Александр Кержаков: Интервью после Чемпионата Мира

Александр Кержаков: Интервью после Чемпионата Мира

Ваши ощущения по итогам выступления на Чемпионате Мира?

Я конечно доволен, что выступил на Чемпионате Мира. Эти ощущения у меня преобладают над ощущениями, что сборную постигла неудача. Сейчас эмоции уже немного отлегли, но все равно я доволен, что мне удалось сыграть. Пускай 10 минут, но удалось.

Ваши ощущения мяча, который непонятно как летает, и футбольных полей.

Мяч для футболистов наоборот удобен. Он легче, он летит своеобразно, когда удар очень сильный. Для вратарей хуже. Поля: было странное поле в Кобе, когда играли первую игру с Тунисом, потому что трава была немножко высокая и она хаотично росла. И поэтому мяч, когда его передавали низом по траве не слишком сильно, катился зигзагами.

Состояние поля на базе, которое частично выжигалось, помешало подготовке?

Нет. Упражнений на все поле не было. Были квадраты на небольшом участке поля. Поле было в идеальном состоянии для таких упражнений. И это никак не сказалось на нашей подготовке.

А нужны квадраты вообще?

Ну, наверное, нужны. Раз тренер, неоднократный чемпион России, их использует, наверное, это какие-то плоды дает.

Не показалось ли Вам, что это здесь работает, а там все по-другому?

Это не мне судить. Это было виднее со стороны. На мой взгляд, команда играла хорошо. Чего-то не хватило. Для меня эти тренировки по тактике много дают, потому что квадрат на определенном участке поля развивает быстроту мышления технику. Поэтому это очень нужно каждому, я так считаю.

Играют ли ветераны объединяющую роль в сборной?

Атмосфера была благоприятной. Это и есть. Ничего напряженного, никакого давления со стороны я на себе не ощущал и не ощущаю. Я могу сказать, что микроклимат был хороший. Отношения с ними, общение проистекало так же легко, как и с Димой Сычевым, с Маратом Измайловым. Я так же мог поговорить со Станиславом Черчесовым, с Витей Онопко, со всеми возрастными игроками. И они никогда не уходили от беседы и от каких-то вопросов, интересующих меня.

О чем, например, вы разговаривали?

Например, я мог спросить у Стаса Черчесова, как развивается футбол в Австрии, где он живет вообще, как, какое там питание: то есть, ну всё мог спросить. Ничего такого не было, на что он не мог бы ответить, и вообще меня избегал.

А Олег Иванович беседовал с футболистами?

Я на себе этого не ощущал. Он подсказывал во время тренировок, но он такой тренер, что общение у него происходит только на тренировках с игроками и на установках перед игрой.

Япония и условия проживания там были ли для Вас чем-то необычным?

Необычным был климат. Очень большая влажность. Душно было и тренироваться, и вообще находиться на улице. Вот это необычно.

Потом, необычным для меня стала организация, отношение японцев к нам. Они очень дисциплинированы, у них все расписано. Они очень добродушны, доброжелательны, ни в чем не отказывали нам, все выполняли. Если были просьбы, например, подстричься, они всегда организовывали парикмахерскую. Какую-то покупку нужно было через переводчиков японских сделать, они покупали.

Что просили купить?

Рапопорт: Сувениры.

Вас выпускали с базы?

Нет, не выпускали. Только когда мы организованно куда-то ехали все вместе, а по одному никого не выпускали.

А куда ездили?

Организовано мы поехали один раз в магазин. Но получилось так, что мы приехали в супермаркет, и нас уже встречала огромная толпа людей. И в магазине это продолжалось. Они хотели сфотографироваться и взять автографы. И никто не успел себе ничего купить. Все закончилось тем, что все через полчаса поехали обратно.

Такая ситуация только в лагере нашей сборной, или в других тоже самое?

Я не знаю, я не был в лагерях других сборных. Мне сложно судить об этом.

Невозможность выходить мешала?

Это не мешало ничему, на мой взгляд.

