но я терпеть не могу драки и вообще силовые способы решения проблем. Хотя... У меня в школе был друг, от природы очень слабый. В наш класс перевели одного задиру, и он стал к моему приятелю приставать, учебники отнимать. Я отвел забияку в сторону и сказал: если он будет обижать моего друга, получит в нос. А чтобы страшнее было, ударил кулаком по старому столу, который сразу развалился. До сих пор помню, как тот парень побледнел. Больше он вообще ни к кому не приставал. А вот еще история. В юности друзья после долгих уговоров вытащили Эрика на дискотеку, и он тут же вляпался в приключение. - Какой-то подонок выхватил у одной девушки сумочку, вскочил на мотоцикл и попытался смыться. Его задержать я не успевал, но сумел схватить мотоцикл. Несколько секунд я и мотоцикл боролись, кто кого перетянет. Потом мне это надоело, и я резко крутанул его в сторону. Парень упал, и на него тут же накинулись знакомые той девушки. Хаген на несколько секунд замолкает, еще раз переживая подробности приключения, а потом с видимым удовольствием говорит: - Я думал, инцидент исчерпан, но в тот вечер девушки, которые видели стычку, буквально висли у меня на шее. Сначала их было пять, потом десять - и моложе меня, и старше… Я очень смутился, не знал, как себя с ними вести, но было очень приятно. Впрочем, нет у Хагена проблем с женщинами и сейчас. По частоте упоминания на указательных знаках, заборах и деревьях вблизи базы «Зенита» его фамилия «уступает» только надписям «Кержаков» и «Аршавин». Не проходит и недели, чтобы одна из многочисленных поклонниц защитника не прислала ему очередное признание в любви или плюшевого медведя. Как-то возвращаясь в коттедж, Хаген увидел сидящую неподалеку от двери девушку. Та продрогла, но до последнего ждала своего кумира. - Пришлось приглашать ее в дом, отпаивать чаем и давать автографы. Не знаю, что бы я делал, если бы у меня была ревнивая подруга. Но она все понимает, может лишь пожурить, когда видит эти записочки. Она большая умница, настоящий огонек в моей жизни. Правда, лететь на этот самый «огонек» Хаген пока не спешит. - Слишком рано, я еще не созрел для серьезных отношений, - говорит норвежец, которому 20 июля стукнул 31 год. Со своей избранницей Эрик встречается уже несколько лет, причем их отношения тянут на настоящий служебный роман. - Когда я играл в «Волеренге», часть тренировок мы проводили в бассейне. Там работала девушка, которая учила нас правильно плавать, чтобы задействовать нужные группы мышц. Увидев ее, я сразу понял: надо знакомиться! Однако чтобы ее завоевать, пришлось попотеть, ведь Бригитте была настроена против романа с футболистом. Хаген знает, как его любят в Питере, и платит болельщикам взаимностью. А еще полностью разделяет их мнение о «руке Москвы», которая не дает «Зениту» занять высокое место в чемпионате. - Согласен, что в прошлогоднем срыве, когда «Зенит» занял шестое место, виноваты мы сами. Но я был в шоке, когда на собственной шкуре узнал, что начинает твориться в России за 5-7 туров до конца чемпионата! Судьи принимают невероятные решения, закрывают глаза на офсайды, не фиксируют толчки, стремятся «посадить» тебя на карточку. У вас в порядке вещей считается так называемая стимуляция одного клуба другим. «Зенит» же в такие игры не играет. Время в России не прошло для Хагена даром, за «Зенит» он болеет и радеет не только по долгу службы. За это время норвежец пропитался холодным морским воздухом Петербурга, проникся очарованием печально-серого неба и особенной душевностью жителей северной столицы. - Я живу тут не так давно. Но мне хватило времени понять, что Питер - совершенно уникальный город. Сначала он не слишком приветлив к гостям, однако если ты заглянешь ему в душу, он околдует тебя, и ты не сможешь его забыть. Здесь неповторимая энергетика. Те, кто ее почувствовал, могут считать себя счастливыми людьми. Виртуальный Хаген Эрик Хаген всем видам отдыха предпочитает компьютер. - Очень люблю всяческие стратегии, меньше - «стрелялки», - рассказывает Хаген о своем хобби. - Когда перед игрой мы сидим на базе, я практически все свободное время уделяю компьютеру. В последнее время увлекся Rome: Total War. Могу играть часами! Древний Рим, битвы, захват государств… Супер! Правда, иногда приходится отвлекаться на футбол. Хаген о… О русском языке: «Это что-то! Не представляю, как можно хорошо его выучить. Но я пытаюсь, занимаюсь с преподавателем. Кроме того, мне очень помогают ребята». О России: «Все представления норвежцев о России - двадцатилетней давности. Для многих здесь до сих пор советская власть». О болельщиках «Зенита»: «Пусть банально, но нет большего удовольствия, чем играть при заполненных трибунах, горячо тебя поддерживающих. Не то, что в Лужниках». О сборной: «В Норвегии всегда было много центральных защитников хорошего класса, можно сказать, это у нас самая беспроблемная позиция. Наши дефы в «Манчестер Юнайтед» играли! Поэтому и пришлось долго ждать своего часа. Хорошо, что вообще дождался». Об идеале: «С детства обожал «Милан»! Очень нравились Барези и Мальдини. Мне по душе серия А в целом. В ней собраны сильнейшие футболисты мира. С удовольствием смотрю игры «Милана» и «Юве» в Лиге чемпионов. Потрясающие команды!» О танках: «В «Волеренге» меня прозвали Танком. После того как в одном из матчей очень жестко пошел на соперника. Прозвище приклеилось».


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться