Иван Шабаров: «Без индивидуальной работы сложно вырастить футболиста. Менторство помогает нам решить эту проблему»

Старший тренер футбольной школы сине-бело-голубых рассказал, как работает система менторства в Академии.
Иван Шабаров: «Без индивидуальной работы сложно вырастить футболиста. Менторство помогает нам решить эту проблему»
— В Академии «Зенита» с прошлого года существует система менторства, при которой за игроком закреплен тренер, занимающийся с ним индивидуально. Эту систему вы решили внедрить после стажировки в академии «Аякса»?
— Главная задача Академии — подготовить футболиста. И без индивидуального подхода к игроку сделать это проблематично. Мы придумывали различные варианты такой работы еще до поездки в «Аякс». Я скажу, что это было в командах и 20–30 лет назад, и это нормальная практика, когда тренер после тренировки работает с игроком отдельно над определенными качествами. Другой вопрос, что в этом не было никакой системности, все было на глазок и по желанию тренера. Мы раньше пробовали формировать отдельные группы футболистов, с которыми велась дополнительная работа, делили ребят по амплуа. Мы всегда что-то искали. Но именно в «Аяксе» увидели структурированную систему менторства, которая должна была подойти и нам. И мы начали эту программу 1 мая прошлого года.

Долго думали, как совместить менторство с тем объемом работы, который уже есть в Академии, и решили на данный момент остановиться на трех старших командах — от U-15 до U-17. Почему именно эти три команды? На наш взгляд, в этом возрасте у ребят уже более осознанный подход к тренировочному процессу, они уже прекрасно понимают, для чего им нужна именно эта работа и такая форма обучения. Также они могут дать достаточно адекватную обратную связь, быть более открытыми с тренерами. Я не хочу сказать, что игроки возрастных категорий U-13 и U-14 не могут дать такую связь, просто мы решили, что в наших условиях это оптимальное решение.

— Все ли тренеры Академии являются менторами?
— В прошлом году в этот проект мы вовлекли только тренеров профессиональной Академии — это те специалисты, которые тренируют команды от U-12 до U-17. Но нам не хватало людей для менторской работы, поэтому с этого года мы привлекли к этому процессу и тренеров младших возрастов. Так что сегодня в этой программе участвуют абсолютно все тренеры Академии.

— По сколько за каждым тренером закреплено игроков?
— У тренеров команд U-7, U-8 и U-9 достаточно большой объем своей работы, поэтому у них по одному подопечному, у тренеров команд U-10–U-12 — по два игрока. Остальным тренерам мы дали по три футболиста. Дмитрий Радченко, который у нас работает тренером по нападающим, пять подопечных. Таким образом мы охватили всех футболистов трех старших команд Академии.

— Сколько раз в неделю менторы проводят тренировки со своими подопечными?
— С учетом плотного графика командного тренировочного процесса и нагрузки, которую наши ребятами получают еще и в общеобразовательной школе, мы решили, что одна тренировка в неделю станет лучшим вариантом. График соревнований тоже очень насыщенный — первенства России, международные турниры, заигровки городских турниров, из-за которых мы проводим по два матча в неделю. Почему мы говорим только про этот, соревновательный период времени? Просто зимой, когда у нас в распоряжении только манеж, мы не можем вести эту работу и выделять время для персональных тренировок. Как только поля освобождаются от снега — это конец марта, — мы запускаем эту работу.

— У всех игроков с менторами одинаковые тренировки?
— Нет, тут у тренеров есть поле для творчества. Два раза в год мы составляем таблицу из сильных и слабых сторон каждого футболиста. Там учтены все аспекты — техника, тактика, физические данные и психология. Отталкиваясь от этой таблицы, тренер с игроком намечают для себя план работы. Так что тренировка может проходить как на поле, так и перед компьютером, где тренер с футболистом с помощью видео разбирают игру. Время тренировки занимает от 45 минут до полутора часов. Многие думают, что система менторства — это когда игрок просто берет мяч и под присмотром своего ментора бьет по воротам. Нет, это более комплексный подход. Я тренерам доношу, чтобы крен даже был в сторону общения, психологического подхода и личностного развития. Чтобы тренеры занимались еще и воспитанием. Мы работаем со всеми игроками трех команд, но у каждого из них могут быть разные ситуации — кто-то всегда попадает в стартовый состав, кто-то лидер, а есть те, кто мало играет, и им нужна определенная психологическая поддержка. Кто-то может остро переживать посттравматический период. Именно с таким подходом должен работать тренер и узнавать, что беспокоит игрока в данный момент.

— Три команды — это более 60 футболистов, и все они теперь задействованы в системе менторства. Раньше же в Академии «Зенита» в каждой команде выделяли наиболее талантливых ребят и работали индивидуально только с ними. Такой подход изжил себя?
— При таком подходе был большой риск ошибиться при определении, как мы их называли, топ-талантов. Получалось, что мы индивидуально работали только с теми, кто выделялся в 15 лет. Но есть ребята — и у нас были такие примеры, — которые выстреливают в семнадцать, но получается, что момент уже упущен. Плюс надо понимать, что все игроки Академии находятся здесь не просто так. Если они обучаются у нас, значит, у них уже есть задатки, чтобы стать профессиональными футболистами. И чтобы избежать ошибки, мы решили, что в систему менторства будут включены все без исключения ученики. Да, у нас нет однородных команд, где все ребята суперталанты, но тем менее все парни имеют шансы, чтобы состояться в футболе. Так что мы делаем ставку на всех.

Тут еще и этическая и мотивационная стороны очень сильно замешаны. Если тренер уже в 15 лет хоть и не говорит, но показывает, что он делает ставку на определенных игроков, а остальные — это как бы довесок, то какое будет желание у футболистов тренироваться оставшиеся три года, чего-то добиваться, если тренер в них уже не верит?

Важно не создавать напряженности между игроками, потому что на поле выходят 11 человек, а не три-четыре. Это то же самое, как если бы в школе учитель выделил отличников, давал знания только им, а остальным сказал, чтобы сидели в стороне. Я думаю, ни одному родителю такая школа не понравилась бы.

Плюс для игрока, вошедшего в число топ-талантов, это тоже дополнительная ответственность и давление. Если тебя выделили, значит, ты должен на поле делать что-то больше, что-то придумать, быть лидером. Но не все таланты по своей природе обладают лидерскими качествами. Лидеров много не бывает.

— Как проходит распределение футболистов по тренерам? Игроки могут сами выбирать себе ментора?
— В прошлом году логика при делении была такой: если тренер в качестве игрока был защитником, ему давали защитников, если нападающим — то игроков группы атаки. В этом году мы учли опыт предыдущего сезона, тренеры поняли, с кем у них есть хороший контакт и с кем идет плодотворная работа. Но были ситуации, когда я был полностью удовлетворен проделанной работой ментора и игрока, у последнего был заметен прогресс, но тренер говорил, что все равно контакт налажен не до конца, и просил поменять ему игрока. Психологическая совместимость — это тоже очень важно. При полном контакте и пользы будет больше, и игроку с тренером будет интереснее.

Также путем бесед с игроками, в том числе с психологом, мы собирали психологический портрет тренера, которого им бы хотелось видеть в роли ментора. И я, зная своих коллег, подбирал нужный вариант.

— С тех пор как в Академии была введена система менторства, прошло чуть больше года. Ее плодами довольны?
— К своей работе мы всегда стараемся подходить критично и всегда думаем, что можно сделать лучше, пытаемся находить новые решения, выявлять ошибки и исправлять их. В ноябре у нас было подведение итогов первой части программы, и именно тогда произошли изменения, после которых мы включили в программу всех тренеров и произвели перестановки по игрокам.

Я сейчас смотрю, как тренеры юношеской Академии работают в этом плане, потому что раньше они этим не занимались. Не секрет, что кому-то, несмотря на великолепную работу с коллективом, роль наставника не очень хорошо подходит, это тоже надо учитывать. Она требует немного других навыков, в том числе коммуникативных и аналитических. Сейчас мы смотрим, кто из тренеров может вести плодотворную работу.

Также я вижу, что игроки прогрессируют. Но нельзя говорить, что это происходит только из-за менторства. Все в комплексе — и работа в команде, и индивидуальные тренировки.