Говорилось, что игроки (и в частности Кержаков) подвержены травмам на тренировках. Это от отдачи на тренировках?

Травм серьезных не было. Это чисто футбольные травмы. Я не считаю ушибы травмами. Ушибам подвержены все футболисты, поэтому считать это какой-то травмой бессмысленно. Часто попадало, но это участь нападающего.

Вас предупреждали заранее, что выпустят на поле, может быть в перерыве?

Нет, ничего особого не было. Я узнал, что выхожу на поле, только когда подошли и позвали.

Что сказал тренер перед тем, как выпустить на поле?

Он сказал, чтобы я играл на передней линии.

В моменте, когда Вы били головой, мог бы быть гол?

Гол может быть откуда угодно. Конечно же, где-то может быть, меня переполняли эмоции, огромное желание забить. Но я принимал мяч стоя, наносил удар. Если бы я двигался навстречу, то было бы по-другому. Но так вышло.

Сейчас часто вспоминаете этот момент?

Не совсем часто, но вспоминаю.

А пас Сычеву?

Его реже вспоминаю.

Вы помните, как выполняли этот пас, Вы видели в этот момент Сычева?

Помню, конечно. Я развернулся и увидел, что Дима сделал движение за спины защитников.

Выход Кержакова не в основном составе, а на замены.

Рапопорт: я предполагал, что, играя у нас в основном составе и не имея опыта выхода на замены, ему сложно будет входить в игру. Это определенное искусство. Есть футболисты, которые не всегда умеют войти в игру и любят начинать с начала. Но вот этот отрезок сашин десятиминутный показал, что больших проблем нет. Даже жалко было, что отрезок такой маленький.

Есть ли такие проблемы у Кержакова?

Бывает, когда выходя на замену в прошлом сезоне, я не то, чтобы некомфортно себя чувствовал, но как-то внутренне считал, что это не моё - на замены выходить. Но это нужно. Если ты не попал в стартовый состав, ты должен готовиться выйти на замену. И показать за короткий отрезок времени то, на что ты способен.

Вы читали в Японии российскую прессу?

Читали через интернет. Через сайт "Спорт-экспресса".

Олег Иванович говорил, что против медленных бельгийцев должен сыграть Кержаков? Вы знали об этом?

Нет, я не знал. Мне сказали об этом после матча.

Что сказал ваш отец, когда вы с ним разговаривали после матча?

Сказал, что молодец, что не растерялся, когда вышел на замену. Больше ничего не сказал.

А брат?

Брата я только сегодня увижу.

Рапопорт: брат тоже футболист. Играет в нашей зенитовской школе, только в воротах.

Что вы скажете о переходах игроков в зарубежные клубы? Идут разговоры, куда переходит Сычев, куда Онопко.

Я не знаю. Этим не то, чтобы никто не делился, но я этого не наблюдал и поэтому говорить об этом не могу. Но о Диме Сычеве я узнал одновременно с ним, потому что мы смотрели интернет, и там было написано, что его приглашают в Интер. Вот только с ним узнал.

Подходили ли к игрокам селекционеры других клубов?

Это было бы сложно сделать, так как была охрана, и пропускали только по аккредитациям.

Так как Саша теперь игрок сборной, нет ли желания пересмотреть контракт?

Рапопорт: у Саши действующий контракт. Он петербуржец, он зенитовец. Наверняка, президент клуба Виталий Леонтьевич Мутко будет вести, как ведет со всеми футболистами, своевременные переговоры о продлении контракта. Конечно, мы дорожим своими игроками. Тем более воспитанниками петербургского футбола. И у нас не может быть мыслей о том, чтобы Саша играл в другой команде. Это естественно для нас всех. И касается всех наших футболистов. Во всяком случае, микроклимат, который есть в команде, позволяет футболистам здесь играть долго.

Что Саша думает по этому поводу?

У меня контракт до конца 2003 года. А там уже посмотрим.

Травма Мостового. Он тренировался в сборной вместе со всеми или нет?

