Геннадий Хубулава

Главный кардиохирург Санкт-Петербурга и Северо-Западного федерального округа, главный кардиохирург Министерства обороны, родился и вырос в Грузии, болел за тбилисское «Динамо». Но после окончания учебы в Военно-медицинской академии в Ленинграде, которое пришлось на чемпионский для «Зенита» 1984 год, Геннадий Григорьевич уже не упускал из виду нашу команду. А к концу 1980-х он ощутил, что «Зенит» занял важное место в его жизни.

Hubulava_SHL_5852.JPG

Последние лет шесть у меня два абонемента на «Петровский», на одни и те же места. Со мной в основном ходит жена. Даже на игру с «Андерлехтом», когда в Питере было минус 19 градусов, она тоже собралась: «Как же такой матч пропустить!» Многие, кто сидит рядом с нами, ходят на тот же восьмой сектор не один год, так что мы успели познакомиться. А о том, что я врач, соседи по сектору узнали так. Я пришел на стадион прямо с работы, в костюме, а в кармане лежала пачка визиток. И когда «Зенит» забил гол и мы все подпрыгнули, они у меня веером рассыпались по окружающим рядам. Народ их собрал. «О! — говорят. — Доктор!»

Как-то на обходе в Военно-медицинской академии пациент показался мне знакомым. Говорю ему: «Где-то я вас видел!» Он сначала меня тоже не признал, сказал только, что мы и правда, кажется, встречались. Тут я вижу, что лежит-то он в зенитовской футболке! Тогда все стало ясно. Говорю: «Вы сидите на стадионе позади меня!» Я его прооперировал, сейчас продолжаем вместе ходить на «Петровский», созваниваемся перед матчами.

Накануне домашней игры с «Баварией» в 2008-м у меня поднялась температура — 39. Точнее, я два дня дома пролежал, не вставая. А на следующее утро после матча мы должны были улетать с семьей в отпуск. Жена очень удивилась, что я решился идти на стадион — только что лежал и помирал. Одного не отпустила, пошли вместе с сыном. Когда я вышел из машины, стал падать — астения. Сын перепугался, но я решительно заявил: «Все нормально!» Ну и началось! Погребняк со штрафного, Костя Зырянов, шикарный гол Файзулина головой и снова Погребняк! Все забитые мячи так и стоят перед глазами. Со стадиона я вышел совершенно здоровым. Только с осипшим голосом, очень уж кричал.

Hubulava.jpg

Боление на стадионе — это в первую очередь единение. Когда ты с единомышленниками, образуется абсолютно другой коллективный разум и человек совершает такие поступки, которые обычно ему не свойственны. Главное эту силу направить в нужное русло. Когда больше 20 тысяч болельщиков хотят победы, думаю, это передается и футболистам. Такой настрой невозможно не ощущать.

Футбольное боление заряжает эмоционально. Были же исследования, что после победы любимой команды в городе увеличивается производительность труда. И с медицинской точки зрения быть болельщиком полезно. Потому что нереализованная эмоция — это гипертония, атеросклероз, инфаркт и так далее. Холестерин, образующий бляшки, на 70% является продуктом разложения нашего адреналина. Животные, у которых эти выбросы случаются, например, при встрече с соперниками, образующийся потенциал реализуют в мышечной активности. Воспитанный человек выхода эмоциям не дает: кричать дома или на улице неприлично. А на стадионе можно их выплеснуть — здесь ведь разрешается прыгать, хлопать незнакомых людей по плечу, что-то выкрикивать. Для здоровья это очень важно!

«Зенит» для меня давно стал родным и домашним: самые возрастные из футболистов — как раз ровесники моего старшего сына! И я горжусь ими, когда они побеждают, так же, как горжусь успехами собственных детей. Это же наши мальчишки! Несмотря на то что среди них много легионеров, это все равно наши ребята, играющие за честь нашего города. Возьмите того же Данни. Он сколько в «Зените»? Скоро уже 10 лет! По-моему, он здесь стал абсолютно своим.

Петербург — город с важными футбольными традициями, но, по-моему, главные успехи у нас еще впереди. Я верю в то, что «Зенит» выиграет Лигу чемпионов в ближайшие пять-шесть лет.

Истории