И еще хочу рассказать об одном важном изменении, которое мы внесли в ноябре. Раньше в роли ментора выступал тренер исключительно из другой команды. Это делалось из тех соображений, что, как мы считали, не совсем было бы этично, чтобы в своей команде у тренера было два-три подопечных. Тогда остальные ребята в команде, например, при определении состава на игру рассматривали бы все решения через эту призму.

Но в этом году мы дали тренерам в роли учеников игроков из команды. Это удобно в плане организации, чтобы из-за плотного графика игр процесс менторства не прерывался. А то могла быть ситуация, когда у ментора, тренировавшего другую команду, и футболиста подолгу не совпадали графики и по факту количество индивидуальных занятий было очень мало. Теперь же у шести тренеров подопечные только из их команды.

Возможно, это не совсем правильно с точки зрения этики, но организационно это проще. Теперь тренер может заниматься с футболистами на сборах и турнирах.
А о результатах я бы еще говорил с футболистами. Потому что только они могут сказать: я за счет индивидуальной работы с тренером прибавил в этом компоненте, стал техничнее или увереннее себя чувствовать, стал получать меньше травм. А кто-то может сказать: мне просто приятно общаться с человеком, который разбирается в футболе, разобрать какие-то игровые ситуации. Ведь зачастую у тренера на групповых тренировках просто не хватает на это время.

Как я уже сказал, я вижу прогресс у игроков. Но нам также очень важно знать мнение самих футболистов, только они сами смогут ответить, что именно дала им эта работа. И мы будем общаться с ними на эту тему, чтобы понять, что мы можем еще изменить или добавить в работу менторов. В конце июня тренеры каждой из команд проведут индивидуальные беседы с футболистами. Вместе с игроком будет проанализирована таблица его сильных и слабых сторон, узнаем, что изменилось. Мы работаем не только над устранением слабых сторон, но и развиваем сильные качества каждого игрока. Понятно, что любой футболист все равно играет за счет своих сильных сторон. И их нужно развивать в первую очередь. Перед каникулами мы все проанализируем и наметим план дальнейших действий на следующее полугодие. А в конце декабря проведем еще одну беседу с игроками. Кстати, на эту встречу по желанию могут приходить родители и задать интересующие их вопросы.


4 комментария

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • вырт
    0
    22 06 2017 в 17:20           
    Слизали систему у Аякса,да вот только не учли что там "тренеры специалисты" работают со всеми возрастами,а не только со старшими
    Красавчик Эндрю
    0
    23 06 2017 в 02:18            
    Нет бы похвалить, сказать, что в правильном направлении идут, академия и система подготовки игроков развивается, а ты негатив этот пишешь. В интервью же говорится, что такая система была и раньше, но у Аякса научились, как лучше. Слизали-не слизали, называть это можно как угодно, но для того и сотрудничают разные клубы, чтобы учиться друг у друга.

    Интервью интересное, прочитал с удовольствием.
    вырт
    0
    25 06 2017 в 13:16            
    Не нравиться слово слизали?Хорошо "позаимствовали",вот только тут есть одно НО.В Аяксе такой системы нет.Точнее она совсем иная и более эффективная.Недавно совсем читал как там все устроено.Если вкратце:Есть тренеры вратарей,защитников и т.д. тренеры по беговой работе,по пасам,ударам и даже по дзюдо и гимнастике.И работают со всеми возрастами,а не только со старшими.Также делают упор на 8-12 летних пацанов потому что "закладывается база" и "ошибки сделанные на этом этапе исправить нельзя".Что сделали тут "как надо"?Мало того что с детьми не работают индивидуально,так еще и тренеров дополнительно нагрузили работой.Все это действительно странно и я не понимаю зачем.Чтобы попытаться научить тому что закладывается в детстве и отчитаться перед начальством типо "ну мы работаем,вот систему новую ввели,ребята просто не урожай"?Так что это либо Аякс подсказал им что то не то (но вся информация о их методах в открытом доступе) либо просто видимость работы.Меня это напрягает,я как и все жду "своих",но будут ли они при таком подходе?Есть сомнения
  • Laurent Bourgeois
    0
    23 06 2017 в 08:22           
    Очень интересная! Спасибо!