У него была травма. Я даже не знаю конкретно какая. Микронадрыв мышцы задней поверхности бедра. Но он тренировался сначала по индивидуальному графику, небольшие пробежки делал. Потом, после первой игры, он стали играть в квадрат, но все равно нагрузка не была полной. Перед игрой с бельгийцами он уже полностью проводил тренировки с нами в общей группе.

После окончания матча с бельгийцами Вы направились утешать Диму Сычева. Появилась ли в Вашей коллекцией какая-то майка: бельгийцев:?

Нет. Никакой майки не появилось. Не было даже мысли меняться. Не потому, что я имею что-то против бельгийцев. Просто было какое-то опустошение, и я не думал об этом. Ну а Дима очень сильно расстроился. Мы все переживали. Просто он такой человек, не смог перебороть свои чувства и заплакал.

Что Вы ему сказали?

То, что говорят в таких случаях.

Но мы не были в таких ситуациях.

Не были, и хорошо, что не были.

У Вас не было такого чувства, что сборной в Японии не хватало Андрея Аршавина?

На мой взгляд, конечно. Мне его всегда не хватает в игре. Но это же решает тренер. Мне его всегда не хватает на поле.

Когда команда возвращалась домой, игроки высказывали какие-то мнения, предположения, почему все так произошло?

Нет. Ничего такого не было. Мы спокойно летели и старались отдалиться от футбола, от воспоминаний об этом чемпионате. Может кто-то о чем-то и размышлял, но чисто внешне это не проявлялось.

После прилета сборной в Москву в аэропорту только 4 футболиста вышли пообщаться с журналистами. Почему этого не сделали другие? И почему этого не сделали Вы, ведь в Японии Вы общались с журналистами?

Во-первых, нам не то, чтобы запретили, но сказали, что опасно выходить туда, потому что запланированы какие-то акты. Вплоть до избиения. Это нам сказал милиционер, который вошел в самолет сразу же после прилета. И сказал, что никто не должен выходить. И поэтому я даже не знал, что туда вышли игроки. Нас всех собрали возле автобуса, который привезли прямо на взлетную полосу. Мы забрали вещи, сели и поехали.

Если честно, я бы пообщался с журналистами, потому что людям интересно. Но можно и поставить себя на место милиционера. Вдруг, правда, что-то случилось, тогда он бы был виноват. От этого никто не застрахован.

Было сообщение, что в Москве квартиры игроков сборной будут охраняться сотрудниками МВД. У Вас нет опасений, что в Петербурге что-то подобное может произойти?

Пока от болельщиков, тех людей, которые меня узнавали на улице, я слышал только добрые слова. И никаких слов упрека я не слышал. Поэтому надеюсь, тьфу-тьфу-тьфу (три раза постучал по дереву), что такого не случиться.

По поводу взаимоотношений такой вопрос. Вы близкие друзья с Андреем Аршавиным, а на экранах было видно, что Вы и с Сычевым в хороших отношениях.

Ну да, я его очень давно знаю, потому что мы жили в интернате. У нас есть, что вспомнить, о чем поговорить. Да и возраста мы одного.

Вы только с ним общались?

С ним, с Русланом Пименовым, с Маратом Измайловым. Конечно, кто по возрасту нам подходит, с теми у нас общие интересы. Поэтому с ними как-то легче. Легко со всеми.

Рапопорт: а в номере жил со Смертиным.

Вас расселяли по номерам по желанию?

Расселяли уже после сбора. В Бору все жили парами. Я жил с Андреем Аршавиным, а Алексей жил с Корякой. Так получилось, что Андрей не поехал, и я остался один. И Леша Смертин тоже остался один. И так получилось, что мы жили с ним в одном номере.

С ним легко общаться?

Да, очень.

Какие-то он полезные советы давал?

Советов никаких не давал. Он такой человек. Мы просто общались. Я спрашивал его, как он живет во Франции, какой там климат, микроклимат в команде и в городе.

Вы общались со Смертиным, Черчесовым. Не захотелось самому уехать в западную команду?

Я даже не думал пока. Как можно. Это такой вопрос, на который очень сложно сейчас дать ответ. Но, когда общался, я не думал.

Сейчас по приезду уже поступают предложения от каких-то клубов?

Нет.

В интернете есть информация, что ЦСКА интересуется Вами?

Нет. Ничего не поступало.

А клуб не ведет переговоров?

Рапопорт: те отношения в нашей команде подразумевают, что мы не будем терять своих футболистов, которые у нас играют. Во всяком случае, не хотим этого делать. Вопрос, который задается в таком плане, мне кажется неправильным. У нас нет желания терять своих футболистов. Хочу напомнить, что даже те футболисты, которые уходили из команды, от которых Зенит по каким-то причинам отказывался, насколько я знаю, они уходили не по собственному желанию. У них не было желания уходить. Даже в прошлом году Саша Горшков до последней минуты хотел играть в Зените. Это уже было дело главного тренера. То же самое касалось и Деменко. Это все футболисты приезжие, а Саша наш воспитанник, которого я знаю лет с семи, с восьми. Воспитанник нашей футбольной школы. Конечно, жизнь человека идет, меняются его взгляды. Наверняка у него есть какие-то планы, мысли. Но я думаю, что преждевременно ему сейчас задавать эти вопросы. Он мыслями с командой. Завтра он присоединиться к Зениту. У нас в разгаре Чемпионат России. У него еще следующий сезон. Поэтому у него еще есть время все обдумать.

Кержакову не будет предоставлена возможность отдохнуть?

Рапопорт: Я думаю, что он больше в Финляндии отдохнет, чем здесь. У него здесь огромная нагрузка свалилась. Ему и в институт надо, и вот встречи, и еще много дел. Там он присоединиться к команде. Вместе с Юрием Андреевичем они завтра туда уезжают. И потом эти 3-4 дня будут полезны, чтобы немножко перестроиться, настроиться на предстоящие игры. У нас уже не за горами продолжение чемпионата. Поэтому я думаю, ничего страшного нет в том, что он завтра поедет в Финляндию. Аршавина повидается, давно не видел. У нас там остается одна игра двадцать четвертого. Он должен в ней принять участие. И 25.06 команда вернется.

Каково сейчас состояние Юрия Андреевича Морозова?

Рапопорт: Я общался с Юрием Андреевичем вчера, общался сегодня. Насколько я понял, он выписан, закончил курс лечения, который ему преписывали. Завтра он присоединяется к команде. Визуально он выглядит нормально. Он вообще по характеру боец, поэтому настроен на работу. В болезни любого человека ничего хорошего нет. Но мы надеемся, что он сможет продолжить работу.

Перед началом Чемпионата Вы говорили, что фаворит Бразилия. Вы по прежнему продолжаете за нее болеть?

Да, я за них буду болеть.

На Чемпионате Мира многие игроки "засвечиваются" и их стоимость повышается. Стоимость Кержакова возросла?

Рапопорт: Я считаю, что вообще когда человек попадает в сборную своей страны, да еще принимает участие в Чемпионате Мира, конечно возрастает. Цена футболиста - это его заслуга, и заслуга клуба. Я могу привести Вам такие примеры: не называю фамилий, но перед ЧМ на меня выходили разные агенты, менеджеры, которые предлагали футболистов в Зенит, тех, которые впоследствии приняли участие в ЧМ. И всегда разговор начинался с того: "берите его сейчас, потому что после ЧМ его цена будет в два раза дороже". Могу Вам сказать, что не один из этих футболистов дороже не стал, думаю, что стал дешевле. Чего я не могу сказать о Саше.

Сколько стоит сейчас Кержаков?

Рапопорт: Это вопрос не ко мне. Я не могу и не хочу оценивать футболиста нашего, питерского. Мы так тяжело их выращиваем. Столько сил и труда вкладываем, чтобы появились Кержаковы. И он это понимает. Дело в том, что он прошел колоссальнейший путь от детской нашей школы. Он все знает. Весь наш город. Все наши футбольные поля. Наш стадион на Бутлерова, где уже дышать нечем от тления этого ковра, которому уже 30 лет. То есть мы выращиваем футболистов, и задача клуба, чтобы футболисты, которые выросли в Петербурге, оставались играть в Зените. Кстати говоря, многие талантливые футболисты, предыдущее поколение, были преданы нашему городу. И многих приглашали. И такой игрок, как Владимир Голубев (Вы его прекрасно знаете, это тренер нашей школы), если бы ушел в то время в киевское Динамо, провел бы не 2-3 матча, а значительно больше. Но он остался предан команде. Это и Завидонов, это и Дергачев, целая группа футболистов. Задача клуба, президент, конечно, этим занимается, чтобы ребятам было здесь комфортно. А учитывая интерес к Саше, к Зениту, те болельщики, которые ходят на футбол создают хорошую обстановку, ребятам приятно здесь играть. Ну а остальные вопросы должен решать, конечно, клуб, чтобы у них не было проблем.

Но Панова же продали.

Рапопорт: Жизнь идет, меняется. И конечно происходят какие-то ситуации, когда игрок перерастает клуб. И ситуация возникает, что ушел Панов, а на его место пришли другие футболисты. Подошло время. Я думаю, что все это было сделано правильно и вовремя. Чего нельзя сказать, например о Титове. Это мое субъективное мнение. Может быть, он принес больше пользы сборной России, если играл бы в зарубежном клубе. Все должно быть своевременно сделано. Поэтому говорить о таких молодых футболистах, как Саша или Андрей Аршавин, или Измайлов, может быть, еще рано. Есть момент, который наступает, и вполне вероятно, что с Пановым так же произошло (я не работал тогда еще в клубе). Но он был на гребне. Лет ему было 25. Так что это все индивидуально для каждого.

Тяжело бремя славы после ЧМ?

Смотря в чем это проявляется. Я не ощущаю это в жизни. Только когда меня узнают, но это приятно. Никакого груза я на себе не ощущаю.

Звонки домой?

Только корреспонденты.

Если Романцев, пригласив Вас в сборную, в итоге не взял на ЧМ, это было бы серьезным ударом по самолюбию?

Я бы отнесся к этому с пониманием. Если меня не взяли, значит я чего-то не показал, чего-то не хватает.

А Андрей Аршавин?

Я думаю, что он уже не маленький и понимает все сам прекрасно.

Что Вы ему скажете по приезду?

На счет сборной я не буду ничего говорить. Я начну о чем-нибудь другом спрашивать. Он уже все знает. Я уже поговорил с ним по телефону. Поэтому ничего нового я ему не скажу.

Рапопорт: наоборот, это Андрей будет ему рассказывать, как с Миланом играли, о мерседесе.

Какова судьба мерседеса?

Рапопорт: Я, честно говоря, не знаю. Потому что команда была после этого отпущена. Как они там решили, я не знаю. Так же как у вас, у меня информация, что они вроде бы поступили, как это принято в таких случаях: автомобиль продается, и деньги делятся. Я узнаю и постараюсь в ближайшее время вам ответить.

Состав на вторую половину Чемпионата.

Рапопорт: Состав у нас пока тот же, что и был. Добавился, поехал на сборы Огородник, который восстановился после травмы и тренируется в общей группе. Сережа Осипов пока еще не готов. И видимо вряд ли в ближайшее время. Хотя он уже бегает и более-менее в нормальном состоянии. Остальные все готовятся и тренируются. Что касается новых футболистов, мы же взяли игроков, надо, чтобы эти адаптировались. Не так все просто. Мы трех футболистов выпустили в этом году в Зенит, и еще требуется время, чтобы они освоились и сыгрались. Один матч - это мало. Мы сейчас больше смотрим на то, что бы приглашать в Зенит молодых футболистов. Футболистов, которые здесь бы росли, так же как это произошло с Сашей. Я тщательно просматриваю и регион наш и юношеские соревнования. Стараемся просмотреть молодых футболистов, которым до 20 лет, которых можно здесь уже вырастить в Зените.

Это не от бедности?

Рапопорт: Если мы сумели приобрести футболистов зимой, то, наверное, о бедности это не говорит. Я не думаю, что сейчас есть клубы, которые имеют спокойную финансовую обстановку. У всех, конечно, какие-то проблемы есть, есть ряд сложностей. Может, у ЦСКА их нет, я не знаю. Но Зенит всегда на уровне.

Проясните, пожалуйста, ситуацию с Сычевым. Как его упустили?

Рапопорт: Ситуация достаточно простая, я уже отвечал на этот вопрос. Саша с ним жил в интернате, но он не питерский. Он из Омска. Он сюда приехал, и его присмотрели на каком-то юношеском турнире, привезли его сюда. Но у него в тот момент уже появился какой-то агент, отец приезжал сюда. Они поставили определенные условия для того, чтобы он здесь играл. Эти условия, наверное, не смогли решить. Я думаю, что может причина в том, что в тот период ему было лет 16, и эти условия были завышены. С другой стороны, может быть, кто-то в тот период не разобрался в его истинных возможностях. Но после этого он уехал в Тамбов, играл в Спартаке тамбовском. И уже там агенты, которые ищут молодых футболистов, его нашли. В таком положении очень долго был Деменко. Но здесь Диме повезло, что его отдали в Спартак. Но всех футболистов все равно не возьмешь. Конечно, какие-то потери есть. У нас сейчас происходит ситуация, о которой я могу говорить. Уезжают ребята ленинградские. Родители думают, что это уже звезда, и со школы, с интерната. Ведь не у футбольных школ наших ни у "Смены", ни у "Зенита", с родителями воспитанников нет никаких юридических обязательств. Если, придя в команду Саша подписал контракт, значит, он стал зенитовцем. А когда играл он в нашей школе, там все идет только на доверии к тренеру, к директору школы. А сейчас пришел папа, забрал мальчика и увез его на смотрины, предположим, в Спартак московский или в ЦСКА. Я сейчас с большим трудом просто отбил двух футболистов 88 года рождения из ЦСКА. Вернул их сюда. Сейчас они в "Смене" и подписал с ними контракт. Не буду фамилии называть. 88 года рождения. Им по 14 лет. Я с ними подписал недавно контракт. Они уже уехали в Москву в ЦСКА. Вот какая идет борьба за футболистов 88 года рождения. Как только им исполняется 14 лет и они имеют право подписывать контракт, с ними рядом разные люди появляются. Я не говорю, что это плохо. Так это делается во всем мире. Но задача нашего клуба, чтобы мы своих футболистов удерживали. И если президент клуба Зенит звонит президенту клуба ЦСКА и пытается определить судьбу футболистов 88 года рождения, то можете представить, как серьезно мы сейчас относимся к подготовке своих резервов. И это не от бедности, а оттого, что мы сами стали готовить себе кадры.

Здоровье футболистов на сборе.

Рапопорт: Они все здоровы. Сбор проходит в нормальных условиях. Я сам ездил, договаривался по этому сбору. Там центр подготовки сборной команды Финляндии. Там хорошие условия. Это недалеко от Хельсинки. То, что Юрий Андреевич говорил в прошлом году, что надо немного "подзарядить батарейки". В прошлом году после финского сбора команда прибавила резко. И надеемся, что и сейчас это произойдет, потому что у нас сейчас очень сложный график игр. У нас назначена игра с Ураланом на 20 число. Предварительно был перенесен матч на 24 во Владикавказе с Аланией, но по решению нашего тренерского совета мы игру вернули на 23. Для того, чтобы не возвращаться в Санкт-Петербург.

У Вас сейчас нет какого-то опустошения после игры на ЧМ?

Нет, опустошения никакого нет. Я после того, как приехал сюда уже оставил все свои мысли. Но все-таки сбивают и интервью, и постоянные напоминания о сборной. Но я не опустошен, я готов двигаться вперед.



1 комментарий

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • Кирилл
    0
    26 10 2010 в 01:15           
    Молодец, хорошо отвтеил.